ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поскольку ваша дочь собирается замуж за моего сына, я считаю, что и вы становитесь членом моей семьи. И как глава семьи, я не могу позволить вам покинуть Лондон.

Его слова все же не лишили ее самообладания. Сабрина имела богатый опыт в умении сдерживаться, в умении справляться с врожденным высокомерием мужчин такого сорта. Она научилась прятать свои чувства под маской невозмутимости и за многие годы довела это умение до совершенства. А заявление Уайлдвуда лишь слегка задело ее, оставив в душе почти незаметную царапину, крохотную трещинку.

Она глубоко вздохнула:

— Лорд Уайлдвуд, я искренне благодарю вас за заботу, но вы должны понять, я прожила без мужа тринадцать лет, не пользуясь… как это вы выразились? О, да, мужским покровительством. — Она снова улыбнулась ему заученной улыбкой. — И вы должны признать, что дела мои шли вполне успешно. Поэтому, хотя я высоко ценю вашу заботу, она в данном случае неуместна.

Сабрина взяла его под локоть и повела к двери.

— Сожалею, но у меня совсем мало времени, до отплытия остается меньше часа, поэтому…

— Нет! — перебил ее Уайлдвуд, останавливаясь и сердито глядя на нее. — Видимо, вы не понимаете. Я не позволю вам уехать без всякого объяснения.

— В самом деле? — Сабрина, улыбаясь, смотрела на него. — Думаю, вам не остается ничего другого.

Тысяча разнообразных эмоций промелькнула на его лице, и раздражение Сабрины сменилось злорадным удовлетворением. У него не было законного права контролировать ее поступки, а его моральные обязательства выглядели по меньшей мере неубедительно.

— В таком случае, — его черные глаза засверкали, и Сабрина вздрогнула от укола восхитительного страха, — я просто поеду с вами.

— Что? — вырвалось у Сабрины, — Не представляю… не могу поверить…

«Что, черт возьми, он собирается делать?» Она не могла взять его с собой! Ничего из этого не получится. Путешествие продлится целые месяцы. И все это время они каждый день будут вместе и на корабле, и в пустыне. Разве она сможет день за днем общаться с ним, не раскрывая свою истинную натуру, свои подлинные чувства? Вернее, сможет ли она устоять перед этим человеком?

Уайлдвуд походил на лису, которой удалось забраться в курятник, у него был довольный, уверенный и — Боже, помоги ей, — торжествующий вид. Немногие из тех, кто достаточно хорошо знал Сабрину, поняли бы, что ему не стоило так вести себя, ибо это был лучший способ вызвать ее гнев, воспламенить дух и укрепить решимость.

Она собрала всю свою волю, с самым невинным видом посмотрела на него и с удовлетворением заметила нерешительность и сомнение, промелькнувшие на его лице.

— Хорошо! Пора ехать. — Она кивнула и быстро шагнула к двери, предоставляя ему возможность следовать за ней.

— Подождите! — крикнул он повелительным тоном человека, привыкшего к тому, что ему беспрекословно повиновались.

— Есть проблема? — Сабрина остановилась и обернулась к нему.

— Конечно, есть проблема! Вы не можете ожидать, что я отправлюсь в какое-то глупое путешествие, ничего не зная об этом заранее?

Сабрина посмотрела на него так, как смотрела бы на капризного ребенка.

— Лорд Уайлдвуд, я не ожидаю, что вы будете сопровождать меня в этом путешествии. Я ожидаю, что вы сядете в свою карету и вернетесь в ваш уютный дом. Еще я ожидаю, что вы скажете моей дочери и вашему сыну тоже, что я — взрослый человек, отвечающий за свои поступки, вполне способный вести свои собственные дела. И наконец, я ожидаю, что вы поймете, что независимо от того, кто на ком женится, меня будут связывать с вашей семьей только тонкие нити этого брака. — Она глубоко вздохнула и посмотрела прямо в его бездонные глаза. — И это значит, что у вас нет абсолютно никакого права указывать мне, что можно и чего нельзя, — Она вежливо кивнула и вышла в холл. Уиллз ожидал ее с саквояжем в руках.

