ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что это значит? – тихо спросил он того из вождей, который стоял ближе к нему и хотел вступить с ним в бой.

Вместо ответа тот указал на Лилию, стоящую тут же. Умслопогас вонял, что из-за чар Нады у всех мужчин появляется желание завладеть ею; тот же, кто завоюет Секиру, возьмет также и девушку. Умслопогасу предстояло бороться с очень многочисленными соперниками, борьба была неизбежна.

О битве мало скажу тебе, отец мой. – Умслопогас убил одного вождя, затем другого, после чего третий в страхе не вышел против него.

С этого дня Умслопогас взял Наду-Лилию себе в жены, и на время наступили мир и тишина.

Легко догадаться, отец мой, что Зините и другим женам все это не нравилось. Они переждали некоторое время, думая, что Умслопогас изменится, потом стали роптать, жаловаться не только своему мужу, но и посторонним, и город разделился на две партии; сторонников Зиниты и сторонников Нады.

Партия Зиниты состояла из женщин и из тех мужчин, которые любили и боялись своих жен, но партия Нады была гораздо многочисленнее и вся состояла из мужчин, с Умслопогасом во главе; это разделение было причиной недоразумений среди народа и постоянных ссор в хижинах. Ни Лилия, ни Умслопогас не обращали внимания на происходящее кругом, да и вообще на все окружающее их, так сильно были они поглощены и довольны своей взаимной любовью.

Однажды Зинита сказала собравшимся на поле женщинам:

– Лилия смеется над нами, сестры. Выслушайте мой совет. Надо устроить на новолуние женский праздник в отдаленном отсюда и скрытом месте. Все женщины и дети отправятся туда, за исключением Нады, которая не расстанется со своим возлюбленным, если же найдется человек, горячо любимый женщиной, может быть, сестры мои, тому человеку лучше будет отправиться путешествовать во время новолуния; могут произойти великие несчастия в городе племени Секиры, пока мы будем пировать на нашем празднике.

– Что же может случиться, сестра? – спросила одна из женщин.

– Откуда мне знать? – отвечала она. – Я знаю только, что мы хотим освободиться от Нады и таким образом отомстить человеку, который презрел нашу любовь, и тем, которые бегают за красотой Нады. Поэтому помолчим о наших планах и приготовимся к нашему празднику!

Вскоре Зинита попросила у Умслопогаса разрешения устроить женский праздник далеко от их краалей, и он с радостью согласился. Сильнее всего ему хотелось отделаться, хоть на время, от Зиниты и ее сердитых взоров; он и не подозревал о заговоре. Он только объявил ей, что Нада не пойдет на праздник, и одновременно обе женщины, Зинита и Нада, отвечали, что их желание исключительно исполнить его волю, что в этом случае и было правдой.

ЗИНИТА В КРААЛЕ ЦАРЯ

Однажды царь Динган сидел в краале, ожидая возвращения своих войск из мест, прозванных теперь Кровавой Рекой (Blood River). Он послал их туда с приказанием уничтожить лагерь буров и надеялся скоро увидеть их снова победителями. Праздный сидел он в краале, следя за полетом хищных птиц над Горой Убийств, вокруг него стоял отряд воинов.

– Мои птицы голодны! – сказал он одному из советников.

– Скоро найдется пища для них, царь! – отвечал советник.

Он еще говорил, когда подошел слуга, докладывая, что какая-то женщина просит разрешения говорить с царем по очень важному делу.

Вскоре привели женщину. Она была высока и красива и держала за руки двух детей.

– Чего просишь ты? – спросил Динган;

– Правосудия, царь! – отвечала она.

– Проси крови, ее легче добыть.

– Я прошу и крови, царь!

– Чьей крови?

– Крови Булалио-Убийцы, начальника народа Секиры, крови Нады-Лилии и всех ее сторонников!

Динган вскочил на ноги, гневное проклятие вырвалось у него.

– Что? – вскричал он. – Неужели Лилия жива, как предполагал тот убитый воин?

– Она жива, царь. Она стала женой Убийцы и, благодаря ее колдовству, он удалил меня, свою старшую жену, вопреки закону и чести. Поэтому я прошу мести против колдуньи и против того, кто был моим мужем!

