ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаю. – Синтия тяжело вздохнула. – Ты уникум. Практически легенда.

– Я? – с некоторым удовольствием переспросила Пандора. – Какая прелесть.

– Большинство женщин с тобой бы не согласились.

– Но я не отношусь к большинству.

– В этом-то все и дело. – В глазах Синтии мелькнул редкий для нее огонек. – А вот я отношусь. Во мне нет ничего необычного. Я слишком высокая и худая, а цвет лица намного бледнее, чем предписано модой. Я всего боюсь и часто падаю в обморок.

– Чепуха. Ты довольно хорошенькая. Мы просто должны…

– Пандора, замолчи! – Голос Синтии стал удивительно резким. – Разве ты не видишь? Лорд Трент привык к общению с умными и красивыми женщинами. Он же настоящий ловелас.

– Не забудь еще про негодника и распутника, – пробормотала Пандора.

Синтия покачала головой:

– Я бы не стала так называть его. Да, о нем говорят всякое, но, учитывая его состояние и титул, он завидный жених. Такой мужчина, как граф, никогда не заинтересуется невзрачной девушкой вроде меня. Подумай, Пандора! Разве это имеет смысл?

– Природа влечения не всегда поддается анализу, – глубокомысленно заявила Пандора.

– Может быть, и так, но я считаю, что лорд Трент разговаривал со мной лишь для того, чтобы обратить на себя твое внимание.

– Мое? – Пандора была удивлена и польщена.

– Для женщины, гордящейся своим умом, ты слишком медленно соображаешь! – с необычной горячностью сказала Синтия. – Сколько раз тебе делали предложение руки и сердца?

– Пару раз…

Синтия приподняла брови. Пандора в ответ пожала плечами:

– Хорошо. Дюжины.

– И сколько ты приняла?

– Ни одного, разумеется.

– А что общего было у всех твоих поклонников?

– Отчаяние и разочарование. – Пандора довольно ухмыльнулась.

– Кроме того, каждый из них хотел тебя намного больше, чем ты его. Ты всегда была лисицей, а они охотниками. А лорд Трент поменялся с тобой ролями. Ты первая подошла к нему.

– Но я хотела поговорить с ним о тебе!

– И в конце концов выдумала эту глупую игру. – Синтия торжествующе улыбнулась. – Он превратил тебя в охотника. Ты подошла к нему.

– Да, но я не собиралась…

Или все же собиралась?

Макс был единственным достойным холостяком в Лондоне, который не обращал на нее внимания. Разумеется, она заметила его еще во время своего первого «бала невест». Да и кто бы не заметил! Темноволосый, возбужденный, с дымчато-серыми глазами – и никакого интереса не проявлявший к вчерашней школьнице.

В последние годы она, однако, следила за ним все пристальнее. Гадала, почему он до сих пор не женат. Почему его не окрутила какая-нибудь очаровательная девушка с серьезно настроенной мамашей и приличным состоянием. Что он собой представляет на самом деле и чего действительно хочет от жизни. В общем, она интересовалась им не больше, чем он ею.

А почему она его не интересует? Эта мысль не давала ей покоя каждый раз, когда она видела красивого графа Трента, танцующего на балу, скачущего на лошади в парке или целующего руку ее ближайшей подруге. Неужели она не в его вкусе? Недостаточно хороша или не богата? Но даже если ее родители и отличались от других людей, их происхождение было безупречным. Почему же граф никогда не обращал на нее внимания?

Он сам сказал, что ему нужна жена с огнем в глазах. А кто лучше всех подходит под это описание, как не Шалунья с Гросвенор-сквер? Кто еще отвечает его требованиям, словно они были списаны именно с нее?

Ответ был настолько очевиден, что у Пандоры словно что-то взорвалось внутри. Как она могла быть такой слепой? Она вскочила на ноги.

– Боже мой! Этот человек обманул меня!

На лице Синтии появилось удивленное выражение, что придало ей сходство с маленьким кроликом.

– Как?

– Не важно! – Пандора отмахнулась как от вопроса подруги, так и от мысли о том, что последняя встреча была вызвана ее желанием пообщаться с человеком, который ранее не обращал на нее внимания. – Он чудовище! А меня зовет Дорой! Как собаку. Проклятие!

– Пандора! – воскликнула шокированная Синтия.

