ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вождь! Нгай, жрец богов, и Тарен, его жена, пророчица, молились богам, и боги дали им ответ.

– Какой же это ответ? – спросил Ви, опираясь на секиру и глядя на Нгая.

Тощий, с жестоким лицом Нгай медленно ответил тонким голосом:

– О, вождь, голос богов сказал: «Боги требуют жертвы, и жертва должна быть на двух ногах!»

– А голос назвал имя жертвы?

– Нет. Но голос сказал, что вождь должен сам выбрать эту жертву из своей семьи и собственной рукой убить ее в святом месте перед лицом богов.

– Кто же входит в мою семью?

– Только трое, о, вождь. Твоя жена Аака, твой сын Фо и твоя вторая жена Морская Колдунья.

– У меня нет второй жены, – возразил Ви. – Я сдержал клятву, данную племени.

– Мы считаем, что она твоя вторая жена и что она навлекла на нас и гнев богов и чужеземцев, с которыми мы сражались, – упрямо твердил Нгай, а все остальные утвердительно кивали головами.

– Мы требуем, – продолжал он, – чтобы ты выбрал кого-нибудь из этих троих, и обреченного принес в жертву богам на солнечном закате, перед полнолунием, в час, когда солнце и луна смотрят друг на друга в небесах.

– А если я откажусь?

Голос Ви был совершенно спокоен.

Нгай взглянул на Урка, и Урк заявил:

– Если ты откажешься, о, вождь, – народ об этом уже думал и вот что говорит тебе, – народ убьет всех троих, – и твою жену Ааку, и твоего сына Фо, и твою вторую жену Морскую Колдунью. Народ убьет их там, где сможет настичь. Бодрствующими или спящими. Убьет и снесет их трупы Ледяным богам в знак того, что жертва принесена.

– А почему бы не убить и меня? – спросил Ви.

– Ибо ты вождь, а вождя может убить только тот, кто одолеет тебя в единоборстве. А кто посмеет выступить против тебя?

– Итак, подобно волкам, вы убьете слабых, а сильных оставите в живых? Хорошо, о, посланники! Хорошо, о, уста народа! Вернитесь к племени и скажите, что Ви, вождь, обдумает ваши слова. Завтра в этот же час вернитесь сюда, и я сообщу вам свою волю. Завтра вечером – если я решу принести жертву – жертва будет принесена в час, когда солнце и полная луна глядят друг на друга в небесах.

И они ушли, не решаясь взглянуть ему в глаза, ибо взор его жег пламенем.

* * *

Об этом разговоре Ви не сказал ни слова никому, – ни Ааке, ни Пагу, ни Лалиле, хотя, наверное, все трое знали, в чем дело; все они, и даже Фо, как-то странно глядели на него. Вечером, подойдя ко входу в пещеру, Ви увидел, что между хижин горит большой костер, и народ собрался вокруг огня.

«Может быть, им посчастливилось найти мертвого тюленя?» – подумал Ви.

В это мгновение из селения пришли Паг и Моананга. Моананга был исцарапан, точно сражался.

– Что происходит там? – спросил Ви.

– Ужасные вещи, брат мой. Кое-кто уже съел все свои запасы. А ты приказал новых не давать никому до полнолуния. Эти люди с голоду убили двух девочек и пожирают их мясо. Я пытался остановить их, но они набросились на меня с дубинами. Они свирепы, как волки.

– Не может быть! – произнес Ви сдавленным голосом.

– Я предлагаю собрать людей и напасть на них, – сказал Моананга.

– К чему проливать кровь? – возразил Ви. – Звери, если голодают, должны нажраться досыта. Я ухожу. Мне нужно подумать. Не бойтесь, я вернусь. Сторожите девочек. Должно быть, еще немало народа голодает.

* * *

Ви ушел.

Холмы, мимо которых он проходил, были покрыты толстым слоем льда, чего никогда не бывало раньше. Лед этот сполз с главного ледника и нависал на высоте трех копий.

– Что будет, если он двинется дальше? – подумал Ви и ужаснулся.

Вождь дошел до долины Ледяных богов. Главный ледник также сдвинулся вперед: последняя поставленная Ви веха была погребена подо льдом и внизу лежала огромная груда принесенных глетчером камней. Эти валуны делили долину на две части. Если стать лицом к лицу со Спящим человеком, то слева оказывалось большое открытое пространство, а справа, где лед был не так крут, – небольшой закоулок.