– Ты добрая жена! – заметил царь. – Да убережет меня мой добрый дух

– хранитель от подобной жены. Слушай! Я с радостью исполнил бы твое желание, я также ненавижу Убийцу и хотел бы уничтожить Лилию. Но, женщина, ты пришла в недобрую минуту, у меня остался всего один полк, я же думаю, что с Убийцей нелегко сладить. Подожди, пока не вернутся мои войска, посланные уничтожить белых Анабоонов, и тогда я исполню твое желание. Чьи это дети?

– Это мои дети и дети Булалио, который был моим мужем!

– Дети того, кого ты желаешь предать смерти?

– Да, царь!

– Без сомнения, женщина, ты такая же хорошая мать, как и жена! – сказал Динган. – Я ответил тебе, иди!

Но сердце Зиниты алкало мщения скорого и ужасного против Лилии, занявшей ее место, и против мужа, устранившего ее ради Лилии. Она не хотела ждать и одного лишнего часа.

– Слушай, царь! – вскричала она. – Я не все еще рассказала тебе. Булалио затевает заговор против тебя вместе с Мопо, сыном Македамы, твоим бывшим советником.

– Он затевает заговор против меня, женщина? Ящерица подкапывается под скалу, на которой греется? Пусть устраивает заговоры, а что касается Мопо, я его живым не выпущу!

– Да, царь, но все это не конец. Этот человек носит другое имя – его зовут Умслопогасом, сыном Мопо. Но он не сын Мопо, он сын умершего Черного, могучего царя, твоего брата и Балеки, сестры Мопо. Да, я слыхала все это из уст самого Мопо. От него я узнала всю эту повесть. Он, по праву рождения, наследник твоей власти, царь, и ты занимаешь его место!

Некоторое время Динган сидел пораженный. Потом он приказал Зините подойти ближе и рассказать все, что она знает.

Зинита передала Дингану повесть о рождении Умслопогаса и все, что случилось впоследствии; по многим признакам и многим поступкам Чеки, которые он припоминал, Динган убедился, что рассказ ее правдив.

Когда, наконец, она замолчала, он подозвал командующего отрядом, стоявшего тут же; то был человек очень большого роста, по имени Факу, он, в свою очередь, призвал людей для исполнения приказаний царя. Царь повелительно и резко заговорил с вождем:

– Возьми три роты и проводников и ночью напади на город народа Секиры, лежащий у Горы Призраков, сожги его и перебей всех колдунов, живущих в нем. Прежде всего убей начальника народа, которого зовут Булалио-Убийца, или Умслопогас. Умертви его мучительно, если возможно, но, во всяком случае, убей его и принеси мне его голову. Схвати жену его, известную под именем Нады-Лилии, живой, если возможно, и приведи ко мне.

Вождь поклонился ему и, вернувшись к полку, отдал приказание. Три роты выступили вперед и выбежали за ним через ворота крааля по направлению к Горе Призраков.

После этого царь приказал исполнителям своей воли взять детей Зиниты и покончить с ними.

Но, услыхав эти слова, Зинита, любившая своих детей, громко зарыдала. Динган стал смеяться над нею.

Таким образом пришлось Зините испить ту чашу, которую она приготовила для других, она обезумела от горя и, ломая руки, кричала, что раскаивается в причиненном ею несчастьи и, чтобы искупить его, предупредит Умслопогаса и Лилию о грозившей опасности. Действительно, она бегом направилась к выходу. Но царь рассмеялся, кивнул головой, ее схватили и снова привели к нему, вскоре она лежала мертвой.

Так и закончилась месть Зиниты, старшей жены Умслопогаса, моего питомца.

Смерть Зиниты была последним убийством в краале царя. Вскоре после описанных событий, когда Динган снова начал скучать, он поднял глаза и увидел холмы, покрытые людьми. Судя по одежде, то были воины его войск – те, которых он высылал против буров.

Но где же их гордая поступь, где перья и щиты, где победные песни? Перед ним были воины, но они шли кучками, как женщины, повесив головы, как дети, которых бранили.

Царь вскоре узнал всю правду. Войско его было разбито на берегах Кровавой реки, тысячи воинов погибли в лагере, сраженные ружьями буров, тысячи других потонули в реке, пока вода не покраснела; оставшиеся в живых могли свободно переходить по затонувшим.

50
{"b":"11468","o":1}