ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я? – вскричал Ральф. – Ни за что! Клянусь в этом Богом!.. Может быть, по рождению я и англичанин, но я вырос здесь, среди боеров, и сам навсегда останусь боером. Мои родители умерли, а до остальных родственников мне дела нет. Никакие титулы и никакое богатство меня не прельщают. Все, что мне дорого, находится здесь, в Транскее.

При последних словах он взглянул на Сузи, которая до сих нор сидела бледная и дрожащая, а теперь расцвела как роза и смотрела на него счастливыми глазами.

– Ты говоришь как мальчик и совсем не знаешь жизни, – пробурчал Ян, стараясь казаться серьезным, чтобы скрыть свою радость. – Но я человек уже пожилой, видавший виды, и должен тебе сказать, что быть лордом у англичан очень недурно, хотя они и скверный народ… Я знаю, как живется английским лордам. Когда мне довелось побывать в Капштадте, я видел тамошнего губернатора, настоящего лорда. Он сидел на лошади, которой, как говорили, цены нет, и был одет, как сказочный принц, весь в золото. Все встречные снимали перед ним шляпы. При взгляде на него я невольно подумал, что хорошо, должно быть, живется на свете этим лордам… Вот и ты будешь таким же… Не забудь только совсем о нас, когда будешь знатным и богатым лордом… мы тебе, кажется, не сделали ничего дурного… Не смотри на меня такими глазами… Ты должен идти с этими шотландцами и пойдешь… то есть, я хотел сказать – поедешь. Я тебе отдам на память свою серую в яблоках лошадь и черную поярковую шляпу, которую только что купил на нахтмаале… Ну, слава Богу, теперь я все высказал… легче стало на душе… Фу-у! Ишь ведь, как я тут накурил… пойду немного проветрюсь… Ну, не дай Бог теперь этим шотландцам попасться мне под руку… не миновать им моих кулаков!

О, эти шотландцы! Если Ян готовился попотчевать их кулаками, то и я не прочь была угостить их чем-нибудь таким, чего бы они долго не забыли. Одна мысль о том, что мы скоро можем лишиться, и, быть может, навсегда, нашего дорогого мальчика, приводила меня в полное отчаяние. А что касается Сузи, то бедная девочка плакала навзрыд.

– Погоди, отец! – твердым и ясным голосом проговорил Ральф, видя, что Ян встал и собирается уходить. – Ты кончил, а теперь начну я.

– Говори! – коротко сказал Ян, со вздохом снова опускаясь на свое место и принимаясь яростно сосать потухшую трубку.

– Я хотел сказать, – начал Ральф, – что если вы отдадите… вернее, прогоните меня, то потеряете гораздо больше, чем выиграете.

Ян в недоумении вытаращил глаза на Ральфа, но я улыбалась, зная наперед, что тот скажет дальше.

– Что же я потеряю, – произнес Ян, – свою лучшую лошадь и новую шляпу? Так это неважно!.. Может быть, тебе этого мало, и ты желаешь получить еще что-нибудь? Например, полную упряжку черных волов?.. Что ж, я согласен, возьми и их. Пусть в Англии посмотрят, какой у нас скот.

– Нет, – холодно отвечал Ральф, – мне нужна ваша дочь, а не волы. Если вы прогоните меня, то и она пойдет со мною, слышите?

Сузи вскрикнула и схватилась за сердце, а я опять засмеялась, глядя на растерянное лицо Яна. Мой смех наконец вывел его из себя, и Ян сердито крикнул:

– Что ты все хохочешь, глупая баба? Говорят о таких серьезных вещах, а она знай себе хохочет! Слышишь, что сказал этот молокосос?

– Слышу, слышу и странного в этом ничего не вижу, – отвечала я.

– Как ничего не видишь странного! – вскричал окончательно выведенный из себя Ян. – Да что вы сегодня, сговорились взбесить меня или все с ума сошли?

– Нет, нет, Ян, погоди, сейчас все объяснится, – успокоила я мужа. – Сузи, – обратилась я к дочери, – что ты скажешь на все это?

– Я? – воскликнула моя девочка. – А вот что. Если я должна исполнить свою обязанность по отношению к моим родителям, то не могу нарушить и ту, которую Небо возложило на меня относительно Ральфа, моего богоданного жениха, принесенного мне морем. Поэтому, если вы отдадите Ральфа, я последую за ним, как только буду совершеннолетняя, чтобы выйти за него замуж… Если же вы будете удерживать меня, то я умру, потому что жить без него не могу… Вот все, что я хотела сказать.

