ЛитМир - Электронная Библиотека

«Обычно один остается стоять».

Вот оно! Если один упадет, схватка закончится. Оставалось придумать, как создать такую ситуацию. Не могла же она сбить одного из них с ног. А почему бы и нет?

Николас споткнулся после последнего удара Мэтта, и Сабрина воспользовалась случаем. Проворно выставив ногу, она зацепила лодыжку Николаса, и он грохнулся спиной на палубу. На одно ужасное мгновение ее сердце остановилось, и комок застрял в горле. Потрясенная, она огляделась. Все как один со страхом смотрели на поверженного воина, покрытого кровью и потом. Только Саймон смотрел на нее. Он с негодованием покачал головой, осуждая ее вмешательство, и направился к Николасу. Сабрина первой подбежала к мужу и опустилась около него на колени.

— Он?.. — прошептала она, не решаясь произнести это вслух.

— Он не умер, — сказал Саймон. — Но он пожалеет об этом, когда придет в себя. В голове у него будет стучать так, как стучит кузнечный молот о наковальню. Не хотел бы я оказаться на его месте. Как и на месте того, кто в этом виноват.

— Это не моя вина! — Она вскочила на ноги.

Мэтт все еще стоял на том месте, с которого нанес свой последний удар. Ошеломленный, он с трудом удерживался на ногах. Сабрина с угрожающим видом, какой только могла изобразить, направилась к нему, стараясь забыть, что именно она была причиной падения Николаса. Ее охватила ярость.

Мэтт качнулся ей навстречу.

— Бри, я…

— Как ты смеешь извиняться за такое дикое и совершенно недопустимое проявление мужской глупости? — перебила она.

Мэтт поморщился от ее топа и попытался снова:

— Бри, я…

— И перестань говорить мне «Бри», Мэттью Мэдисон. Если он серьезно пострадал, это полностью твоя вина. Я поколочу тебя за это.

Гнев затмил все ее мысли. Они же могли убить друг друга! Николас мог бы… Страх охватил ее при мысли о том, как легко она могла потерять его. Сабрина вытянула руки и со всей силой толкнула Мэтта в грудь. В обычных обстоятельствах он бы не почувствовал ее удара. Но сейчас, словно огромное, на вид крепкое сильное дерево, но с подгнившими корнями, он откинулся назад и растянулся на палубе с гримасой боли и изумления на лице.

Уперев ладони в бока, Сабрина стояла над распростертым телом.

— Ты заслужил это, Мэтт. Я горько разочарована в тебе.

Он застонал и закрыл глаза. К нему подошел Саймон.

— Капитан?

— Она еще здесь? — устало спросил он.

— Все еще здесь, — кивнул Саймон.

— Я не пошевелюсь, пока она не уйдет, — произнес Мэтт с достоинством человека, распростертого на палубе собственного корабля. — Уйди, Бри. Дай мне спокойно умереть.

— Ха! — ухмыльнулась она. — Ты не заслужил даже смерти.

Она повернулась к месту, где лежал Николас. Его там не было. Страх охватил ее.

— Саймон, — она схватила его руку, — что случилось? Где Николас?

— Не волнуйся, я велел отнести его в твою каюту и положить на постель. Он будет как новенький.

Она облегченно вздохнула.

— Рано или поздно, — удрученно добавил Саймон с видом человека, хорошо разбирающегося в последствиях кулачных боев.

Снова Сабрину охватило тяжелое предчувствие. Она с тревогой взглянула на Саймона и понизила голос. Она не хотела, чтобы лежавший у их ног Мэтт услышал ее.

— Как ты думаешь, кто-нибудь еще… м-м… заметил…

— Не думаю, — покачал головой Саймон. — По-моему, только я видел, что ты сделала. Никто не смотрел им на ноги. — Он сурово взглянул на нее. — Ты не имела никакого права!

Сабрина удивилась:

— Я имела полное право. Вы все были готовы допустить, чтобы они избили друг друга до полусмерти. Кто-то должен был остановить их.

— Тебе остается только надеяться, что ни один из них не узнает, что это ты прекратила поединок, иначе они разделаются с тобой. Они оба, — Он многозначительно кивнул. — Ступай, позаботься о своем муже. Надо прощупать его ребра, убедиться, что у него ничего не сломано. — Он пожал плечами и хохотнул. — За свою жизнь я повидал немало драк, это была хорошая схватка. Но и твой Николас, и мой капитан еще несколько дней будут ни на что не пригодны. А теперь иди.