– Прости. – Пандора скорчила гримасу. Она изредка употребляла ругательства с тех пор, как в двенадцать лет уронила себе на ногу небольшую бронзовую статуэтку. – Ему так просто не отделаться. Он флиртовал с тобой, чтобы привлечь меня. Так поступают только негодяи!

– Он на это потратил не так уж много сил, – заметила Синтия. – Я едва ли заметила его флирт.

– Я заметила, и ему этого было достаточно. Негодяй!

– Но почему…

– Потому что я идеально подхожу ему, – объяснила Пандора. – Во мне есть все качества, которые он ищет в будущей жене.

– Но я думала…

– А это глупое испытание! О, он умен, надо отдать ему должное. Хочет стать моим героем…

– Он хочет быть твоим героем? – Лицо Синтии просветлело. – Как романтично.

– Как подло! – фыркнула Пандора. – Проверь меня, сказал он. А я ему поверила. Какая я дура!

– Но я полагала, что ты собираешься сама придумать это испытание.

– Это и делает все таким отвратительным. Он хочет, чтобы я подумала, будто это мое собственное решение. Он умный негодник, надо отдать ему должное. – Пандора медленно покачала головой. – Если я не смогу перехитрить этого человека и не придумаю к сегодняшнему вечеру достойное испытание, уже через пару недель я стану следующей виконтессой Трент.

Пандора прошла мимо бронзовой фигуры какого-то неведомого божества, чуть не задела огромную глиняную вазу, переступила через стопку бумаг и оказалась у камина. Рядом с ним на подставке стоял огромный китайский гонг, над которым на кожаном ремешке свисал деревянный молоток. Она со злостью ударила им по гонгу. По дому разнесся громкий звук.

Двойные двери мгновенно распахнулись, и в комнату вошел слуга.

– Мисс?

– Чай, пожалуйста.

Питерс постоянно удивлял Пандору. Он, типичный английский слуга, упорно отказывался покинуть необычный дом Эффингтонов даже ради более выгодных предложений.

Слуга кивнул и повернулся, чтобы уйти, но внезапно замер на месте.

– О, проклятие! Синтия, тебе стоит…

Что-то небольшое серо-голубого цвета пролетело всего в нескольких сантиметрах от головы Синтии. Девушка завизжала и буквально скатилась с дивана на пол. Посыпались книги и ящики с глиняными черепками. Грохот падающих предметов слился с отчетливым треском рвущейся ткани и мяуканьем кошки.

– …пригнуться! – отчаянно завопила Пандора.

– Как, скажи мне, можно жить с этим… этим существом, которое носится по вашему дому? – Синтия выпрямилась, но не стала вставать с пола.

– Он не носится, а просто наслаждается свободой. Геракл!

Попугай мгновенно опустился на руку Пандоры.

Синтия осторожно поднялась и села на диван.

– Эта птица меня ненавидит.

– Ерунда. Он обожает людей, правда, золотко? – Пандора чуть наклонила голову. – Он ведь спас жизнь моему отцу во время одной из его поездок в Грецию. Отогнал вора, нацелившегося на папин кошелек.

– Эта птица – летающий ужас, – с негодованием пробормотала Синтия.

Геракл внимательно оглядел ее маленькими черными глазками и мяукнул.

– И к тому же глуп.

– Он немного запутался, – возразила Пандора.

Геракл мяукнул еще раз.

– Лорд Трент вряд ли одобрит его присутствие, когда вы поженитесь.

– Я не собираюсь выходить замуж!

– А вот и неправда. – Синтия посмотрела в глаза подруги. – Ты хочешь выйти за него замуж.

– Нет! – Пандора резко вскинула подбородок. – Лучше быть сваренной живьем каннибалами с южных островов, чем стать его женой.

– Ты же не знаешь, что это такое. Кроме того, – Синтия сделала драматическую паузу, – ты зовешь его Максом.

– Его так зовут. – Но Пандора уже поняла, как это было неприлично. – Мне просто нравится это имя, вот и все.

– И ты хочешь, чтобы он выиграл, – с улыбкой добавила Синтия.

– Нет! – Пандора попыталась сказать это как можно более убедительно. Синтия не может быть права. Да, Макс – лорд Трент – вызывал у нее интерес. И действительно, у нее появилось странное желание узнать его получше. Да и сама мысль о браке с ним не была уже столь отталкивающей, как мысль о браке с любым мужчиной. И все же… Пандора упала в кресло. – Я докажу это, придумав для него невыполнимое задание.

7
{"b":"1146","o":1}