ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелвилл смотрел на Чатсуорта широко раскрытыми от изумления глазами.

— Это была ваша идея поехать за ней. Чем же, черт побери, так ценно это письмо?

— Золото, Мелвилл, — коротко пояснил Николас.

— Французское золото, — равнодушным тоном подтвердил Мэтт. — И немалое количество, могу добавить.

Чатсуорта не интересовал американец, и он снова обратился к Николасу:

— Отлично, Уайлдвуд. Возможно, я недооценил вас. Меня также удивляет ваш внезапный брак. Пресловутый развратник превращается в преданного мужа. Звучит неправдоподобно. Вы знали о золоте, когда женились на ней?

— Я не нуждаюсь в золоте Сабрины, — ответил Николас.

Чатсуорт презрительно рассмеялся:

— Да хватит вам, Уайлдвуд, я никогда не поверю, что вас, даже с вашими огромными богатствами, не соблазняют такие сокровища?

— Хотите верьте, хотите нет, — пожал плечами Николас, — золото меня не интересует.

— Тогда, может быть, мы закончим это дело более миролюбиво, чем я предполагал. — Чатсуорт крепко сжал плечо Белинды. — Отдайте мне письмо.

Николас посмотрел на Сабрину.

— Отдай ему письмо.

Она ответила ему недоумевающим взглядом.

— Нет! Я не отдам ему письмо, — заупрямилась она. — Джек оставил его мне. Это все, что он оставил.

— Не все, дорогая. — По лицу Чатсуорта медленно расползлась улыбка, и дуло пистолета оказалось в нескольких дюймах от Белинды. — Стэнфорд оставил вам дочь. Вы должны сделать выбор, Сабрина. — Он приставил пистолет к застывшей от ужаса Белинде. — Одно наследство в обмен на другое.

Другого выбора не было. Сабрина посмотрела в глаза Чатсуорту. Вот еще один высокомерный мужчина, пытающийся распоряжаться ее жизнью. Еще никогда ставки в борьбе не были так высоки. Она могла сейчас проиграть, но не сдалась бы без боя.

Медленными расчетливыми движениями она вытащила из-за пояса письмо и шагнула к Чатсуорту, крепко державшему Белинду. Их разделяло только пламя костра. Она протянула руку с письмом над языками пламени, жар которых шевелил бумагу.

— Отпустите ее, Чатсуорт, сейчас же.

— Нет, пока письмо не будет в моих руках.

Сабрина смотрела на него холодным пристальным взглядом, ничем не выдавая охвативший ее страх.

— Если вы сейчас же не отпустите ее, я без колебаний брошу письмо в огонь. Тогда золото не достанется никому.

— Вы поражаете меня, дорогая. — В его голосе слышалось искреннее восхищение. — Я был полностью уверен, что, когда ваша дочь окажется в смертельной опасности, вы согнетесь и уступите. Разве не так бы выглядела благородная леди Сабрина, которую мы знали многие годы? Я еще никогда не был так разочарован. Мы действительно подошли бы друг другу. — Его голос смягчился. — Знаете, я убью ее.

— Думаю, вы собираетесь убить нас всех, — сдержанно заметила она. — Но без письма вам мало будет от этого пользы. А если хоть один волос упадет с ее головы, я без малейших колебаний брошу в костер эту бумажку, а бумага хорошо горит.

Чатсуорт нахмурился:

— Откуда я знаю, что вы отдадите мне письмо, когда я отпущу девчонку?

— Откуда? Не забывайте, Реджинальд, у вас пистолет. — Она помахала письмом. — А это — мое оружие. — Она старалась убедить его. — И еще у вас есть мое слово.

— Хорошо, дорогая, — с притворной снисходительностью сказал он и резким движением оттолкнул от себя Белинду. — А теперь письмо, пожалуйста.

Белинда, пошатываясь, обошла костер и столкнулась с Сабриной. Та выпустила письмо из руки. Бумага закружилась в потоке горячего воздуха, и время, казалось, остановилось. Все затаили дыхание. Наконец от легкого дуновения ветерка листок медленно отдалился от пламени и тихо опустился на песок.

Какую-то долю секунды никто не шевелился. Затем начался хаос. Чатсуорт и Сабрина устремились к письму. Николас бросился за ними. Мэтт почти не отставал от него. Все четверо повалились на землю, и Сабрина потеряла письмо из виду.

— Оно у меня! — С радостным воплем Чатсуорт поднял письмо над головой.

Сабрина вскрикнула и бросилась к нему. Чатсуорт наставил на нее пистолет.