Мэтт застонал, и Саймон наклонился к нему.

Сабрина наморщила нос и направилась к каюте, где без сознания лежал ее муж. Она задержалась у борта и посмотрела на море. Спокойное, чуть покрытое рябью, равнодушное к бурным чувствам, кипевшим в ее душе.

Хорошо, что ей не надо беспокоиться о том, что Саймон расскажет Николасу или Мэтту о ее роли в этом маленьком сражении. Она вздохнула и отвела волосы, упав ей на лицо. Не хватало только еще одной тайны. У нее и так их было предостаточно.

«Что же будет дальше?» — думала Белинда, опершись локтем на поручень и подперев ладонью подбородок. Она с раздражением смотрела на безмятежную гладь моря. В этом путешествии досадные неприятности следовали одна за другой. Все шло не так, как она себе раньше представляла или даже надеялась.

Когда ей в голову пришла идея последовать за матерью, за этим предложением скрывалось нечто большее, чем забота о ее безопасности. Конечно, Белинду беспокоило, что добродетель ее матери находилась в руках пресловутого распутника. Но кроме этого, ее увлекала и волновала мысль о морском путешествии в такую экзотическую страну, как Египет. Она даже не подозревала в себе такой смелости и полагала, что унаследовала ее от отца. Мать была слишком благовоспитанной, чтобы искать приключений. По крайней мере до сих пор.

И еще был Эрик. Белинда ожидала, что у них будет возможность получше узнать друг друга во время поиска своих заблудших родителей. Она надеялась, что все время будет рядом с ним, испытывая в его объятиях сладостную дрожь, которую вызывали его поцелуи и нежные прикосновения. Она мечтала повторить странное мучительное возбуждение. Белинда и думать не хотела, что в ее желаниях было что-то неприличное.

Но действительность оказалась весьма далекой от ее ожиданий. Половину путешествия Эрик провел, перегнувшись через борт и освобождаясь от пищи, которую отвергал его бунтующий желудок. Остальное время он находился в своей каюте, мучаясь жестокими приступами морской болезни. Она пыталась ухаживать за ним, но он был плохим пациентом, предпочитая, чтобы его оставили в покое. А она не была заботливой сиделкой. Ей же путешествие не доставляло никаких неудобств, и ее раздражали те, кто плохо его переносил. Нет, все оказалось не так как она себе представляла.

Тетушка Эрика была настоящим синим чулком, этакой всезнайкой и менторшей. Уинни была довольно приятна в общении, отличалась острым умом, заразительно смеялась, но слишком настойчиво старалась поделиться своими знаниями со всеми, кто имел глупость обратиться к ней с вопросом. Это не всегда доставляло удовольствие собеседнику, особенно капитану судна. Уинни обладала неприятной привычкой объяснять опытному моряку, как следует управлять кораблем. Эти знания она почерпнула из книг. Не один раз Белинда слышала, как ворчали матросы. Уинни очень повезет, если они не вышвырнут ее за борт.

Белинда вздохнула и покачала головой. Хорошо еще, что корабль плывет с большой скоростью. Если повезет, они прибудут в Александрию раньше родителей. Что будет дальше? Она пожала плечами: поживем — увидим. Во время путешествия она сделала одно потрясающее открытие — ее любимая, праведная, серьезная мама совсем не такая, какой казалась. А может быть, никогда и не была такой.

Солнечные блики играли на лазурных волнах с грацией и очарованием кордебалета. Но мужчина был не в том настроении, чтобы любоваться этой картиной. Он стоял У поручней, устремившись всем телом вперед, как будто усилием воли мог ускорить бег корабля. Необходимо попасть в Египет раньше Сабрины и Уайлдвуда. Иначе ему будет труднее осуществить свой план.

Компаньоны по крайней мере избавили его от своего присутствия. Эти дураки укрылись в капитанской каюте и засели за карты. У него не было денег на такие пустые занятия, и он презирал тех, у кого они были. Но как бы он ни злился, эти двое практически оплатили все расходы на экспедицию. Богатым людям не приходит в голову сомневаться в платежеспособности других, они просто полагают, что, в конце концов, все окупится.

28
{"b":"1147","o":1}