ЛитМир - Электронная Библиотека

Это путешествие даст ему возможность много времени проводить с Белиндой. Корабль будет мягко покачиваться на волнах, их будет обдувать теплый морской ветер, над Средиземным морем будет сиять луна. Да еще рядом Белинда — весьма привлекательная картина. И многообещающая. Даже если они потерпят неудачу и не догонят родителей, в этом нет ничего страшного. Эрик усмехнулся и твердым шагом поспешил к карете, полный решимости привести план своей невесты в исполнение. Как бы ни был абсурден ее план, он предоставлял большие интересные возможности.

Уинифред Харрингтон остановилась в холле перед зеркалом в позолоченной раме и торопливо поправила выбившиеся из прически каштановые пряди. Непослушные локоны, собранные на макушке, норовили вырваться на свободу. В зеркале из-под очков в золотой оправе на нее смотрели большие черные глаза. Лицо было весьма привлекательным, даже красивым. Немного же пользы оно принесло ей, с иронией подумала Уинифред. Она пожала плечами и отвернулась от зеркала. Сегодня у нее было слишком много дел, чтобы тратить время на размышления о несбывшихся мечтах.

Она оперлась о комод, стоявший под зеркалом. В последнее время Уинифред все чаще думала о том, что в тридцать два года она была безнадежной старой девой. Нельзя сказать, что у нее не было случая выйти замуж. Ей делали предложения. Когда она начала выезжать в свет, несколько молодых людей поддались ее бесспорному очарованию, а позднее появились другие, склонные скорее ценить ее приданое. Но ни один из них не удовлетворял либо требованиям ее отца, либо ее собственным.

Она так и не встретила человека, который отвечал бы ее идеалу и был бы похож на мифических героев, легендарных вождей и рыцарей в сияющих доспехах из прочитанных ею книг. Уинни была настоящим синим чулком и находила определенное удовлетворение в этом пренебрежительном прозвище. Она жила в вымышленном мире историй и сказаний, чтение которых заполняло все ее свободное время, и была счастлива.

Даже не имея собственного дома и семьи, она жила необычайно полной жизнью. Кроме книг, у нее был отец, чьим компаньоном она была, она твердой рукой управляла его хозяйством, принимала гостей и, кроме того, воспитывала племянника. И что поделаешь, если годы пролетели незаметно.

Теперь мысли Уинни были заняты, как она называла, личной историей. Историей, которую ей еще предстояло написать. Прошло два года после смерти отца. Эрик собирался жениться, и Уинни не видела причин, мешающих ей распорядиться своей жизнью так, как хотелось. Если Николасу нужен кто-то, чтобы вести хозяйство, он вполне может найти себе жену. Уинни никогда не жаловалась, что на первом месте у нее стояли нужды брата и племянника, а теперь настала ее очередь. Как только Эрик благополучно женится, она соберет вещи и отправится посмотреть мир, чтобы увидеть собственными глазами места, о которых она читала. Может быть, сначала Италия и Греция, а в следующем году — Китай. Может быть, она поедет и в Америку. Мечтательная улыбка показалась на ее губах, и она мысленно представила экзотические страны и неведомые земли.

Входная дверь с шумом распахнулась и грубо оборвала ее мечты. Голос племянника вернул ее к действительности.

— Тетя Уинни… — Эрик подбежал к ней и, схватив ее руку, поцеловал. Уинни мысленно вздохнула. Ребенком он обычно предлагал ей конфеты из своего потайного мешочка, чтобы добиться от нее желаемого. Повзрослев, пользовался другими уловками, но Уинни по-прежнему читала его мысли не хуже, чем свои книги.

Она отняла руку и пристально посмотрела на него проницательным взглядом.

— Не хитри, Эрик. Что тебе нужно?

— Что? Ну, тетя Уинни… — Эрик с невинным видом широко раскрыл глаза. — Вы обижаете меня.

— Чепуха, — отмахнулась Уинни. — Я знаю тебя всю жизнь и, конечно, хорошо понимаю, когда ты пытаешься что-то получить от меня. Так что же тебе надо?

Эрик собрался с духом:

— Это насчет свадьбы. Боюсь, ее придется отложить.

У Уинни упало сердце. Свобода ускользала от нее.

— Мать Белинды неожиданно отправилась в какое-то таинственное путешествие в Египет, и отец поехал с ней.

