ЛитМир - Электронная Библиотека

Сабрина пристально смотрела на Николаса. Во время ее рассказа его лицо оставалось непроницаемым, не было заметно ни интереса, ни насмешки. На правах мужа он мог вообще прекратить эту затею. Но хотелось ли ей сейчас пренебречь его желаниями? Она надеялась, что он выполнит условие их брака участвовать или хотя бы поддерживать ее деловые предприятия. Однако они уже нарушили одно условие брачного соглашения, не нарушит ли он и другое? Она в волнении теребила край одеяла.

— Где это письмо? — наконец равнодушным тоном спросил Николас. Сердце Сабрины замерло от дурного предчувствия.

— Сейчас достану. — Она высвободила из-под одеяла голую ногу.

— Сабрина! — с негодованием воскликнул Николас.

— Бри, — усмехнулся Мэтт.

Она сердито посмотрела на обоих, от раздражения ее слова прозвучали более резко, чем она хотела:

— Ради Бога, я не собираюсь выпрыгивать из кровати голышом. Николас, пожалуйста, не делай из меня дурочку. Мэтт, до сих пор я никогда не раздевалась перед тобой и не собираюсь делать этого сейчас. Признаюсь, иногда мужчины ведут себя как полные идиоты.

Она ловко завернулась в одеяло и встала.

Мэтт, оценив ее сообразительность, усмехнулся.

Николас неодобрительно свел брови.

У Сабрины мелькнула мысль, что в этом одеянии она похожа на египетскую мумию. Подойдя к своему саквояжу, она открыла его и, покопавшись внутри, извлекла пожелтевший от времени листок бумага. Приблизившись к Николасу, она протянула ему письмо.

Он холодно оглядел ее с головы до ног.

— Тебе не кажется, что этот разговор лучше продолжить, когда ты будешь одета?

Она не позволила смутить ее и не уступила ему:

— Возможно. Но моя одежда не имеет никакого отношения к сути этого дела. Не так ли?

— Тем не менее…

Мэтт раздраженно вздохнул:

— Да прочти ты это проклятое письмо, чтобы мы могли обсудить его.

Николас недовольно взглянул на него и взял бумагу. Завернувшись в одеяло поплотнее, Сабрина присела на краешек постели. Время тянулось медленно. Сабрина пристально вглядывалась в лицо мужа, и ею овладевало беспокойство. Невозможно было понять, как он ко всему этому относится. Она взглянула на Мэтта. Он приподнял бровь, забавляясь происходящим. Мнение Николаса его совершенно не интересовало. Ожидание становилось для Сабрины невыносимым.

Николас взглянул на нее.

— Без сомнения, это самое нелепое послание, какое мне когда-либо приходилось видеть.

У Сабрины упало сердце.

— Что?

Мэтт вскочил и выхватил письмо из рук Николаса.

— Я знал, что он так к этому отнесется. Посмотри на него, Бри, — в этом напыщенном накрахмаленном типе нет ни капли воображения или авантюризма. Кроме всего прочего, надо обладать еще и смелостью. А у него ее не хватает.

Лицо Николаса покраснело от гнева.

— Я ни от кого не потерплю оскорблений, тем более от американца с сомнительной репутацией и дурными манерами, который путает смелость с глупостью.

— Джек Уинфилд решился бы на это, — нанес ему ответный удар Мэтт.

Лицо Николаса исказилось.

— Я не Джек Уинфилд, — сквозь зубы процедил он, — и не желал бы им быть.

Они свирепо смотрели друг на друга. Сабрина вскочила на ноги и, путаясь в одеяле, мешавшем ей передвигаться, встала между ними.

— Неужели вам мало одной драки? Я не хочу, чтобы вы опять вцепились в горло друг другу.

Она повернулась к Мэтту:

— Николас мой муж, нравится тебе это или нет. Я обязана с ним считаться и не позволю оскорблять его. А теперь ты послушай, — обратилась она к Николасу. — Я даже не помню, сколько лет Мэтт был мне преданным другом. Он помогал мне, когда я нуждалась в этом, и готов помочь мне сейчас. По условиям нашего брака ты согласился быть равноправным партнером в любом моем предприятии. Я имела в виду эти поиски.

— А если я откажусь присоединиться к тебе? Или не разрешу продолжать эти глупые поиски? Что тогда?

