ЛитМир - Электронная Библиотека

— Николас! — задыхаясь, простонала она, уронив голову на грудь.

Одним быстрым движением он повернулся, сел лицом к ней и начал ласкать ее обнаженные груди губами, языком, покусывая их зубами, пока ей не стало казаться, что эта утонченная пытка сведет ее с ума. Внезапно, не выпуская ее из своих объятий, он перевернулся, и теперь она оказалась лежащей под ним. Подняв на него глаза, она увидела в яростном взгляде его черных глаз отражение собственного изумления, страсти и нетерпения. Она запустила пальцы в его густые темные волосы и, притянув его голову к своим губам, погрузилась в глубокое море эротического наслаждения.

Его руки, губы, язык не пропускали ни одного уголка ее тела, спускаясь от груди все ниже и ниже. Он просунул руку между ее ног и почувствовал жар таинственного места, все еще скрытого под ее бриджами. Сквозь ее одежду он прикоснулся к этому пылавшему очагу, трепещущему от желания.

Николас нащупал пояс туго натянутых на плоский живот бриджей и пытался развязать шнуровку. Сабрина напряглась, возбужденная жаром его тела, прижимавшегося к ней. Она ухватила его за плечи, стремясь сохранить это ощущение, и желание как пружина все туже и туже сжималось внутри ее.

— Сабрина, — прошептал он.

— О Боже, Николас, пожалуйста!

Почему он не овладеет ею прямо сейчас? Зачем он продолжает эту сладкую невыносимую пытку? Она чуть не разрыдалась от мучительного желания, жажды его близости, угрожавшей свести ее с ума.

— Я не могу развязать эту чертову штуку.

— Что? — Она почти не понимала его слов.

— Эти чертовы штаны. — Он схватился за голову и сердито посмотрел на нее. — Мне никогда еще не приходилось снимать с кого-нибудь штаны, и, боюсь, я затянул узел.

Он наклонился, чтобы рассмотреть узлы. Его близости было достаточно, чтобы Сабрину охватила дрожь. Он покачал головой:

— Сабрина, я не знаю…

— Николас, за последний день я многое поняла. Это не просто минута слепой страсти. — Она схватила его за плечо. — Я не легко отдаю себя. У меня была возможность, но я не ложилась в постель с мужчиной… тринадцать лет. — Она опустила глаза, затем настойчиво потребовала: — А теперь сними с меня эти проклятые штаны!

Чудовищность ее признания, казалось, поразила его решимость блеснула в глазах. Спустив ноги на пол, он в два прыжка подбежал к своим вещам и начал что-то искать в мешке.

Несмотря на свое разочарование, она заметила мощь его обнаженного тела. Бронзовая кожа блестела. Ноги длинные и сухощавые. На спине выступали мускулы, и в Сабрине снова вспыхнуло желание. Она сжала кулаки, закрыла глаза и открыла их, когда он неожиданно, подхватив ее под локоть, рывком поставил на ноги.

— Это твой последний шанс. — В его черных глазах она заметила блеск обещания и страсти. — Ты доверяешь мне?

Доверяла ли она? Она хотела его. Он был нужен ей. Но доверять? Она не доверила ему ни один из своих секретов. Могла ли она всем сердцем доверять ему? И она солгала:

— Всей своей жизнью!

Он засмеялся. Она не обманула его, он верил ее словам не больше, чем она сама. Он притянул ее к себе так, что ее обнаженные груди касались жестких волос на его груди. В другой руке он держал кинжал.

Сабрина ахнула.

— Николас, ты не… ты не сделаешь этого! Подожди. Ты не понимаешь. Я так долго берегла эти бриджи. У меня их всего две пары.

— Прекрасно, значит, обойдешься без этих.

— Но я…

Он поцелуем заставил ее замолчать. У нес перехватило дыхание и подогнулись колени. Он мог делать с ее штанами все, что ему захочется, и со всем остальным тоже. Тупое лезвие ножа прижалось к ее животу, и она поморщилась. Шнуровка лопнула. Николас мгновенно перерезал ее и спустил бриджи вниз, пока они не упали к ногам Сабрины.

