ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще долгое время, когда все подробности уже стерлись в его памяти, она преследовала его во сне. Многие годы она возникала в его памяти: ее голос, ее прикосновение, ее поцелуй вновь пробуждали его необъяснимую страсть. То же неукротимое желание, которое теперь пробуждала в нем Сабрина.

Внезапно сходство его жены с таинственной леди Би поразило его. Обе проявляли смелость и стремление к независимости, эти качества он раньше никогда не встречал в женщинах. Обе были намного умнее женщин, которых он знал. И обе пробуждали в нем страсть и волнение а крови. Как странно! Они обладали качествами, совершенно противоположными тем, которые он считал необходимыми для женщины, но именно это неудержимо притягивало его.

Он повернулся, крепче обнял жену и задумался. Хотя его появление на борту именно этого судна скорее всего было простым совпадением, он больше не сомневался, что существовала какая-то связь между этим кораблем и его давней противницей. Вполне вероятно, что Мэдисон знал эту леди. Корабль якобы был назван в честь сестры Мэдисона, но каждое слово, произнесенное на его борту, делало эту историю все более невероятной.

Не мог ли Мэдисон быть заодно с контрабандистами? Этот человек выглядел несколько высокомерным, вольнолюбивым и независимым, что выдавало его презрительное отношение к властям. Мэдисон свободно мог использовать свои корабли — и этот корабль, возможно тоже, — для контрабандной перевозки товаров из Франции в Англию.

Николас скрипнул зубами. В нем росла настойчивая решимость узнать правду. Не для того, чтобы что-то предпринять, официально он ничего не мог сделать. Мэдисон находился не на английской земле и не был подданным английской короны. Но он мог бы привести его к леди Би. А что потом?

Этот вопрос не выходил у него из головы, и он старательно анализировал свои чувства. К своему удивлению, он заметил, что его многолетнее влечение к неизвестной женщине угасло, сменившись более реальным влечением к собственной жене. Он сознавал, что Сабрина — единственная женщина, которую он хотел иметь рядом с собой сейчас и на всю жизнь.

Но оставались вопросы, мучившие его в течение десяти лет. Если бы он узнал, кто эта леди Би, он мог бы окупить свою вину. О, нет, не в глазах своего начальства — случай контрабанды десятилетней давности едва ли мог теперь кого-то интересовать, — но в своих собственных.

Нелегко будет добиться сведений от Мэдисона. Николас улыбнулся. Но он сделает это с большим удовольствием. Жизнь графа не так интересна, как жизнь агента, шпиона и дипломата. Играя с Мэдисоном в кошки-мышки, он мог бы восстановить свои способности, к которым больше не собирался прибегать. Капитан наверняка окажется достойным противником. Николас усмехнулся. Он очень любил достойных противников.

Сабрина могла бы рассказать, что представляет собой Мэдисон. У него мелькнула мысль о старом деловом партнерстве с американцем, но он сразу же отбросил эту мысль. Без сомнения, это было пустячное дело. Конечно, Сабрина и понятия не имела о преступной деятельности Мэдисона. Он взглянул на Сабрину, чувства распирали его грудь. Инстинкт, которому он доверял всю жизнь, говорил ему, что, невзирая на обстоятельства, Сабрина никогда не нарушит закон.

Сабрина лениво и с наслаждением потянулась. Она еще не открыла глаза, а на ее губах уже появилась блаженная улыбка. Утреннее солнце заливало каюту, придавая всем предметам золотистый сказочный блеск. Она села и взглянула на место рядом с собой. Там остался отпечаток чудесного теплого тела, но самого Николаса не было.

Это не испугало ее. Ничто не могло омрачить радость вчерашних дня и ночи.

Дверь распахнулась, и на пороге показался Николас державший в каждой руке по дымящейся чашке кофе. Глядя на его сильные смуглые руки, Сабрина вспомнила, какое наслаждение могут доставить они.

— Доброе утро. — Он улыбнулся и вошел в каюту.

— Доброе утро. — Она взглянула на него и опустила глаза.

Неожиданно смутившись, она натянула одеяло на обнаженную грудь. Он опустился на край постели и протянул ей кружку.

— Как я понимаю, ты предпочитаешь кофе.

— Спасибо, — кивнула она и взяла кружку. Сабрина сделала большой глоток горького напитка и поверх кружки посмотрела на него. В глубине его темных глаз она увидела веселую насмешку. Одной рукой она придерживала на груди одеяло, а другой держала чашку. Он окинул ее одобрительным и раздевающим взглядом. Ее лицо вспыхнуло.