Сабрина отвела глаза. Она смотрела на маленькое светлое пятно на полу у нее под ногами. Как странно, в тот момент, когда решался вопрос всей ее жизни, в ее памяти навеки останется это маленькое пятно. Она заставила себя посмотреть Николасу в глаза. Страх охватил ее. Неужели она нашла человека, которого искала всю свою жизнь, только для того, чтобы сейчас потерять его? Как заставить его понять, что поиски золота — это не просто желание раз, богатеть? Это поиски потерянной радости жизни. Ее горло сжалось, и она поняла, что уже давно сделала свой выбор.

— Я бы предпочла, чтобы ты присоединился к нам. Твое участие для меня очень важно. Однако если ты отказываешься… — Она выпрямилась и замолчала, набираясь храбрости. Обратного пути не было. — Я все равно продолжу поиски.

Черные глаза Николаса пылали гневом, но он сдержанно заметил:

— Ты имеешь представление о том, как опасно в наше время в Египте? Страна кишит головорезами и грабителями, охотниками за сокровищами более древними, чем твое. Но любой из них перережет твою милую шейку при одном намеке на французское золото.

— Я готова рискнуть, — спокойно сказала она.

— Ну, а я не готов подвергать тебя риску. — Он раздраженно провел рукой по своим темным волосам. — Ты не откажешься от этой глупости, даже несмотря на мой запрет? Разве ты не понимаешь, что твой поступок, твое открытое пренебрежение к моему мнению разрушат наше будущее?

Слезы подступили к глазам Сабрины, но она постаралась скрыть их. Вряд ли она сможет удержать его, даже если заложит свою душу.

— Да.

Николас повернулся и направился к двери.

У Сабрины замерло сердце, и она почувствовала себя несчастной.

Взявшись за ручку двери, он остановился и тяжело вздохнул:

— Черт знает что! Хорошо! Я буду участвовать в этом безнадежном предприятии, но только ради того, чтобы сохранить тебе жизнь.

Сабрина уже приготовилась получить отказ и не сразу поняла, что он согласился. Уныние сменилось ликованием. Она бросилась к нему, ее одеяние развевалось, распространяя мускусный аромат любовных ласк.

— Николас! — радостно смеялась она, и он отвечал ей грустной улыбкой.

— Я не верю в эти твои сокровища. Однако… — Он заглянул ей в глаза, и она чуть не задохнулась, не смея поверить в ту страсть, которую увидела в них, — проехать полмира — это не слишком высокая плата за радость быть рядом с тобой. И если поиски сокровищ окажутся бесплодными и опасными, тогда, чтобы сделать тебя счастливой, я просто вооружусь лопатой, компасом и кинжалом.

— О, Николас, ты не пожалеешь,

— Ха. Наверняка очень пожалею.

Он поднял ее на руки и отнес на кровать. Его губы прикасались к ее шее, он прошептал ей на ухо:

— Однако для любви есть места и похуже, чем пустыня лунной ночью.

Николас посмотрел на нее, и она поняла его многозначительный взгляд. Без слов они давали друг другу обет и заключали соглашение. Вчера соединялись их тела, сегодня соединились души. Сабрина поняла: что бы ни случилось, ее сердце навеки принадлежит ему.

— Если вы сумеете оторваться друг от друга, может быть, мы серьезно поговорим, — раздался насмешливый и бесстрастный голос Мэтта.

Он опустился на стул и с явным раздражением смотрел на них. Сабрина неохотно отстранилась от Николаса. Он сел рядом с ней и сердито взглянул на Мэтта.

— Начинай.

— Во-первых, я хочу знать, почему ты считаешь это письмо нелепым. Указания кажутся мне совершенно ясными и довольно разумными.

Николас выхватил письмо из рук Мэтта:

— Да, все изложено здесь кратко и понятно. Дело не столько в том, что написано, а в том, чего здесь нет.

— Не понимаю, — озадаченно нахмурилась Сабрина.

— Все очень просто, дорогая. Когда Наполеон совершал свой поход в Египет, французское правительство его не очень любило. Точнее, власти ограничивались тем, что просто не обращали на него внимания. Само предположение, что правительство послало золото, чтобы поддержать его, смехотворно. — В глазах Николаса мелькнуло сочувствие: — Мне очень жаль, дорогая.

34
{"b":"1147","o":1}