ЛитМир - Электронная Библиотека

Сильно сказано, но справедливо, если учесть те факты, о которых упоминалось выше. Несправедливость, жестокость и насилие всегда были лозунгом трансваальских буров. Существует очень много фактов массового истребления людей в первые дни становления республики.

Вот один из самых известных, которых имел место в 1865 году во время зюйдпансбергской войны. В то время многие кафры скрывались в пещерах, откуда их дымом выкуривали буры. Спустя несколько лет д-р Вангеман, чье свидетельство, как мне кажется, вполне достоверно, описывает место действия, где происходили эти злодеяния, так:

«Свод первой пещеры был черным от копоти; остатки обгоревших бревен лежали у входа. Земля под ногами была усеяна сотнями черепов и скелетов. В беспорядке валялось оружие туземцев, горшки, ложки, табакерки и кости людей: все это напоминало огромную общую могилу. В одной зале пещеры было обнаружено около двух-трех сотен скелетов; в другие я не заходил».

В 1868 году в Почефструме проходило народное собрание, на котором рассматривался вопрос, связанный с военными действиями против зюйдпансбергских туземцев. Согласно протоколам собрания, в речи преподобного м-ра Лудорфа прозвучали следующие слова: «В отдельных случаях детей туземцев, которые были слишком малы, чтобы их можно было увести, собирали в кучу, накрывали длинной травой и сжигали заживо. Совершались и другие злодейства, о которых язык не поворачивается рассказывать».

Когда его попросили объяснить, кто давал ему полномочия для подобного заявления, м-р Лудорф ответил, что полномочия ему предоставил государственный прокурор. На том же собрании м-р Штейн, ландрост из Почефструма, заявил: «Наши руки запятнаны кровью невинных, которая до сих пор не отомщена, и да проклянет наконец Господь эту землю». М-р Розальт отметил следующее: «Необычным является то обстоятельство, что во время колониальных войн с кафрами или басуто никто никогда и ничего не слышал о беспризорных детях, которых подбирают воины из отрядов „коммандос“, но почему-то получается так, что когда такой воин берет земельный надел у государства, у него неизбежно появляются работающие на нем беспризорные дети». Он высказал мнение о том, что нынешняя система обучения ремеслам является существенной причиной частных конфликтов с туземцами. М-р Ян Тальярд заявил, что «детей насильно забирают у родителей, а затем выдают их за беспризорных и подмастерьев».

Фельд-корнет Фурстенбург сообщил, что «когда он находился в Зюйдпансберге со своими соотечественниками, вождя одного из туземных племен Катсекатца попросили спуститься с гор; в знак дружбы он направил одного из своих приближенных, и хотя комендантом города Полем Крюгером была дана гарантия в течение пяти дней не предпринимать каких-либо враждебных действий, в то же время поступила команда на рассвете напасть на туземцев, что и было сделано, правда безуспешно».

Такие вот вопросы были заслушаны в ходе этого собрания.

Прежде чем закончить разговор на данную тему, мне бы хотелось в нескольких словах коснуться проблемы рабства. В интересах трансваальских буров сам факт существования рабства в республике категорически отрицался. Допустим, что это так – если строго формально подходить к данному факту, то рабство в стране не существовало, но ведь существовала соответствующая система обучения, т.е. одну вывеску заменили другой, только и всего. Несчастные беспризорные дети, которых подбирали «сердобольные» буры, истребившие их родителей, обучались фермерству, пока не становились совершеннолетними. Примечателен тот факт, что эти дети никогда не достигали совершеннолетия. В Трансваале можно было встретить престарелых людей, которым, по подсчетам их хозяев, не было и двадцати лет. Утверждение о том, что рабство никогда не существовало в Трансваале, рассчитано на обман английской общественности. Я лично знал людей, которые являлись рабовладельцами, а также тех, кто видел целые фуры, нагруженные так называемые «черной слоновой костью», предназначенной на продажу примерно по пятнадцати фунтов за штуку. В то время, когда я жил в Натале, у меня снимал комнату жилец по имени Карол, весьма состоятельный человек; в течение многих лет – наверное, около двадцати, если мне не изменяет память, – он был рабом у буров. Он мне рассказывал, как все те годы работал с утра и до зари, а в награду за свой каторжный труд получил всего лишь двух телят. В конце концов он бежал в Наталь.