Ви взглянул на Спящего и на охотника, и ему показалось, что оба они сдвинулись с места: хотя сейчас они находились выше, он ясно различал их очертания.

– Эти боги путешествуют, – прошептал он и уселся на скалу, чтобы подумать.

Через некоторое время он выпрямился и громко расхохотался. Он вскочил на груду валунов. Ви казался крохотной букашкой на фоне необъятного глетчера.

Он потряс секирой по направлению к Спящему и человеку, за которым Спящий гнался, и взмахнул секирой, точно поражая бесформенные тени, расползавшиеся внутри ледника, тени, которые народ считал образами меньших богов.

– Я бросаю вам вызов! – крикнул он, и ему ответило странное эхо глетчера.

– Я бросаю вам вызов! Вы получите жертву! Моя кровь потечет перед вами! Жрите мою смерть! И когда нажретесь, перед вами и перед вашими поклонниками встанет сила большая, чем вы. Да, ненасытные! Пред вами встанет сила Человека!

Так кричал Ви.

Он сам не знал, что говорит и откуда пришли к нему такие слова.

Но Ледяные боги не отвечали. Спящий и охотник глядели на Ви. Мороз хрустел и стояла глубокая тишина. Луна сияла.

Ви полузамерзший пошел домой.

* * *

Войдя в пещеру, он наткнулся на что-то бесформенное и закутанное в меха. То был Паг.

– Ну что же сказали обитатели ледника?

– Ничего особенного. А что ты делаешь?

– Охраняю тех, кто внутри. Слушай. Я все знаю. Они, – он указал на пещеру, – знают тоже. Пусть Ледяные боги молчат – у меня есть совет. Что если мы втроем – ты, Моананга и я – нападем на тех, кто говорил с тобой, и убьем их? Если мы прикончим вожаков, остальные замолчат и повесят головы. Они трусы.

– Я не хочу проливать кровь. Даже кровь тех, кто ненавидит меня. Они обезумели от голода.

– Тогда потечет кровь тех, кого ты любишь.

– Не думаю. Во всяком случае, охраняй их. Их окружают голодные волки.

Он вошел в пещеру и улегся между Фо и Аакой. Ааке он еще раньше приказал бросить хижину и переселиться сюда.

Глава XVI. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

В полдень появился Винни и затрубил в рог.

Ви вышел. Перед пещерой стояли вчерашние ораторы.

– Что ты скажешь о жертвоприношении? – спросил Урк. – Вождь, мы ждем твоего слова.

– Кажется, вчера была уже принесена жертва там, между хижинами.

Они смутились и стали совещаться.

Тогда заговорил Хотоа-Заика:

– Вождь, мы умираем с голоду. Старые боги, которых ты отрицаешь, также голодают. Нам нужна пища, им – кровь. Назови обреченного на жертву, а не то мы убьем всех твоих близких.

– Я ведь тоже вхожу в семью вождя. Уверены ли вы в том, что боги требуют не меня? Может быть, вам убить меня? Я один, вас много. Убейте же меня, вот и будет жертва богам.

Тогда кто-то выскочил из темноты пещеры и встал рядом с ним. То была Аака.

– Убейте меня также, ибо я последую за своим мужем. Мы, столько лет спавшие рядом, и после смерти не должны разлучаться.

Посланные народа отшатнулись. Хоу и Уока просто бросились бежать – они были трусы.

– Слушайте, собаки, – загремел Ви, – ступайте к народу и скажите, что на заходе солнца я буду ждать всех в обиталище богов. Мы вместе предстанем перед нашими богами; с одной стороны встану я со своей семьей, а с другой вы все. Быть может, там будет названа жертва. А до тех пор я не скажу ни слова. Прочь, собаки!

С мгновение они стояли, растерянно глядя на него, а он горящими глазами сверкал на них. Ви опирался на секиру, и тигровая шкура скрывала его мощный стан.

Они задрожали и бросились бежать, как лисицы от волка.

Аака взглянула на мужа, и глаза ее выражали гордость.

– Скажи мне, Ви, той ли ты крови, что эти двуногие звери, или тебя зачал какой-нибудь бог? Скажи мне, что ты задумал?

– Я ничего не задумал.

– Значит, Морская Колдунья знает твои замыслы? Ведь всем известно, что она мудрее меня.

38
{"b":"11463","o":1}