ЛитМир - Электронная Библиотека

Он расхохотался, и она с недоумением посмотрела на него. Чем дольше Мэтт смеялся, тем сильнее разгорался ее гнев. Он вытер выступившую от смеха слезу.

— Ты вышла замуж за единственного человека во всей Англии, вероятно, во всем мире, которому больше всего на свете хочется бросить тебя в тюрьму? О, это действительно забавно, Бри!

Его легкомысленное отношение возмутило ее:

— Я не единственная, у кого есть секреты от Николаса. Как ты думаешь, что он сделал бы, узнай о том, что ты соблазняешь его сестру?

Мэтт замер.

— Я люблю ее, Бри.

Сабрина усмехнулась:

— Мне трудно в это поверить, Мэтт. Ты не из тех, кто по уши влюбляется в женщину. Уинни очень мила, но ее ум затмевает ее хорошенькое личико. Не могу поверить, что такая женщина могла бы тебе подойти. Грустная улыбка мелькнула на его лице.

— Это действительно кажется маловероятным, но это правда. Она умна и красива и вообще замечательная женщина, и я не представляю себе жизни без нее. — Он вздохнул. — Но все дело в том, что, по-моему, она не представляет себе жизни со мной.

— Безусловно, я могу это понять. — Сабрина задумалась. — И в то же время такая безнадежная старая дева была бы рада любому предложению, даже твоему.

— Я не спрашивал ее, — покачал он головой, — но она дала мне понять, что ее не интересует замужество. У нее какие-то глупые намерения объехать весь мир в поисках приключений. Боюсь, мне нет места в ее планах.

— Но ты хотел, чтобы было? — тихо спросила Сабрина.

Она увидела в его глазах затаившееся страдание.

— Сильнее всего, Бри. — Он горько рассмеялся. — Какова ирония судьбы! Здесь, в Каире, где любая вещь и даже многие люди имеют свою цену, я обнаружил, что больше всего на свете я хочу единственного, чего нельзя купить ни за какую цену. — Он посмотрел вдаль. — Поэтому я решил не ехать с вами, Бри. Золото золотом, но я не смогу смотреть на нее, радующуюся своему первому приключению, и знать, что это все, что отведено нам.

— Никогда не думала, что ты трус, Мэтт.

— Просто так будет лучше, вот и все, — с болью произнес Мэтт. Он замолчал, а Сабрина не находила слов. Он выглядел таким отчаявшимся, что она больше не сомневалась в его искренности. Как бы отгоняя мрачные мысли, Мэтт тряхнул головой и повернулся к ней: — Николас любит тебя, Бри?

Она задумчиво улыбнулась:

— Я сама хотела бы это знать. Иногда, когда он обнимает меня, я почти в этом уверена. Но он так умело обращается с женщинами, у него богатый опыт, и он всегда знает, что сказать и как сказать. Я не верю, когда он говорит о любви. Слова признания с такой легкостью слетают с его губ.

— Поэтому ты не знаешь, что он сделает, когда поймет, что пресловутая леди Би и его молодая жена — одно лицо?

— Мысль об этом приводит меня в ужас. Я бы предпочла прожить всю жизнь с этой тайной, чем заслужить его осуждение. — Она помолчала и собралась с мыслями. — Я бы хотела обмануть себя и жить несбыточной мечтой, надеясь, что его любовь ко мне окажется сильнее его чувства долга и чести, чем жить с уверенностью, что этого не будет.

— Это произошло так давно, Бри, — с нежностью произнес Мэтт. — Ты не думаешь, что он уже все забыл?

Она печально покачала головой.

— Мы говорили с ним на палубе. Он не забыл, — она понизила голос до шепота, — и не простил.

— Я сохраню твою тайну, Бри.

— Я знаю, Мэтт. — Она улыбнулась сквозь выступившие слезы. — Ты всегда умел хранить тайны.

Эту землю, изнывающую от зноя, иссушенную солнцем и чертовски неуютную, мог придумать только сам дьявол. По улицам Каира бесконечным потоком двигались в темных одеяниях язычники, считавшиеся в Богом забытой стране человечеством. Однако следует сказать несколько слов в пользу этого нецивилизованного мира. За несколько жалких монет здесь можно было купить и преданность, и нужные сведения. Сразу же по прибытии в город он нанял шпионов, чтобы следить за Сабриной и ее спутниками. Теперь он знал не только об их приготовлениях, но и о выбранном ими пути.