– И этого совершенно достаточно, – заметила я, в душе довольная смелостью нашей девочки.

– Вот оно что! – пробурчал Ян, сурово глядя то на Ральфа, то на Сузи, – а я-то до сих пор думал, что вы только брат и сестра!.. Скажи-ка мне, гадкая девчонка, – обратился он к Сузи, – как осмелилась ты обещать свою руку без моего позволения?

– Я не успела еще просить у тебя этого позволения, отец: мы только сегодня объяснились с Ральфом, – отвечала Сузи.

– И из-за этой скороспелой любви ты готова покинуть отца и мать и бежать на край света с этим молокососом? – крикнул Ян.

– Что же делать, если ты гонишь его, а я не могу без него жить, – возразила Сузи.

– Не лги, дерзкая девчонка! – продолжал, еще более горячась, Ян. – Ты хорошо знаешь, что я вовсе не хочу прогонять Ральфа.

– Зачем же, в таком случае, ты отдаешь ему свою лучшую лошадь и новую шляпу?

– Зачем?.. Затем, что не пешком же он пойдет за своими проклятыми англичанами. Только еще этого недоставало, чтобы сказали, что Ян Ботмар пожалел дать… Я желаю ему добра и…

– И гонишь его, когда хорошо знаешь, как я… как мы все любим его и как тяжело нам будет расстаться с ним! – перебила Сузи и, опустив голову на руки, судорожно зарыдала.

– Не плачь, Сузи, – взволнованно проговорил Ральф. – Слушайте! – торжественно обратился он ко мне и к Яну. – Сузи и я любим друг друга, любим уже давно, с того самого дня, когда она нашла меня, хотя до сих пор и не сознавали этого… Разлучить нас никто не может… Я знаю, что я бедный найденыш, у которого нет ни кола, ни двора… Вы, наверное, находите, что я плохая партия для вашей дочери, которая, помимо красоты, получит все ваше состояние, когда Богу угодно будет призвать вас к Себе. Против этого я ничего не могу возразить, как мне ни горько это. Но вы говорите, что у меня много земель и богатства в Англии, и гони… уговариваете меня ехать туда, чтобы получить это богатство. Хорошо, я поеду. Но клянусь Богом, что, получив его, я возвращусь опять сюда, женюсь на Сузи и увезу ее от вас. Теперь выбирайте одно из двух: или оставьте меня здесь и благословите наш союз с Сузи, или, прогнав меня, ждите моего возвращения за Сузи.

– Сузи, Сузи! Только и слышишь от тебя, Ральф, о Сузи. Значит, я и отец уж ровно ничего теперь не значим для тебя? – воскликнула я, тоже начиная волноваться.

– Раньше вы были мне одинаково дороги, но теперь вы меня гоните, значит, мне остается только…

– Погоди! – перебила я Ральфа. – Я хотела сначала узнать ваши мысли, прежде чем высказать свои. Теперь я узнала, что мне нужно, и прошу выслушать мое мнение. Ты, Ян, – извини меня, – очень глуп, если воображаешь, что для мужчины нет ничего дороже титулов и богатства, и отталкиваешь от себя Ральфа, который в этом нисколько не нуждается и сам лично не желает уходить из нашего дома… А ты, Ральф, еще глупее, если думаешь, что твой воспитатель, Ян Ботмар, гонит тебя по своей охоте, тогда как он делает это только из желания тебе добра и не жалеет даже своего собственного сердца… Ты же, Сузи, и совсем дурочка, потому что, ничего еше не понимая, кидаешься на всех как кошка, у которой хотят отнять ее первых котят… Впрочем, это неудивительно: влюбленные девчонки все такие!.. Теперь я спрошу тебя, Ян: действительно ли ты желаешь отдать Ральфа тем шотландцам, о которых ты говорил, и не хочешь, чтобы он по-прежнему оставался у нас и сделался мужем Сузи?

– Господи! – с отчаянием вскричал Ян. – Как ты можешь спрашивать меня об этом, жена? Разве ты не знаешь, что потерять Ральфа для меня то же самое, что лишиться правой руки?.. Я хотел бы, чтобы он навсегда остался с нами и взял бы все, что у нас есть, не исключая Сузи. Но как это сделать – я не придумаю.

– Очень просто: Ральф останется с нами и женится на Сузи, и их счастье будет нашим счастьем.

– А как же нам быть с шотландцами, которые приедут за ним? – спросил Ян, начиная сдаваться.

– Предоставь мне встречу с ними, а ты и Ральф отправляйтесь завтра со скотом на зимнюю стоянку.

6
{"b":"11462","o":1}