ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Веер (сборник)
Монах, который продал свой «феррари»
Время мертвых
Любовный водевиль
Костяная ведьма
Hygge. Секрет датского счастья
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Княгиня Ольга. Зимний престол

— Николас!

Его слова испугали Сабрину. Несмотря на долгую дружбу с Мэттом, она боялась, что он не потерпит оскорблений. У нее все внутри сжалось от страха. Дружба дружбой, а Мэтт мог быть очень опасен.

Мэтт выпрямился и встал, его ленивые движения резко контрастировали с его взглядом, мрачным, гневным и угрожающим.

— Я объясню тебе раз и навсегда, Уайлдвуд. Мы с Бри знаем друг друга уже много лет. Одно время у нас были деловые отношения. Мы чувствовали симпатию друг к другу. Я любил ее как…

Голос Мэтта звучал удивительно спокойно, холодно, сдержанно. У Сабрины мелькнула надежда на мирное разрешение этого неожиданно возникшего конфликта.

— Да-да, знаю, — нетерпеливо перебил Николас, — как родную сестру.

— Именно так, — подтвердил Мэтт.

Николас насмешливо фыркнул.

— Для Сабрины это, должно быть, было слабым утешением, учитывая, что ты не сумел позаботиться о своей собственной сестре.

— О моей сестре? — озадаченно переспросил Мэтт.

— О его сестре? — повторила Сабрина.

— Да, о его сестре! — отрезал Николас, глядя на них обоих так, словно они были не в своем уме.

Сабрина и Мэтт с удивлением переглянулись.

— И что это была за сестра? — осторожно спросил Мэтт.

— Та самая, что погибла во цвете лет. Та самая, которая не могла преодолеть лишений, встретившихся на ее пути. Та, о которой рассказал мне Саймон.

— Саймон? — Мэтт явно не мог прийти в себя от слов Николаса.

Сабрина была удивлена не меньше Мэтта. О чем Николас говорит?

— Он рассказал мне все. — Николаса раздражала их непонятливость. — О твоей сестре! — со злостью воскликнул он. — Той, что стала монахиней!

Наконец Сабрина сообразила. Гневные тирады Николаса были вызваны той невероятной историей, которую придумал Саймон, объясняя название корабля.

— Какая монахиня? — в недоумении сдвинул брови Мэтт.

— Монахиня, — вмешалась Сабрина. — Твоя сестра, монахиня.

У Мэтта был вид человека, пытающегося расшифровать непонятный код.

— Какая сестра?

— Та, что ушла в монастырь! — взревел Николас.

— Та, в честь которой ты назвал корабль «Леди Би»! — подсказала близкая к панике Сабрина.

— «Леди Би»? — пытался понять Мэтт. — Но я назвал Леди Би» в честь…

— Твоей сестры, — в отчаянии подсказала Сабрина. Она не спускала с него глаз в надежде, что он поймет ее просьбу.

— Бри, я… — Мэтт перехватил се взгляд, и, наконец, до него дошел смысл этого разговора, — назвал корабль в честь сестры, конечно. Это было давно, и мы никогда не были близки.

— А у меня создалось впечатление, что вы были очень близки.

— Ну да, — покачал головой Мэтт. Он смущенно усмехнулся и бросил на Сабрину осуждающий взгляд. — Когда у нее возникли… э-э… трудности, мы уже разошлись. Она никогда не принимала ничьей помощи, видите ли. Упрямая девчонка.

Сабрина стиснула зубы, чтобы не вспылить.

— Очевидно, она имела на это причины.

Мэтт печально вздохнул:

— Просто гордость и упрямство. Эта женщина никогда не понимала, что для нее лучше. Особенно когда это касалось мужчин. Всегда делала неудачный выбор и оказывалась в невероятно трудном положении.

— Вполне возможно, она могла и сама с ним справиться, — заметила Сабрина.

— О чем это вы говорите? — взорвался Николас. — Монахиня или не монахиня, мне наплевать на вашу сестру! Меня интересует только Сабрина, и я хочу, чтобы ты держался от нее подальше!

— Николас, ты не можешь мне указывать, — возразила Сабрина, сдерживаясь, чтобы не топнуть ногой.

— О, нет, могу!

Она с гневом взглянула на него:

— Вот уже тринадцать лет мне никто не указывал, что я должна делать, черт возьми! Если ты думаешь, что именно ты будешь говорить мне, что я могу или не могу делать как я должна или не должна вести себя, тебя ждет глубокое разочарование. — Она повернулась к Мэтту: — Скажи ему, Мэтт. Скажи ему, что он не может приказывать мне, как прислуге. Скажи, что он не может вмешиваться в мою жизнь.