— Ладно, — спокойно сказал Уайлдвуд, не отстававший от нее ни на шаг. Она посмотрела на него, и холодок пробежал по ее спине, когда она увидела блеск его глаз и выражение лица. Это был взгляд человека, принявшего вызов, взгляд — помоги ей, Боже, — человека, уверенного в своей победе. — Полагаю, нам следует поторопиться, если мы хотим отплыть вовремя,

Сабрина постаралась скрыть свое негодование, сохраняя вежливо-отчужденное выражение лица. Особенно когда заметила, что Уиллз все еще держит ее саквояж. Она поняла, что ей не скоро придется надеть мужское платье, о чем она так давно мечтала.

— Уиллз, пожалуйста, отдай мой саквояж лорду Уайлдвуду. Он будет сопровождать меня. Возьми на себя все заботы, пока меня не будет. Я напишу Белинде, как только смогу.

Уголки губ Уиллза презрительно опустились, и в глазах промелькнула насмешка, которую заметила только Сабрина. За спиной Уайлдвуда она бросила на дворецкого сердитый взгляд. Не таким она представляла себе прощание, но в присутствии чужого человека это было все, что она могла сделать.

— Уиллз, — кивнула Сабрина старому другу и вышла с уверенным видом, твердо решив не позволять Уайлдвуду мешать ей.

— Уиллз, — повторил Уайлдвуд и последовал за ней. Он помог ей сесть в его карету и приказал кучеру ехать в порт.

Уайлдвуд сел рядом с Сабриной, и она взглянула на его твердый чеканный профиль. По его лицу трудно было понять, о чем он думает. Раздражен? Рассержен? Или хотя бы обеспокоен? Она очень на это надеялась. Так ему и надо! Она сама была так раздражена, сердита и обеспокоена, что ее чувств хватило бы на двоих. Не таким она представляла себе это приключение, думала с досадой Сабрина, откидываясь на мягкую спинку сиденья.

Карета тронулась, и Сабрина посмотрела вверх на окно комнаты Белинды. Дочь стояла за стеклом, придерживая край занавески. Сабрина махнула рукой в знак прощания. Не ответив, Белинда опустила занавеску. Боль пронзила сердце Сабрины, и она с трудом сдержала слезы. Она подавила боль и чувство вины и запретила себе думать о Белинде. В конце концов, она делает это ради дочери, ради ее будущего. Разве не так?

«Что задумала эта женщина?» — думал Николас, вглядываясь в ее прелестное лицо. Какая важная причина заставила ее покинуть свою дочь, которая так много для нее значила? Он почувствовал зависть, сменившуюся угрызениями совести.

Конечно, он тоже любил Эрика, но сдержанной любовью, как и подобает настоящему родителю. Просто он нечасто бывал с ним и не видел, как взрослел его мальчик, и, если говорить честно, совсем не знал своего сына.

Теперь он, к своему удивлению, все чаще и чаще сожалел об этом. Сожалел о том, что единственной причиной их хороших отношений являлось то обстоятельство, что они с Эриком были друг другу практически чужими.

И все же Эрик — хороший сын. Николас спокойно мог передать свои дела в руки наследника. Он напомнил себе, что надо сообщить Эрику о своем неожиданном отъезде, как только они доберутся до доков. За все два года, прошедшие после возвращения Николаса в Англию, мальчик ни разу не дал ему повода для беспокойства. Он выбрал более чем подходящую жену. Он не причинял отцу никаких неудобств. Относился к нему с уважением и никогда не требовал ничего взамен.

За исключением этого случая. Этой просьбы поговорить с леди Стэнфорд. И посмотрите, к чему это привело. К путешествию неведомо куда с великолепной женщиной, явно более сильной духом, чем он себе представлял. Он подумал, что его первое впечатление оказалось верным. В действительности Сабрина была не такой, какой хотела казаться. Николас улыбнулся про себя и поудобнее устроился на сиденье. У него еще будет достаточно времени, чтобы проникнуть в тайны будущей графини Уайлдвуд. Ему следует поблагодарить Эрика за предоставленную возможность. Хотя на самом деле он делал все это ради сына, чтобы возместить ему годы, проведенные без отца.

Сабрина взбежала по сходням, оставив лорда Уайлдвуда позади. По дороге в порт она решила быть с ним любезной и вежливой, но не более. Она не расскажет ему ни о том, куда они направляются, ни о конечной цели их путешествия. Это решение принесло ей некоторое удовлетворение. Если ему нужны ответы, пусть догадывается сам.

9
{"b":"1147","o":1}