— Мне надо одеться.

— Зачем? Я нахожу твое одеяние, или, вернее, отсутствие такового, очаровательным.

Он наклонился и поцеловал кончик ее носа. Волна возбуждения пробежала по ее телу.

— Может быть, мне стоит присоединиться к тебе. Она увидела, как насмешливое выражение исчезло из его глаз, вместе с ним исчезло и ее смущение. Она была готова с радостью пригласить его к себе под одеяло.

— Как я вижу, наконец, произошла консумация так называемого брака по расчету.

Грубое вмешательство чужого голоса заставило их оглянуться. В дверях стоял Мэтт с явными следами драки на лице.

— Что тебе надо, Мэдисон? — прорычал Николас.

— Что мне надо? — Мэдисон вошел в каюту, подвинул постели стул и сел. — Дай подумать. Я всегда хотел подучить Бри.

— Мэтт. — Сабрина бросила на него негодующий взгляд. — Не надо. Ты просто хочешь неприятностей.

Мэтт поднял глаза к небу с видом отвергнутого жениха.

— Ты наносишь мне рану, Бри.

— Спрашиваю еще раз, Мэдисон, — не выдержал Николас, — что тебе надо?

Мэтт многозначительно посмотрел на Сабрину. Она плотнее закуталась в одеяло.

— Очевидно, она сделала свой выбор.

— Никакого выбора мне не надо было делать, — заметила она.

Мэтт не обратил на нее внимания.

— Но мы по-прежнему партнеры, не так ли?

Сабрина, взглянув на Николаса, вздохнула:

— Конечно. Ничего не изменилось.

— Ничего? — усомнился Мэтт.

— Что касается нашего партнерства, то ничего. Мэтт, мы в этом деле вместе, — твердо повторила Сабрина.

— А как насчет твоего мужа? Какая роль отводится ему?

Николас посмотрел на нее:

— Да, дорогая, как насчет твоего мужа?

Сабрина переводила взгляд с одного на другого. Когда она начинала поиски, не было никакого мужа, они с Мэттом поделили бы сокровища между собой. Однако сейчас надо было принять во внимание Николаса. В душе она сомневалась, что он охотно ввязался в ее приключения. С другой стороны, золота было более чем достаточно.

Она набралась смелости:

— Николас, естественно, тоже будет партнером.

Неприкрытое разочарование появилось в глазах Мэтта, но он лишь пожал плечами, словно ожидал такого ответа. Николас улыбался с довольным видом, и она поду, мала, что из-за этого между мужчинами снова разгорится вражда. А может быть, партнерство уменьшит их неприязнь друг к другу. Или, скорее всего они просто поубивают друг друга. А если Николас когда-нибудь узнает о преступном прошлом, связывающем ее с Мэттом…

— Ладно, — равнодушно сказал Мэтт. — Но я считаю, что, если этот человек участвует в нашем деле, он должен знать, что это за дело. Ты бы лучше рассказала ему, во что он ввязывается.

— Да, любовь моя, я полагаю, тебе давно пора рассказать мне все об этом путешествии.

— Хорошо.

Сабрина отдала кружку Николасу и смерила взглядом обоих мужчин. С тех пор как они ступили на корабль, она со страхом ожидала этого момента. Как бы ни были скандальны его любовные похождения, Николас славился репутацией ярого сторонника законности. Он не нарушал правил и предписаний и явно не относился к людям, готовым броситься на поиски сокровищ.

Она сделала глубокий вдох.

— Много лет назад мой муж Джек…

— Твой первый муж, — перебил Николас, и легкая тень пробежала по его лицу.

— Да, — согласилась Сабрина, — конечно, мой первый муж, Джек, любил азартные игры. Любые. Вы знаете, что глупое пари стоило ему жизни?

Николас кивнул.

— Однажды во время самой обычной карточной игры он выиграл довольно необычное письмо. В этом письме приводились подробные указания, как найти золото, спрятанное двадцать лет назад в Египте. Золото предназначалось Наполеону для финансирования его египетской кампании. Но корабль затонул, а золото так и не нашли. Как мне рассказывали, когда Джек выиграл письмо, все за столом приняли это за шутку. Игроки смеялись и говорили, что он выиграл ничего не стоивший листок бумаги. Но Джек, должно быть, воспринял это серьезно. Он спрятал письмо, и недавно я его нашла. — Она замолчала, оценивая его реакцию. — Поэтому мы здесь.

33
{"b":"1147","o":1}