— Бри… — Мэтт с сочувствием посмотрел на нее. — Этот человек — твой муж и имеет определенные права.

Николас торжествующе усмехнулся. Сабрине оставалось только сдержать желание ударить его, а заодно и Мэтта. Окруженная людьми, старавшимися внушить ей, что у мужа есть на нее права, Сабрина почувствовала, что ей надоело это слушать.

— Однако, — Мэтт перевел взгляд с Сабрины на ее мужа и тихо сказал: — у него нет права указывать мне, что я должен делать.

Николас ответил сдержанно, но с явным вызовом:

— Держись от нее подальше, Мэдисон.

— Я буду поступать так, как захочу. Это мой корабль, а Бри — дорогой мне друг.

— Тогда слушайте. — Николас насупился, и от его ледяного тона у Сабрины сжалось сердце. — Она — мне не друг, она — моя жена. И я не потерплю, если еще раз повторится нежная сцена, которую я уже наблюдал здесь.

Мэтт скрестил на груди руки.

— Мне кажется, что под видом супружеских прав ты требуешь слишком многого. Особенно для человека, не подтвердившего эти права.

— Объяснись, Мэдисон, — холодно потребовал Николас.

Мэтт лениво пожал плечами:

— Насколько я понимаю, еще не было брачной ночи.

Только скрип корабельных снастей нарушал мертвую тишину, внезапно наступившую в каюте. В воздухе чувствовалось такое напряжение, что Сабрине нечем было дышать. Мужчины обменивались ледяными взглядами, как бы оценивая храбрость друг друга, определяя силу и умение, слабости и недостатки. Любая попытка избежать прямой схватки казалась напрасной.

Николас сжал кулаки и так быстро разжал их, что Сабрина подумала, будто это ей привиделось.

Черные глаза Николаса блеснули.

— Кажется, ты вынудил меня зайти слишком далеко, Мэдисон. Хотя должен сказать, что ничего иного я и не ожидал от… американца. По своему опыту я знаю, что американцы грубы, неотесанны и плохо воспитаны.

Он словно выплюнул в лицо эти слова, и Сабрина подавила стон. Внешне Мэтт почти не реагировал на оскорбление. Только набухшая вена, пульсировавшая на шее, выдавала его ярость.

— Однако когда женится американец, его жена знает, что она по-настоящему замужем.

— Мэтт! — воскликнула Сабрина, возмущенная этим намеком. — Довольно! Что касается тебя, — она повернулась к Николасу, — то он любит англичан не больше, чем ты американцев. И вы оба прекратите сейчас же этот отвратительный спор.

Сабрина сердито посмотрела сначала на одного, затем на другого. Они оба были слишком упрямы и буквально пылали гневом, чтобы обратить на нее внимание. Она боялась, что этот гнев приведет к неизбежному концу.

— Как ты понимаешь, я должен потребовать сатисфакции, — ровным и холодным тоном заявил Николас.

— На меньшее я и не согласен, — так же спокойно ответил Мэтт.

Сабрина смотрела на них, не веря своим глазам. Казалось, что обмен вызовами вернул им способность рассуждать трезво. Оба были сдержанны и спокойны. Только горящие глаза выдавали их истинные чувства. Этот блеск глаз говорил о том, что они жаждут схватки, что было совершенно бессмысленно.

— Надеюсь, вы оба понимаете, что не будет никакой дуэли. — Она, скрестив на груди руки, посмотрела на обоих. — Я не позволю этого.

Видя удивление, отразившееся на лицах обоих мужчин, она подумала, не забыли ли они о ее присутствии.

— Скажи своей жене, Уайлдвуд, что она не может тебе указывать.

— Сабрина, это не твое дело.

— Конечно, мое, — резко заявила она.

— Ты знаешь ее дольше, чем я. Она всегда вмешивается в дела, которые ее не касаются?

— Всегда, — подтвердил Мэтт.

— Перестаньте разговаривать так, словно меня тут нет! — возмутилась Сабрина. — Я не допущу, чтобы вы убивали друг друга!

Николас усмехнулся:

— О, мы не будем убиты оба. Обычно один остается стоять.

— Да, как правило, этим кончается, — с серьезным видом кивнул Мэтт и повернулся к Николасу. — Поскольку это ты потребовал удовлетворения, я могу выбрать оружие?

Николас в знак согласия пожал плечами.

26
{"b":"1147","o":1}