— Бри! — вырвалось из груди Николаса.

Он кинулся к ним, оттолкнул ее в сторону. Она упала и растянулась на песке. В ее голове звучал безумный смех Чатсуорта. В свете костра блестело его оружие. Все движения казались замедленными, как во сне. Он прицелился в Николаса, пистолет был на расстоянии руки от его груди. Страх за мужа мертвой хваткой сжал ее сердце. Она не позволит ему умереть, не может позволить! Ее руки сводило от ужаса, и песок царапал ее ладони. В последней безнадежной попытке она, схватив горсть песка, крикнула:

— Чатсуорт!

Он взглянул в ее сторону. Песок и Николас обрушились на него одновременно. Мужчины в отчаянной борьбе катались по земле, только мелькали их руки и ноги. Сабрина не могла разглядеть, кто побеждает, у кого пистолет. Прогремел выстрел. Все затихло. Она перестала дышать, сердце остановилось, а душа страстно молилась:

«Господи, только не Николас! Пожалуйста, пусть он останется жив!»

Прошла целая вечность или, может быть, меньше минуты. Тела на земле зашевелились. Словно сломанная марионетка, дергаясь и шатаясь, поднялся Чатсуорт. Сабрина, застыв от ужаса, не могла отвести глаз от его лица. В свете костра его глаза казались красными, и в них отражалась вся его злобная душа. Хватая ртом воздух, он свалился на землю.

Над ним, как доблестный воин древних времен, возвышался Николас. Его рубашка пропиталась кровью. На губах дрожала странная улыбка. Он с неожиданной робостью посмотрел на нее.

— Я думаю, любимая, если ты действительно хочешь избавиться от меня, то акулы сделают это лучше.

Из ее груди вырвалось рыдание.

— О, Николас! — Она бросилась в его объятия, плача и смеясь, и ища его губы, чтобы удостовериться, что он жив и невредим.

Мэтт опустился на колени возле неподвижного тела и посмотрел на них.

— Он мертв, нет сомнения.

Мэтт вытащил письмо из все еще сжимавшей его руки Чатсуорта. Сабрина, которая еще не пришла в себя от шока, взглянула на поверженного жениха и сказала:

— Он убил Джека.

Николас прижал ее к себе.

— А ты и не подозревала?

— Никогда. — Она покачала головой. — Кто бы мог подумать? Джек погиб из-за идиотского пари. Его смерть никого не удивила. Особенно меня.

Голос Норкросса отвлек ее внимание от окровавленного тела, лежавшего у ее ног, и от назойливых воспоминаний.

— Сабрина, надеюсь, вы понимаете, что мы ничего об этом не знали и никогда бы с ним не поехали, если б имели хоть какое-то представление о его истинной цели.

— У нас всегда были самые благородные намерения, — сказал Мелвилл. — Пожалуйста, поверьте нам.

— Джентльмены, я не сомневаюсь, что Сабрина не считает вас виновными. Однако, — Николас с тревогой посмотрел на Сабрину, — мне бы не хотелось оставлять здесь тело Чатсуорта даже на короткое время. Не будете ли вы так добры…

— Конечно, — сказал Мелвилл, — если бы только нам немного помогли отвезти его туда, где мы оставили лошадей, и затем в наш лагерь. Это недалеко. Мы возьмем на себя все трудности, которые могут возникнуть с местными властями. Это, кажется, самое меньшее, что мы можем сделать, чтобы возместить… — он махнул рукой в сторону тела, — все это.

— Благодарю вас, — ответил Николас, — Эрик, Мэдисон, поезжайте с ними и помогите, чем сможете. Уинни, отведи Белинду в свою палатку.

Уинни, радужное настроение которой как рукой сняло, обняла бледную, дрожащую Белинду за талию.

— Кажется, — тихо заметила Уинни, — в приключениях случаются и тяжелые моменты.

Мэтт пристально посмотрел на Сабрину. Она рассеянно улыбнулась, затем снова невидящим взглядом уставилась на убитого. Николас нахмурился.

— Я останусь здесь. — Он сделал знак Мэтту и отвел его в сторону. — На нее плохо подействовала новость о том, как умер Стэнфорд. Она очень его любила? — спокойно спросил он.

— Не забывай, она была очень молода и неопытна, когда выходила за него. Я познакомился с Сабриной уже после смерти ее мужа. И понятия не имею о ее чувствах.

52
{"b":"1147","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эланус
BIANCA
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Подсознание может все!
Любовница без прошлого
Шантарам
Да, я мать! Секреты активного материнства
Таинственная история Билли Миллигана