Она, обхватив руками его спину, всем обнаженным телом прижалась к нему, чувствуя упругую мощную v его страсти. Он поднял ее на руки и осторожно положил на постель. В ней было все, о чем он мечтал, все, чего он желал: крепкие полные груди, розовые возбужденные соски, тонкая талия, переходившая в соблазнительные бедра. Золотистые волоски, преграждавшие вход туда, где его ожидало наслаждение. Это не шло ни в какое сравнение с его прежним любовным опытом. Это было нечто большее,

Она соблазняюще — полуприкрытыми глазами, блестящими от страсти, — смотрела на него.

Он со стоном опустился на постель рядом с ней, желая только одного — овладеть ею. Сейчас же! Грубо и быстро. Но она так долго не знала мужчины. Он доставит ей наслаждение, пока она не достигнет вершины экстаза, и только после этого утолит свое желание. Медленно, осторожными ласками он доведет ее до высшего предела страсти. Да, он будет сдерживать себя, даже если это убьет его. Он прижался к ее губам, и все его самообладание исчезло от яростной страстности ее поцелуя. Он гладил ее пышное тело, и она извивалась от его прикосновений, разжигая его страсть. Казалось, жар ее тела проникал в самую его душу, и он чуть не задохнулся от невыносимого желания овладеть ею.

Словно исследователь неведомых земель, он открывал все тайны ее тела, пока его пальцы не добрались до спутанных вьющихся волос и скользнули внутрь долины блаженства. Он чувствовал мягкие нежные складки плоти, влажные от ожидания, трепещущие от страсти, и осторожно ласкал этот чудный цветок ее женственности. Она задыхалась от неожиданного наслаждения, и он взял в губы сосок ее груди. Зубами и языком он повторял движения своих пальцев, и она стонала от невероятного блаженства, охватившего ее. Она притянула к себе его голову и приникла к его губам.

— Возьми меня, Николас! Возьми меня, муж!

Он колебался, но больше не мог противостоять собственному желанию. Медленно он все глубже и глубже входил в жаркую глубину, пока полностью не погрузился в трепещущее пламя внутри ее. Он старался продлить сладостное предвкушение, но его движения становились все более настойчивыми и быстрыми.

Ее бедра поднялись, и они оба поддались этому не измеряемому временем ритму. Она выкрикивала его имя снова и снова в безумном приступе страсти и жажды обладания. Он шептал слова восторга и изумления, прижавшись к ее пылающему телу. Она была его владелицей и одновременно его рабыней. Он был побежден и одновременно чувствовал себя победителем. Соединившие их силы, яростные и могучие, возносили на недосягаемые вершины. Последним мощным рывком он достиг всей глубины, Сабрина вскрикнула, сжатая пружина внутри ее разогнулась, и волны невыразимого экстаза поглотили ее. Тело Николаса содрогнулось, и у него хватило сил лишь выдохнуть ее имя:

— Сабрина… Бри!

Глава 12

Сабрину одолевал смех. Она уткнулась ему в шею, чтобы заглушить непреодолимое желание рассмеяться, и прикусила губу.

— Сабрина? — Николас крепче прижал ее к себе и с беспокойством в голосе спросил: — С тобой все в порядке?

— Все хорошо, даже прекрасно, — заверила она.

— Сабрина. — Николас отодвинулся и с тревогой пристально посмотрел на нее. — Ты жалеешь о том, что произошло между нами?

— Жалею? — изумленно переспросила она.

Темный синяк расплывался на его скуле. Нахмуренные брови пересекал шрам от раны над глазом. Его встревоженный, обеспокоенный и испуганный вид настолько не соответствовал тому, что чувствовала она, что это выглядело почти комично. Смех, до того с успехом сдерживаемый ею, вырвался наружу, и она весело расхохоталась. Николас с недоумением смотрел на нее. Быстро менявшееся выражение его лица еще больше рассмешило ее. Тревога, затем смущение и удивление наконец сменились выражением неудовольствия.

— Знаешь, дорогая, другой мужчина не увидел бы ничего забавного в том, что произошло между нами, и не счел бы твой смех комплиментом.

Насмешливое замечание Николаса вызвало лишь новый взрыв смеха.

— О, Николас, прости меня, — ее глаза искрились весельем, — я просто… я чувствую себя восхитительно!

— Восхитительно? — На его лице появилась улыбка, — Мне как-то не пришло в голову, но «восхитительно», пожалуй, очень точное определение.

31
{"b":"1147","o":1}