Он замолчал, как бы оценивая ее реакцию. Уинни всего лишь подняла брови, но ее невозмутимый вид тем не менее скрывал целый вихрь вопросов, проносившихся в голове. Неужели Николас настолько изменил себе, что отправился вслед за этой женщиной? Подвергать себя лишениям ради чего? Она знала брата, он считал, что женщины нужны лишь как хозяйки дома или как игрушки, с которыми можно было поиграть, а затем бросить. Но нарушить заведенный порядок жизни, это неслыханно!

За многие годы службы королю Николас часто неожиданно уезжал. Тогда он выполнял дипломатические поручения, ловил контрабандистов, как давно подозревала Уинни, занимался шпионажем. Но теперь произошло нечто из ряда вон выходящее. Это было не ради короля или страны, а ради женщины.

— Продолжай дальше, — кивнула она Эрику.

— Ну… — Он запнулся с нерешительным видом, как бы набираясь храбрости. Затем выпалил: — Белинда хочет, чтобы мы поехали за ними. Но мы не можем ехать без старших. И нас бы очень выручило, если бы вы согласились поехать с нами. — Он с надеждой посмотрел на нее.

Египет? Таинственная волшебная страна фараонов? Волнение охватило ее. Какой для нее шанс! И кто знает? Может быть, она не вернется. Ее задача дождаться женитьбы Эрика, и затем ее обязанности закончатся.

Но она ничем не выдала своего волнения.

— Так говоришь, это идея Белинды?

— Ей кажется, что добродетель ее матери подвергается опасности.

«Умная девочка!» — заметила про себя Уинни.

— Ладно, если мы должны принять меры, нам не следует терять время.

— Вы поедете? — изумился Эрик.

— Конечно, — кивнула Уинни,

Про себя она усмехнулась. Без сомнения, мальчик потрясен тем, что его энергичная, умная, надежная тетя Уинни согласилась отправиться на край земли. Бедное дитя и понятия не имело о мечтах и желаниях Уинифред Харрингтон, осуществление которых замаячило на горизонте.

Лорд Бенджамин Мелвилл, поспешно сбросив пальто на руки лакею, оглядел гостиную клуба в поисках своих компаньонов. Он обнаружил их, как обычно, в уголке у камина и направился к ним, задержавшись лишь на минуту, чтобы сделать заказ официанту. Потребность поделиться последними слухами подгоняла его, но, когда наступил желанный момент, он сдержал себя. Мелвилл уселся в кресло, предвкушая сенсацию, которую вызовет новость, известная только ему одному.

Сэр Реджинальд Чатсуорт и лорд Патрик Норкросс кивнули ему и возобновили нудное обсуждение достоинств и недостатков конины, появившейся недавно в меню у Тэттерсолла. Им важно было выяснить, является ли отсутствие качества обратно пропорциональной величиной безумным ценам на нее.

Мелвилл слушал своих друзей, в очередной раз удивляясь, как различные по темпераменту люди могут так подходить друг другу. Все трое были почти одного возраста, социального положения и воспитания. Они являлись, по его мнению, блестящими образцами лучшей части мужского населения Англии. Однако Чатсуорт был болтливым, компанейским парнем, а Норкросс имел склонность к мрачным раздумьям и часто впадал в меланхолию. Себя Мелвилл считал лучшим из них: он привлекателен, остроумен и достаточно сдержан в проявлении своих чувств. За исключением особых случаев.

И еще одно связывало их, в течение многих лет вызывавшее временами соперничество, неприязнь и, в конце концов, сочувствие друг к другу. Все они любили очаровательную леди Сабрину Уинфилд и были ею отвергнуты.

— А вы знаете, она уехала, — не выдержал Мелвилл. Его секрет вырвался на свободу, как загнанный кролик, бросившийся в поисках убежища.

Норкросс и Чатсуорт повернулись к нему, и Мелвилл был доволен проявлением если не жадного любопытства, то хотя бы некоторого интереса. Норкросс приподнял черную бровь, что всегда казалось Мелвиллу дурной манерой.

— Она, это кто? — равнодушно спросил он, как будто ответ совершенно его не интересовал и он лишь хотел оказать любезность явно взволнованному Мелвиллу.

12
{"b":"1147","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
AC/DC: братья Янг
Скорпион его Величества
Айн Рэнд. Сто голосов
#Я хочу, чтобы меня любили
Влюбись в меня
Человек-Муравей. Настоящий враг
Сыщик моей мечты
Уэйн Руни. Автобиография
И все мы будем счастливы