ЛитМир - Электронная Библиотека

Она посмотрела ему в глаза. Он явно заинтересовался ею. Она почувствовала удовлетворение. Даже в таком почтенном возрасте, как тридцать шесть, она все еще могла вскружить голову мужчине. Не удержавшись и чуть наклонив набок голову, она улыбнулась так, чтобы он увидел ямочку на ее щеке.

— Значит, милорд, насколько я понимаю, скоро мы будем одной семьей?

— Семьей? — Он явно удивился, но быстро опомнился. — О, да, конечно, семьей. И какая славная будет семья, когда в нее войдут две такие милые дамы.

— Эрик, посмотри. Это не Энн Хартли? — Белинда кивнула в сторону молодой женщины в другом конце зала. — Мама, ты не возражаешь?

— Конечно, нет, дорогая. Идите, вы оба. — Она со скромным видом взглянула на Николаса. — Я чувствую, что попала в хорошие руки.

Молодые люди направились к своим друзьям, и Сабрина проводила их взглядом.

— Они так молоды.

— Вы сами не так уж стары, — заметил Николас с ноткой восхищения в голосе.

Сабрина снова посмотрела на него.

— Возраст — вещь относительная, не так ли? Когда мне было столько же, сколько им, я считала человека моего теперешнего возраста совсем древним. Они уже выросли, а я все равно вижу в них детей. И чувствую себя такой же, какой была тогда. Мои чувства сейчас не отличаются от тех, что я испытывала в свой первый сезон.

Николас взглянул на нее.

— Жаль, что я пропустил тот первый сезон.

Его тон отрезвил Сабрину. Она вдруг поняла, что забыла о своей обычной сдержанности. Поздно возвращаться к бессодержательной кокетливой болтовне, которую она так хорошо освоила.

Она опустила глаза.

— Боюсь, милорд, мы становимся слишком серьезными для такого случая. — Сабрина одарила его сияющей улыбкой. — И я, например, когда слышу музыку, отказываюсь быть серьезной. Я предпочла бы потанцевать.

Николас в ответ улыбнулся.

— Мне бы этого очень хотелось.

Он обнял ее за талию, и они присоединились к танцующим. Сабрина заметила, как легко, как естественно сближались их тела. Его рука лежала на ее спине, сильная и уверенная, а ее рука чувствовала твердые мышцы его плеча. Жар его тела обволакивал ее туманом манящего желания.

Кружась под звуки вальса по залу, глядя в его глаза, она с удивлением подумала о взаимном влечении, сразу же возникшем между ними. Что-то непонятное было в этом человеке, грозившее разбить ее броню, и она казалась себе беззащитной и растерянной. Словно они не были чужими друг другу. Словно ими управляла рука судьбы. Словно свершалось волшебство!

Она уже однажды познала волшебство в объятиях мужа. Или это казалось волшебством, когда Джек Уинфилд в те далекие времена схватил ее в свои объятия и испепеляющая страсть распутника, который видел только ее одну, заставила Сабрину раствориться в ней?

Волшебство могло бы повториться снова, три раза за тринадцать лет после смерти Джека. Трое мужчин были выбраны ею за то, что в их взгляде, их прикосновениях, их улыбке ее манил призрак волшебства. И в то время как каждый из них клялся в вечной любви и просил ее руки, истинное волшебство оставалось неуловимым, недосягаемым.

Она умело порвала со всеми, и ей удалось не разбить сердце ни одному из них. Сабрина не без основания подозревала, что они все еще втайне надеялись на продолжение.

Сейчас, в объятиях этого мужчины, она чувствовала почти осязаемое ощущение какого-то чуда. Никогда она не испытывала такого сильного влечения. Не может ли он оказаться тем человеком, который вернет волшебство в ее жизнь? Тем, кто наконец излечит ее от неудовлетворенных желаний и с кем ее жизнь будет полной? На меньшее она бы не согласилась. «Но что он потребует взамен?» Неожиданное сомнение мелькнуло в ее голове, и она чуть не споткнулась.

Он озабоченно сдвинул брови:

— Что-то случилось?

— Просто сбилась, — улыбнувшись, заверила она.

