ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Один день мисс Петтигрю
Любовь литовской княжны
Аврора
Когда Ницше плакал
Нефритовые четки
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Кафе маленьких чудес
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками

Он лежал на боку, опершись на локоть. Она посмотрела на него с лукавой улыбкой.

— Так что же, я все еще «безупречный и праведный образец добродетели»?

Откинув назад голову, он от души расхохотался.

— Ты, бесспорно, придала новый смысл этой фразе. — Он стал серьезным и задумчиво провел длинным смуглым пальцем по ее щеке. — Почему ты это делала, Сабрина?

— Делала что? — спросила она, удивленная неожиданным вопросом.

— Пряталась, притворялась все эти годы.

Она с беспокойством посмотрела на него:

— Что ты хочешь этим сказать?

Он пожал плечами, продолжая гладить ее щеку и шею.

— Я хочу сказать, ты создавала впечатление тихой, сдержанной женщины. Очень степенной и очень порядочной. Ты совсем не такая, как я предполагал. И с первой же минуты этого путешествия каждое твое слово, каждый поступок убеждали меня, что твоя жизнь в Лондоне была сплошным притворством. Почему ты скрывала эту смелую, очаровательную женщину, которую мне посчастливилось найти?

Она отвела взгляд и смотрела куда-то вдаль, словно видела что-то за стенами каюты. Любовь к нему требовала, чтобы она была с ним откровенной, по крайней мере, до определенной степени. Вполне возможно, что они проведут оставшиеся годы вместе, и это больше не огорчало ее. В ее прошлой жизни было много такого, о чем она никогда бы не сказала ему, но о некоторых вещах он должен знать. Сабрина посмотрела ему в глаза.

— Это ради Белинды. Когда после смерти Джека мы вернулись в Лондон, я поняла, что не могу, как раньше, позволять себе опрометчивые поступки. Свет, вероятно, принял бы меня, но что стало бы с моей дочерью, когда она вырастет и должна будет занять свое место в этом обществе? Ей всегда бы напоминали о матери, носившей клеймо легкомысленной и пренебрегающей условностями женщины и еще бог весть какой. — Она покачала головой. — Я не могла допустить, чтобы мое дитя расплачивалось за мои грехи, какими бы незначительными они ни были. — Она вздохнула. — Поэтому я стала добродетельной, появляясь в обществе не чаще, чем это было необходимо, и стараясь особенно не привлекать к себе внимания.

Его пальцы добрались до ложбинки на ее груди, и она задрожала от его прикосновения.

— Значит, ты не жила, а существовала.

Она наморщила нос.

— У тебя это звучит ужасно. Но было не так уж плохо. Нельзя сказать, что я жила отшельницей. И, кроме того, у меня были… другие интересы, мне было чем заняться. Но в целом это было довольно…

— Скучно и уныло. — Он наклонился и поцеловал кончик ее носа. — Обещаю, что твоя жизнь никогда больше не будет скучной.

Она обняла его.

— И как же, дорогой супруг, ты собираешься это сделать?

— Я постараюсь как можно больше времени тратить на то, чтобы придумывать все больше и больше интересных и захватывающих занятий, чтобы скука не прокралась в твою жизнь.

Он скрепил свое обещание страстным поцелуем, от которого у нее перехватило дыхание. Ее губы раскрылись, и они оба очутились во власти желания. Николас покрывал поцелуями шею, все сильнее возбуждая ее. Она прикусила краешек его уха и, дотронувшись языком до его шеи, почувствовала тонкий, почти незаметный шрам. В те времена такая рана была опасна для жизни.

— Николас, откуда у тебя на шее этот шрам?

Теперь он целовал ее плечи. Прижимаясь к ее нежной коже, он пробормотал:

— Ерунда. Неудачная мальчишеская шалость.

— Неудачная мальчишеская шалость?

Она чуть не ахнула от внезапного озарения. Бог мой! Николас был тем самым агентом правительства, которого она перехитрила тогда, много лет назад! Она вышла замуж за единственного человека, который представлял угрозу ее будущему. Тот самый человек, который преследовал ее во сне и в мечтах, а теперь согревал ее постель.

Это открытие потрясло ее и объяснило неожиданное влечение к нему. Его голос, запах, поцелуи пробуждали какие-то смутные воспоминания. Может быть, им предназначено судьбой быть вместе? И после того, что не свершилось однажды, им был дарован еще один шанс.

