ЛитМир - Электронная Библиотека

Сабрина чуть не задохнулась.

— Что вы здесь делаете?

Он шагнул в каюту иногой захлопнул дверь.

— Сегодня у меня брачная ночь. Я не могу провести ее в другом месте.

— Но мы… мы не… вы не… — заикалась Сабрина. Он пожал плечами:

— Приличия, детка. Соблюдение приличий — самое главное.

Он не обратил внимания на ее испепеляющий взгляд и небрежно оглядел ее каюту.

— Очень удобно. Намного лучше моего прежнего помещения. — Он многозначительно поднял бровь. — И здесь я могу выпрямиться.

Сабрина покраснела. Он искоса взглянул на нее.

— Интересно, не твоих ли рук это дело. Не важно. Я останусь здесь.

— О, нет, не останетесь. Это моя каюта. — Она скрестила руки и нетерпеливо кивнула на дверь: — Убирайтесь.

Он покачал головой и рассмеялся.

— Боюсь, дорогая, ты не понимаешь. — Николас прошел мимо нее к постели и растянулся на ней, положив под голову переплетенные пальцы. — Я не собираюсь уходить. Теперь это наша каюта. — Он небрежно обвел каюту сильной рукой: — Наш стол, наши стулья, наша постель. И удивительно просторная постель. — Он похлопал по ней ладонью. — Иди сюда.

Сабрина стиснула зубы.

— Кажется, вы забыли условия нашего соглашения.

— Ах, да, — покорно вздохнул он. — Условия. Я как раз собирался обсудить их с тобой. Полагаю, требуются некоторые разъяснения.

— Что вы имеете в виду под разъяснениями? Я считаю, что все совершенно ясно.

— Ничто не совершенно, дорогая. Так вот, об этих условиях… Первое — брак моего сына с твоей дочерью. Не вижу тут никаких затруднений.

Сабрина, затаившая дыхание, позволила себе вздохнуть.

— А остальное?

Он нахмурил свои черные брови, словно удивляясь.

— Ты так нетерпелива. Вот уж не ожидал от холодной строгой леди Стэнфорд. Конечно, теперь ты графиня Уайлдвуд, и это, без сомнения, означает какие-то перемены. Однако, — с притворной серьезностью покачал он головой — нельзя поверить, что изменение личности может произойти сразу же после церемонии. Это выглядит чрезвычайно странно.

Она с изумлением смотрела на него. Николас растянулся на постели с таким видом, словно находился у себя дома. Он лежал в ленивой позе льва, присматривающего за своим прайдом. Вероятно, львица была бы довольна, но не Сабрина: его поведение раздражало и выводило из себя.

— Что вы хотите? — сердито спросила она.

Самодовольная улыбка появилась на его лице. Боже, этот человек издевается над ней! Наверное, он далеко может зайти, чтобы лишить ее самообладания. Хорошо, черт побери, она не доставит ему такого удовольствия.

— Простите меня, сегодня был тяжелый день. — Она грациозно опустилась на стул и попыталась собраться с мыслями. — Так как же с другими условиями?

Их взгляды встретились. Даже из другого угла каюты она видела, как пристально он смотрит на нее и как насмешливые искры поблескивают в его глазах.

— Должен признаться, я не во всем разобрался. Давай проверим, правильно ли я тебя понял. Я должен содержать тебя согласно твоему положению моей жены и знатной графини. За это ты остаешься владелицей своего имущества, денег и всего прочего. Правильно? Она невольно почувствовала неловкость.

— У вас это звучит очень несправедливо и эгоистично.

— А разве это не так? — с невинным видом удивился он.

— Не совсем. — Сабрина старалась сохранять спокойствие. — Я всего лишь хотела обеспечить свою финансовую независимость.

— Ты имеешь в виду на случай, если я окажусь негодяем, игроком и к тому же развратником? — Его глаза блеснули в свете фонаря. — Не очень лестный портрет.

Кровь бросилась в лицо Сабрины.

— Я не хотела оскорбить лично вас.

Она бросила на него острый взгляд. Ни один человек не знал, как мало ей оставил Джек, и Сабрина старалась, чтобы никто не узнал. Какими бы недостатками ни обладал Джек, он умел скрывать свое неустойчивое финансовое положение. Она много потрудилась, чтобы потихоньку откупиться от кредиторов и оплатить его долги.

