ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он умер, я вернулась к бабушке в полной уверенности, что она опять станет заботиться обо мне. Она жила на расстоянии одного дня пути от деревушки, где мы с тобой встретились. Там я жила, молодая вдова с маленьким ребенком и без гроша в кармане, и однажды случайно услышала разговор слуг о том, каким бременем для дома является наше присутствие.

Странно, что я никогда раньше не задумывалась над этим и, вероятно, не видела в своем положении ничего постыдного. Полагаю, большинство женщин и не видят. Но, слушая разговор людей, которые трудились не покладая рук, и зная, что я ничем им не помогаю, я почувствовала себя нахлебницей, мне стало стыдно и немного жалко себя. Ведь известно, — она тихо рассмеялась, — как мало возможностей у порядочной женщины из хорошей семьи обеспечить себя.

Она отхлебнула из кружки и посмотрела Мэтту в глаза.

— Жалость к себе заставила меня принять решение. Я поклялась тогда, что сама буду обеспечивать себя и никогда больше не буду ни от кого зависеть.

Он нахмурился.

— Почему ты не рассказала мне об этом раньше?

— Когда было рассказывать, Мэтт? Когда мы встретились, ты с большим подозрением относился к титулованной англичанке, предложившей свое участие в контрабанде продовольствия в свою страну. Дорогой мой друг, вопрос о том, почему я занимаюсь этим, никогда не возникал. — Она усмехнулась. — А ты никогда не спрашивал.

Он вертел в руках кружку, избегая ее взгляда.

— Я, конечно, понимаю тебя, но не проще ли и надежнее, если бы я дал тебе деньги в долг?

— Мэтт… — Она рассмеялась, и он удивленно посмотрел на нее. — Боюсь, ты совсем не слушал меня. Я должна это сделать сама, как мне приходилось и раньше. Мне не нужны твои деньги. Но тогда мне нужна была твоя помощь, и признаюсь, она нужна мне сейчас. Кроме того… — Сабрина снисходительно улыбнулась, — если тебе было скучно вести респектабельный образ жизни, то мне трудно даже описать, как я жила. Я жила тихо и степенно, постоянно контролируя свое поведение и делая только то, что считалось приличным. Я так безупречно вела себя, что мой дорогой муж находит меня скучной и унылой.

Как только эти слова сорвались с ее губ, Сабрина поняла, что она сказала, и ее глаза расширились от ужаса. У нее был собственный кодекс чести, и, несмотря на сложность отношений с Николасом, он подсказывал ей, что есть вещи, которые должны оставаться только между мужем и женой.

На лице Мэтта расплылась широкая улыбка.

— Он еще совсем тебя не знает?

— Подозреваю, что начинает узнавать.

Мэтт быстрым взглядом смерил ее с головы до ног.

— И что он сказал об этом очаровательном, но явно неприличном наряде, который ты носишь?

— Знаешь, это очень странно, — задумчиво сказала Сабрина. — Я ожидала, что он потребует, чтобы я тотчас же переоделась, а он отделался всего лишь небрежным комплиментом.

Мэтт удивился, но ничего не сказал.

— Как бы там ни было, — она вскочила со стула и закружилась по каюте, — это такое удовольствие снова носить эту одежду.

Он улыбнулся, глядя на нее.

— Прежде чем ты слишком увлечешься своей непозволительной свободой, может, мы поговорим о золоте? По-моему, Египет очень большая страна.

Сабрина резко остановилась, ухватившись за стол, чтобы не потерять равновесие.

Эта ребячья выходка была необходима ей, чтобы вернуть радостное возбуждение, которое вызывали в ней поиски золота и предстоящие приключения.

— О, не думаю, что его будет слишком сложно найти. — Сабрина подбежала к саквояжу и опустилась перед ним на колени. Раскрыв его, она достала письмо и торжествующе помахала им. — Ты видишь, Мэтт, у нас есть карта!

Подойдя к столу, она положила перед ним письмо.

— Посмотри. Здесь все подробности, все дороги.

Он взглянул на лежавший перед ним листок и нахмурился.

— Это по-французски.

— Конечно, по-французски. Оно написано одним из офицеров, спрятавших золото. — Она с подозрением покосилась на него. — Разве ты не можешь прочитать? Я думала, твоя мать была француженкой.