Такой мужчина, как он, должен ожидать — нет, требовать, чтобы женщина была олицетворением идеальной светской дамы. Спокойной и кроткой. Уступать и повиноваться. Такому мужчине она понравилась бы именно в той роли, которую играла каждый день.

Нет! Как бы ее ни влекло к нему, как ни горяча была искра вспыхнувшего желания, ей не следует сближаться с этим человеком. Она не может рисковать и допустить, чтобы он узнал, какая женщина скрывается за ее сдержанным поведением. Женщина, играющая эту роль почти десять лет. Судьба ее дочери находится в его руках. Одно его слово может положить конец будущему браку. Нет, невзирая на это неожиданное влечение, Николас Харрингтон должен оставаться всего лишь отцом жениха ее дочери. Не больше и не меньше.

Музыка умолкла. Неохотно, но решительно Сабрина отступила от Николаса. Ей нужно было отдалиться от него физически и эмоционально, и как можно быстрее. Она взглянула на него, страсть, которую он возбуждал в ней, была надежно скрыта под маской спокойствия и равнодушия.

— Нам надо как-нибудь серьезно поговорить о свадьбе. А сейчас, я уверена, вы желаете оказать внимание вашим гостям, и я не стану задерживать вас.

Она вежливо кивнула и отвернулась, не давая ему времени ответить, но успела заметить озадаченное выражение его лица и блеск черных глаз. Сабрина не оглянулась. Взяв у проходившего лакея бокал шампанского, она заметила, как дрожит ее рука. Почему этот незнакомый прежде человек произвел на нее такое глубокое впечатление? Этому не было разумного объяснения.

Сабрина мысленно покачала головой и направилась в комнату, где играли в карты. Игра давала прекрасную возможность расслабиться. Сегодня, как обычно, ей пришлось достаточно поблефовать.

Николас смотрел вслед поспешно удалявшейся Сабрине, и в нем росло возмущение. Какого черта эта женщина вот так просто бросила его? Он чем-то ее оскорбил? Казалось, ей нравилось его ухаживание не меньше, чем ему самому, по крайней мере вначале.

Конечно, его недвусмысленное поведение испугало ее. Ему было известно, что она тихая и сдержанная женщина, выезжающая в свет не чаще, чем это необходимо. В прошлом ее имя связывали с несколькими мужчинами, но никаких намеков на скандал, никаких непристойных сплетен не было. Он мог бы сказать, что ее жизнь в Лондоне, куда она вернулась после смерти мужа, была безупречна.

Улыбка появилась на его лице. Она не только красива, но и хорошо воспитана, сдержанна, даже немного застенчива. Эта мысль слегка разочаровала его. Почему-то он инстинктивно ожидал от нее большего. Когда впервые их взгляды встретились, он мог поклясться, что увидел, как ее глаза искрятся такой душевной силой и энергией, что у него перехватило дыхание. Но очевидно, его первое впечатление было ошибочным, он заблуждался.

Наблюдая, как она грациозно передвигается по залу, каким изящным жестом берет бокал, Николас в задумчивости прищурился. Несмотря на ее встречи с мужчинами после того, как она овдовела, — и кто мог бы винить ее за это, — она была разборчива и скромна. Возможно, именно она окажется достойным партнером в его карьере. Очаровательным украшением, с которым можно появиться в обществе. Идеальной женой.

Он усмехнулся с довольным видом. Такая графиня не доставит ему хлопот. Она не нарушит уже заведенный порядок его жизни, не помешает искать собственных удовольствий. Он сразу почувствовал к ней влечение. В то же время внутренний голос говорил ему, что это не та женщина, какую ему всегда хотелось иметь. Она была приятной и красивой, но, несмотря на его первое впечатление, в ней не было пылкости, она не сулила восторгов, не жаждала приключений.

Он отогнал сомнения и беспокойные вопросы, теснившиеся в его голове, и, отказавшись слушать настойчивый внутренний голос, занялся вновь прибывшими гостями. Идеальная жена… ужас как скучно!

Не прошло и двадцати минут, как Сабрина была поглощена приятной и незатейливой игрой в вист с тремя пожилыми лордами. Спокойная и невозмутимая, она никогда не ставила много, и никогда больше того, что могла позволить себе проиграть. Несмотря на это или, может быть, благодаря этому она обычно вставала из-за стола с выигрышем.

3
{"b":"1147","o":1}