Если нужны другие факты, их нетрудно представить, поэтому я немного процитирую. 22 августа 1876 года мы встретились с Кхамой, предводителем племени бамангвато, одним из выдающихся вождей Африки, которой передавал послание «Виктории, великой королеве английского народа»: «Пишу тебе, сэр Генри, в надежде на то, что твоя королева поможет сохранить мне мою страну, ведь это в ее власти. Буры идут сюда, а мне они не нравятся. Их действия жестоки по отношению к нам, чернокожим. Мы для них все равно что разменная монета – они продают нас и наших детей. Я умоляю ее величество сжалиться надо мной и понять то, о чем прошу. Я бы хотел услышать, на каких условиях ее величество примет меня, мою страну и моих людей под свою защиту. Я устал от войны. Я не люблю воевать и прошу ее величество дать мне мир. Мне очень горько, что война уничтожает моих людей, и я хочу, чтобы они жили мирно. Я прошу ее величество защитить меня, как она защищает всех своих граждан. Три зла беспокоят меня более всего: война, торговля людьми и пьянство. Все это я вижу в бурах, и все это приведет к гибели моих людей. Буры всегда способствовали торговле людьми и сегодня они по-прежнему продают их. В прошлом году я видел, как они проезжали на двух фурах, нагруженных людьми, которых они купили у реки в Танане». (Озеро Нгейт).

Специальный корреспондент весьма авторитетного журнала «Кейп Аргус» в статье от 28 ноября 1876 года пишет следующее: «Бур, у которого удалось получить эту информацию, представил, помимо ряда фактов, возможно не представляющих интереса, в качестве комментария по поводу постоянных отрицаний м-ром Бюргерсом данные о существовании рабства в стране. На прошлой неделе рабы продавались на его ферме. Пленных захватили люди Манока на земле Секукуни и предлагали в обмен за каждого младенца по одному теленку. Он также уверяет нас в том, что на всей территории Высокого Велда большой наплыв детей кафров, которых буры недавно купили у племени свази, предлагая в обмен по лошади за каждого ребенка. Я бы хотел, чтобы этот человек вместе со своим отцом выступил в качестве свидетеля перед имперской комиссией. Он вспомнил пару случаев из прошлого, которые всплыли в его памяти сейчас в связи с происходящими событиями. Он рассказывает, что в 1864 году „свази участвовали вместе с бурами в набеге против племени кумало. Буры не предпринимали никаких действий, а стояли рядом и наблюдали это ужасное побоище. Убивали мужчин и женщин. Одна несчастная сидела, прижав к груди своего восьмидневного младенца. Свази пронзили копьем ее тело, и когда она поняла, что умирает, то своими собственными руками свернула шею ребенку, чтобы он не испытал дальнейших мучений. На обратном пути детей, которые из-за усталости не могли дальше идти, убивали прямо на дороге. Оставшихся в живых в качестве рабов продавали фермерам“.

Тот же корреспондент в номере от 12 декабря пишет: «Весь мир должен знать об этом, ибо это правда, а расследование лишь только высветит ужасные подробности. На протяжении всей истории своего существования республика поступала вопреки положениям сандриверского договора; рабство имело место не в отдельных случаях, а процветало по всей стране, пронизывая все ее общественно-политические структуры. Оно является первопричиной почти всех ее войн.

И даже в мирное время подобные случаи постоянно имеют место, что вызывает справедливый гнев и возмущение британского народа, вновь и вновь требующего запрета работорговли во всем мире. Буры совершали не только разбойничьи нападения на мирные поселения туземцев с целью захвата женщин, детей и скота, но также вели контрабандную торговлю людьми при посредничестве туземцев, которые похищали детей у своих более слабых соседей и продавали их белому человеку. Потом буры продавали и обменивались своими жертвами друг с другом. Фургоны, переполненные рабами, предназначенными на продажу, переправлялись из одного конца страны в другой, и все это делалось с ведома и непосредственно в интересах самых высших эшелонов власти. Автор сам видел в городе, расположенном на юге страны, детей, привезенных туда из отдаленной северной провинции. В одно прекрасное утро, гуляя по улицам города, он был чрезвычайно потрясен, когда увидел группу маленьких темнокожих скитальцев, которые стояли у домов; у него тогда возник вопрос, откуда они могли здесь появиться. А несколько часов спустя он увидел, что это была часть груза, который сбросили накануне на окраине города. Обстоятельства, связанные с рядом подобного рода похищений, потрясают воображение, а зверства жестоких хозяев по отношению к этим беззащитным существам, находящимся у них в кабале, едва ли являются менее ужасными, чем те злодейства, которые, по сообщениям, имеют место в Турции. В этой стране нет ничего зазорного в том, если какой-нибудь чиновник будет ездить на прекрасной лошади, приобретенной в обмен за двух кафрских детей, родители которых были убиты. Не осуждаются, к примеру, и действия хозяйки, которая изо дня в день, связывая свою служанку, заставляет бить ее до тех пор, пока на ней не останется живого места, в перерывах между мучениями надевая на нее колодки. И таких примеров можно приводить тысячи, а доказательства нетрудно было бы представить, если бы имперская комиссия занялась расследованием, а несчастные жертвы затянувшейся расправы, восстановив свое здоровье после ужасов тирании, дали бы правдивые показания».

12
{"b":"11473","o":1}