ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Волчица убежала вместе с волчонком, а Паг вернулся в селение.

* * *

Утром на следующий день Паг сидел возле пещеры и наблюдал, как Лалила возится с девочками, переходит от одной к другой, няньчится с ними, успокаивает и дает указания своим помощницам.

Наконец, она покончила с работой и уселась возле Пага. Она посмотрела на небо, завернулась плотнее в плащ и вздрогнула.

– Почему ты остаешься в этой холодной стране, Лалила? Ведь ты из края, где светит солнце и где тепло. Почему ты не возвращаешся на родину?

– Я не уверена, что доберусь обратно. Море велико, и я боюсь.

– Почему же ты переплыла его и приплыла сюда, Лалила? Ведь ты была дочерью и наследницей вождя?

– Женщина не может править одна. Всегда кто-нибудь правит ею, Паг, а я ненавижу того, кто хотел править мной. И я отправилась искать смерти во льду. Но во льду я нашла не смерть, а это место.

– И снова стала править. Ведь ты правишь тем, кто правит нами. Кстати, где Ви?

– Кажется, пошел кого-то мирить. Твой народ вечно ссорится.

– Голод и холод тому виной. К тому же, народ боится.

– Чего, Паг?

– Небес без солнца, недостатка еды, будущих зимних холодов, проклятия, обрушившегося на племя.

– Какого проклятия?

– Принесенного Морской Колдуньей.

– Я принесла проклятие? – она обернулась к нему и широко раскрыла глаза.

– По-моему, твои взгляды могут принести только добро, а не проклятие. Но народ думает, что кроме нас на свете нет людей, и потому считает тебя колдуньей, рожденной морем. С тех пор, как ты появилась у нас, происходят одни несчастья. Тюлени исчезли, нет птиц и рыбы. Сейчас ранняя осень, а холодно почти как зимой.

– Могу ли я повелевать солнцем? – грустно спросила Лалила. – Я ли виновата в том, что тюлени, птицы и рыба не вернулись сюда, а дождь превращается в снег?

– Так думает народ, особенно с тех пор, как ты вместо меня стала советчицей Ви.

– Паг, ты ревнуешь ко мне.

– Да. Но мне кажется, что я сужу справедливо. Меня просили убить тебя или подговорить народ на это. Я не согласился, ибо ты прекраснее и мудрее всех в племени и научила нас многим вещам. Не согласился я и потому, что не хорошо убивать чужестранку. Ты не колдунья, а просто чужестранка.

– Убить меня! – воскликнула она, глядя на него большими испуганными глазами.

– Я уже сказал, что отказался сделать это. Но другой может согласиться. Выслушай меня. Я дам тебе совет, а ты вольна воспользоваться им или отвергнуть его.

– Ворон сидел в клетке, а лиса посоветовала ему открыть клетку. Ворон послушался, да только забыл, что голодная лиса караулит снаружи. Такая есть басня у меня на родине, – заметила Лалила, – подозрительно глядя на Пага. – А, впрочем, говори, – решила она.

– Можешь не бояться, – хмуро возразил Паг. – Если ты последуешь моему совету, лиса останется еще более голодной, чем была до сих пор. Слушай! Тебе грозит большая опасность. Спастись ты можешь только одним путем: стать женою Ви. Ведь все знают, что, хотя Ви только и думает о тебе, ты не жена ему. Никто не осмелится прикоснуться к Ви. Правда, на Ви ропщут, но его любят. И к тому же племя знает, что Ви дни и ночи думает только о других; все помнят, что Ви могуч; он убил Хенгу и тигра с саблевидными зубами. Никто не осмелится коснуться человека, на которого Ви набросил свой плащ; но если плащ на тебя не наброшен – берегись. Итак, стань женою Ви, и ты будешь в полной безопасности. Я советую тебе поступить так, хотя знаю, что если Ви возьмет тебя в жены, то я, Паг, который любит Ви больше, нежели ты его любишь (если ты вообще любишь его), буду изгнан прочь из пещеры в леса. Впрочем, там у меня есть еще друзья.

– Стать женою Ви! – воскликнула Лалила. – Я не знаю, хочу ли я этого. Я об этом не думала. И он никогда не говорил, что хочет взять меня в жены. Если бы он хотел этого, он бы сказал мне.

– Мужчины не всегда говорят о том, чего хотят, Лалила. Кажется, женщины также. Ви рассказывал тебе о своих новых законах?

– Да, часто.