А Николас целовал ее грудь, его мучительно-сладостные ласки заставили ее забыть обо всем. Ее открытие и страх перед будущим растаяли от предвкушения его близости. У нее еще будет время проанализировать ситуацию. Сейчас она теряла способность мыслить разумно, уносимая бурным потоком чувств и ощущений. Сабрина целиком отдалась блаженству искусных ласк Николаса и, не сдерживаясь, отвечала на них. Погружаясь в забытье страсти, она успела подумать о том, что все происходящее между ней и этим человеком можно назвать только чудом.

Сабрина уютно устроилась под боком Николаса, лежавшего в блаженном полузабытьи утоленной страсти. Одной рукой он обнимал жену, вторую подложил под голову. Невидящими глазами он смотрел в потолок, подозревая, что даже самый невнимательный наблюдатель назвал бы его улыбку идиотской. Он испытывал восхитительное ощущение покоя и удовлетворения.

Никогда прежде радости любви не действовали на него так, как сейчас. О, конечно, он тоже чувствовал себя после страстных объятий умиротворенным и утомленным. Но сегодня это все подавляющее ощущение блаженства и покоя казалось совершенно незнакомым.

Сабрина вздохнула и пошевелилась, и он привлек ее к себе. Он и представить себе не мог, что это серьезное существо, которое он с таким равнодушием выбрал себе в жены, овладеет его сердцем. Но она безжалостно ворвалась в его жизнь и душу, неизбежная, как само время. И Николас должен был смириться с этой неизбежностью

Плохо или хорошо, но Николас Харрингтон был, наконец, безумно и бесповоротно влюблен. Его сомнения в существовании этого чувства рассеялись, их заменила душевная теплота. Это был не обжигающий жар страсти, но что-то более сильное, глубокое, многогранное, непреходящее. Странно, что любовь пришла к нему теперь, когда дни влюбчивой молодости были уже позади. Он усмехнулся. По крайней мере, человек его возраста и опыта был достаточно умен, чтобы оценить это необыкновенное и хрупкое чувство.

Он взглянул на жену и поблагодарил судьбу, которая свела их. Ее белокурые волосы блестели в лучах полуденного солнца как золото, и он отвел их с ее лица. Он понял, что, когда они поженились, она думала, что объявленный брак по расчету будет похож на большинство светских браков. У каждого будет своя жизнь, и они будут появляться вместе только в тех случаях, когда этого требуют светские приличия.

Сабрина была явно утомлена, но Николас не мог уснуть. Мышцы у него все еще болели, но головная боль прошла. Только боязнь потревожить жену мешала ему встать с постели. Он вздохнул, закрыл глаза, смирившись со своим приятным пленом, и постарался уснуть.

В голове у него роились неуловимые видения из каких-то снов. Мелькали обрывки разговора, воспоминания, страхи, желания, но он не мог удержать их. Он пытался собрать бессвязные воспоминания в одно целое, чтобы найти в них смысл. Все это было как-то связано с далеким прошлым, с морем, с женщиной, леди Би…

Николас резко открыл глаза, и только рука, обнимавшая Сабрину, помешала ему вскочить с постели. Леди Би.

Контрабандистка, которую он пытался, но не сумел поймать десять лет назад! И так назывался этот корабль. Корабль, принадлежащий этому проклятому американцу. Каким же он был идиотом, что не сумел увидеть между всем этим связь!

Волнение охватило его, но он заставил себя успокоиться и трезво разобраться в этом поразительном открытии. Очевидно, воспоминания о том случае были вызваны ударом по голове, очень похожим на тот, что свалил его с ног десять лет назад.

Он вспомнил, как очнулся на пустынном берегу и, прежде чем открыть глаза, понял, что не обнаружит никаких признаков контрабандистов. Шатаясь, он встал и скривился от нестерпимой боли в голове. Николас был благодарен, что остался жив, но расстроен неудачным окончанием своей миссии. Это поражение до сих пор мучило его. В министерстве его не обвиняли. Хотя он и не поймал банду, она прекратила свою деятельность. Но неспособность выполнить поставленную задачу оставила тяжелый след в его сознании и в личном списке, который до этого случая и после него состоял только из успехов и побед. И его поражение было делом рук женщины, таинственной леди Би. Вместе с группой опытных солдат он прочесал деревню, обыскал все окрестности, но безуспешно. Никто не признался, что знает ее, и даже глазом не моргнул при упоминании ее имени. В конце концов, безуспешность поисков заставила его признать свое поражение, но он не забыл ни своей неудачи, ни этой женщины.

32
{"b":"1147","o":1}