— А каково следующее условие? — холодно спросила она, надеясь отвлечь от финансовых вопросов.

— А, это самое интересное. О деловых предприятиях.

— Да?

— Я ломал голову, стараясь понять, какими делами может заниматься такая респектабельная дама, как ты. Я придумал несколько интересных, но маловероятных вариантов. Однако если я выскажусь сейчас, это может повредить нашим отношениям в будущем.

Он по-мальчишески ухмыльнулся, а она едва удержалась, чтобы не показать ему язык.

— Продолжайте.

— Я пришел к неизбежному заключению, что первое так называемое деловое предприятие, в котором ты или, лучше сказать, мы участвуем, связано с этой прогулкой в Египет. — Он сделал паузу. — Ведь мы направляемся в Египет, не правда ли?

Сабрина кивнула. Только ее раздражение помешало ей сразу же сказать, куда они едут. Она понимала, что как только он взойдет на корабль, это станет ему известно.

— Затем я сказал себе, — он задумался, глядя в потолок, — зачем такому очаровательному созданию, как леди Стэнфорд, ехать в Египет? Одной. Так внезапно и поспешно. Почему она не хочет никому, включая собственного ребенка, говорить, куда и зачем едет? — Он посмотрел ей в глаза. — Это настоящая тайна.

— И вы разгадали эту тайну?

— Еще нет. Но разгадаю, и, возможно, скоро. Конечно, если ты не предпочтешь рассказать мне сама. Ведь мы с тобой, — его глаза еще больше потемнели, — теперь муж и жена.

У нее перехватило дыхание. Его взгляд пронзал ее, манил, притягивал, покорял. Сердце трепетало, и она с трудом заставила себя отвести от него глаза. Сабрина сжала руки с такой силой, что ногти впились в ладони. Боль отрезвила ее, и когда она снова повернулась к Николасу, выражение ее лица было абсолютно безмятежным.

— Конечно, вы довольно скоро узнаете о цели нашего путешествия. И я не вижу необходимости объяснять вам что-либо сейчас. — Она с некоторой долей удовлетворения посмотрела на раскинувшегося на постели Николаса. По крайней мере здесь она взяла над ним верх. — Поэтому, если мы разобрались в ваших сомнениях… — она улыбнулась ему и кивнула в сторону двери, — убирайтесь.

Весело посмотрев на нее, он устроился поудобнее.

— Но мы еще не обсудили последний пункт нашего соглашения.

— Полагаю, из всех условий это легче всего понять.

— Я просто хочу окончательно убедиться.

— Ценю вашу настойчивость.

— Мне очень не хочется нарушать ни одного из твоих правил и условий. Как ты думаешь, они обязательны для брака по расчету?

Сабрина изо всех сил старалась не рассмеяться и сохранить на лице вежливую улыбку.

— Понятия не имею.

— И я тоже, — вздохнул он, как будто это имело решающее значение, — не уверен, что наш брак правильно называть браком «по расчету». В нем чертовски много неудобств!

Сабрина не знала, что ей делать — рассмеяться или швырнуть чем-нибудь ему в голову. Этот человек шутил с ней, подавляя ее сопротивление и разрушая линию обороны. С изумлением она почувствовала, что ей нравится этот словесный поединок. Вот почему Николас пользуется успехом у дам — надутый высокомерный граф Уайлдвуд, бесспорно, был очарователен.

Улыбка тронула уголки ее рта:

— Неудобства неудобствами, но вы согласились.

Насколько позволяла его поза, он пожал плечами.

— И это снова возвращает нас к последнему условию. Так вот, на что же я согласился? Ах, да, ты сказала, что не станешь делить ложе с человеком, которого не любишь.

Она кивнула, пытаясь догадаться, к чему же он ведет разговор.

— Очень хорошо. — Николас спустил ноги и в два счета очутился перед ней. Он опустился на колени и сжал ее руки. — Я люблю тебя! Всегда любил и буду любить тебя.

— Что? — Она пыталась вырвать свою руку. — Вы не можете говорить это серьезно!

— О, могу, дорогая. Как мне доказать тебе мою любовь? — трагическим тоном воскликнул он. — С той минуты, как я встретил тебя, я жил только, когда видел тебя. Твои волосы сотканы из чистого золота, твои глаза ярче самого…

18
{"b":"1147","o":1}