— Конечно, могу, — обиделся он. — Просто давно не приходилось. Да я всегда предпочитал память, а не записи. — Он лукаво взглянул на нее. — Особенно по-французски. Я всегда находил, что даже самые невинные слова звучат более… откровенно, когда их произносят по-французски.

— Мэтт! Постарайся быть серьезным и не отвлекайся от дела.

— Ладно, — покорно вздохнул он. — Но я думаю, есть и другие дела, которыми мы могли бы заняться вместе, более интересные, чем это старое письмо.

— Возможно, Мэтт, и более интересные, — проворчала она, не обращая внимания на его намек и сосредоточенно вглядываясь в неразборчивый почерк, — но не такие полезные.

Она наклонилась над письмом, и они оба долго и внимательно изучали каждое слово, временами обмениваясь репликами. Мэтт согласился с выводом Сабрины относительно места, где могло бы быть спрятано золото. Корабль скрипел, создавая постоянный шум, заглушавший их разговор. Теперь Сабрина уже не обращала внимания на эти звуки. Через несколько минут она выпрямилась и потянулась. Мэтт поднял на нее взгляд.

— Ты говоришь, что не знаешь, где находится первая страница?

— Понятия не имею. Это все, что я нашла.

— Ладно, — медленно произнес он, — думаю, и этой достаточно. Полагаю, у нас хороший указатель к сказочному богатству королей.

Сабрина радостно рассмеялась:

— Мэтт, я давно не была так взволнованна. Куча золота, подумать только?!

С порога раздался насмешливый голос:

— И я, дорогая, не могу думать ни о чем другом.

Глава 10

— Ты когда-нибудь научишься стучать? — возмутилась Сабрина.

На пороге, мрачно улыбаясь, стоял Николас.

— Я полагал, что мы это уже обсудили. Не забывай, это моя каюта.

— Да, знаю. — Она бросила на него испепеляющий взгляд. — Твоя каюта, твой стол, твоя кровать…

— Моя жена.

От его ледяного тона дрожь пробежала по телу Сабрины, но его горящий взгляд был направлен на Мэтта Мэтт откинулся на спинку стула с вызывающе спокойным видом.

— По-моему, об этом всем известно, — резко ответила Сабрина.

— Отлично. Я уж подумал, что ты забыла. — Он перевел сердитый взгляд на нее. — Объясни, почему ты здесь с Мэдисоном наедине?

Сабрина теряла терпение, и раздражение ее росло. Не мог же этот человек думать, что в ее пребывании наедине с Мэттом было что-то неприличное? Она не давала ему никакого повода не доверять ей. И ревность уже не могла оправдать его возмутительные и оскорбительные подозрения.

— Нет, я не стану объяснять. Не вижу в этом необходимости. — Она кивнула в сторону Мэтта. — Я достаточно ясно объяснила, каковы мои отношения с Мэттом.

— О! — Мэтт понимающе улыбнулся. — Что же ты ему сказала?

Сабрина недовольно свела брови и взглядом приказала ему замолчать. Она повернулась к Николасу;

— Я сказала, какие именно чувства связывают нас. И у тебя нет никакого основания врываться сюда с видом ангела мщения или…

— Обманутого мужа? — с невинным видом подсказал Мэтт.

Николаса охватил неукротимый гнев. В его глазах пылала ярость. Сабрина никогда еще не видела его в таком состоянии и чувствовала, что он почти не владеет собой. От дурного предчувствия у Сабрины заныло под ложечкой.

— Да, моя дорогая, ты объяснила мне, каковы твои чувства к этому человеку. Однако мне неизвестно, какие чувства он питает к тебе. Более того, я подозреваю, что в таких делах он не заслуживает доверия.

Сабрина быстро перевела взгляд на Мэтта. Не мог же он принимать оскорбления Николаса всерьез? Мэтт спокойно сидел на своем месте.

— Вы как будто обвиняете меня в бесчестном поступке.

Его небрежный тон противоречил стальному блеску глаз. Беспокойство Сабрины возрастало с каждым их словом. Николас презрительно поднял брови:

— Признаюсь, ты удивляешь меня. Не ожидал, что ты настолько проницателен, чтобы понять, что я хотел сказать.

25
{"b":"1147","o":1}