Его идиоты-компаньоны хотели встретиться с Сабриной еще в Каире. Но он убедил их, что для них намного выгоднее увидеться с ней вдали от города, где им могут помешать. Компаньоны согласились потерпеть и двигаться следом, выжидая удобного момента для встречи. Они приехали с опрометчивым намерением жениться на ней и таким образом спасти ее репутацию. Сначала это казалось абсурдным, но после некоторого размышления он понял, что это нисколько не мешает его собственным планам. Если ему придется жениться на леди Стэнфорд, то все ее состояние, включая и золото, будет принадлежать ему. А прекрасная леди в его постели станет восхитительной наградой. Он едва не рассмеялся в предвкушении будущего удовольствия.

— Да я и ногой не дотронусь до этого грязного животного!

Белинда с отвращением посмотрела на опустившегося на колени верблюда, который ответил ей не менее злобным взглядом.

— Позволь заметить, что тебя должно беспокоить совсем другое место, а не нога. — В ответ на это робкое замечание Эрика испепелили взглядом, первоначально предназначавшимся верблюду.

— Мама! — воскликнула Белинда. — Я не могу ехать на верблюде. Просто не могу.

— Можешь и поедешь, — не допускающим возражений тоном сказала Сабрина.

Белинда наморщила нос в точности так, как это делала Сабрина.

— Он омерзителен. Почему я не могу поехать на лошади? Почему я должна рисковать жизнью и здоровьем, на этой скотине?

— Ты видишь где-нибудь лошадь? — теряя терпение, спросила Сабрина.

Белинда отрицательно покачала головой.

— Тогда садись своей проклятой задницей на это животное, сейчас же!

Белинда топнула ногой и скрестила руки:

— Не понимаю, почему я должна это делать. У меня нет ни малейшего желания тащиться по пустыне в поисках каких-то дурацких древних черепков.

— Черепков? — озадаченно повторила Сабрина.

— Да, так мне Эрик объяснил.

Сабрина повернулась к молодому человеку, единственным желанием которого было оказаться сейчас в любом другом месте, только не между матерью и дочерью.

— Эрик, какие черепки?

— Так сказал отец, — пожал плечами Эрик, — чиновнику паши, когда мы брали разрешение на раскопки. Он сказал им, что здесь мы на отдыхе и леди пришла в голову идея найти какие-нибудь древности. Он сказал, что, стараясь угодить им, то есть вам, он охотно взял на себя труд получить разрешение.

— В тот момент это казалось подходящим объяснением. — Николас и Уинни подошли к собравшимся около злобно смотревшего на толпу верблюда. — Принимая во внимание огромное количество европейцев, хлынувших сейчас в Египет, нас больше ни о чем не спросили.

— Мама, просто не понимаю, — вздохнула Белинда, — что на тебя нашло. Бросить дом и путешествовать…

Сабрина схватила дочь за руку и оттащила в сторону.

— Мы здесь не ради черепков.

— В самом деле?

— Нет, — чуть слышным шепотом заверила Сабрина.

— Мы ищем золото. Его оставили здесь французы двадцать лет назад.

— Золото? — удивленно распахнула голубые глаза Белинда. — И много золота?

— Да, — почти прошипела Сабрина.

— О Боже. — Белинда застыла на мгновение, затем расправила плечи и посмотрела матери в глаза. — Тогда ладно. Чего же мы ждем?

Она повернулась на модных каблуках, махнула рукой проводнику и позволила посадить себя в странное сооружение из одеял и кожи, служившее седлом. Проводник заставил верблюда подняться, и Белинда оказалась высоко над ними. Она побледнела, но сумела храбро улыбнуться. Волна материнской гордости захлестнула Сабрину. Может быть, в конце концов, ребенок что-то унаследовал от нее.

— Сабрина, — Николас отвел ее в сторону от каравана, — у нас нет необходимости все это переносить. Тебе не нужно это золото. Теперь ты моя жена, и я могу дать тебе все, чего ты только пожелаешь.

Она упрямо поджала губы.

— Ты сказал, что поедешь со мной.

42
{"b":"1147","o":1}