– А помнишь такой закон: так как женщин в племени мало, то никто не должен иметь больше одной жены?

– Да.

Лалила покраснела и опустила глаза.

– Значит, он рассказал тебе о том, что призывал проклятие богов на свою голову и на голову всего племени в том случае, если нарушит этот закон.

– Да, – повторила она еще тише.

– Возможно, Ви именно поэтому не говорил о том, что хочет взять тебя в жены.

– Но он ведь дал клятву не нарушать закон.

В ответ Паг только хрипло рассмеялся.

– Клятвы бывают различные. Одни клятвы даются для того, чтобы соблюдать их, другие же – чтобы нарушать.

– Да, но эта клятва связана с проклятием.

– В том-то все и дело, – сказал Паг. – В этом и беда. Тебе предстоит выбирать. Ты прекрасна и мудра, и стоит тебе захотеть – и Ви женится на тебе. Но в таком случае ты не должна бояться, что проклятие за нарушенную клятву упадет и на его голову, и на все наши тоже. Но покуда проклятие не обрушится, ты будешь счастлива. А может быть, проклятие вообще не сбудется. Если же ты не станешь его женой, продолжай быть его советницей, и твоя рука будет в его руке, но никогда не обовьется вокруг его шеи. И так будет продолжаться, покуда не восстанет на тебя все племя, возбужденное твоими врагами. А из них, может быть, я – самый жестокий и самый непримиримый твой враг.

Лалила улыбнулась.

– Ярость народа обрушится на тебя, – продолжал Паг, – и тебя изгонят или убьют. А может быть, ты предпочитаешь вернуться к своему народу в твоей волшебной лодке? Урк-Престарелый утверждает, что ты можешь сделать это. Он говорит, что так поступила твоя прапрабабка, которую он знал и которая во всем была похожа на тебя.

Лалила слушала, хмуря высокий лоб, затем заговорила:

– Я должна подумать. Не знаю, какую дорогу я выберу, ибо не знаю, какая лучше для Ви и для всего вашего племени. Во всяком случае, Паг, благодарю тебя за твое доброе отношение ко мне. Если нам больше не придется говорить с тобой, прошу, запомни, что Лалила, которая пришла с моря, благодарит тебя за всю твою доброту к ней, бедной страннице, и будет благодарна всю жизнь.

– За что? – проворчал Паг. – За то, что я ненавижу тебя, лишившую меня общества и дружбы Ви – единственного человека на земле, которого я люблю? За то ли, что одним ухом я внимаю Ааке, которая мне советовала убить тебя? За это ты меня благодаришь?

– Нет, Паг, – спокойно и ласково ответила она. – Как могу я благодарить тебя за то, чего не было? Я знаю, что Аака ненавидит меня, и знаю, что ненависть ее ко мне вполне естественна, и потому вовсе не осуждаю эту женщину. Но знаю я также, что ты меня вовсе не ненавидишь, а даже любишь по-своему, несмотря на то, что я стала между тобой и Ви, как тебе кажется. В действительности я между вами не становилась. Быть может, одним ухом ты и внимал Ааке, но при этом крепко зажал второе ухо. Ты сам лучше, чем я, знаешь, что никогда не собирался ни убить меня, ни каким-нибудь образом способствовать моей смерти; но по доброте своей пришел предупредить меня об опасности.

Услыхав эти ласковые слова, Паг встал и долго глядел в нежное и прекрасное лицо Лалилы. Затем схватил ее ручку и прижал к своим толстым губам. Волосатой лапой вытер единственный глаз, плюнул наземь, бормоча слова, которые могли быть и проклятием, и благодарностью, и заковылял прочь.

Лалила глядела ему вслед, по-прежнему ласково улыбаясь.

Но, когда он ушел и она осталась совсем одна, Лалила перестала улыбаться, закрыла лицо руками и заплакала.

* * *

Вечером, когда Ви вернулся, она отдала ему, как всегда, отчет о детях, за которыми смотрела, и обратила его внимание на двух больных девочек, нуждающихся в особом уходе.

– Зачем мне знать это? – улыбаясь спросил Ви. – Ведь ты смотришь за ними.

– А так. Хорошо, чтобы обо всем знало не меньше двух человек. Ведь один может заболеть или забыть. А это, кстати, напоминает мне о Паге.

29
{"b":"11463","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг до трибунала
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Нелюдь
Свежеотбывшие на тот свет
Украшение китайской бабушки
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Вино из одуванчиков