ЛитМир - Электронная Библиотека

Так, проблемы с Монтсиоа по китуордскому делу готовы перерасти в серьезный вооруженный конфликт, а таких проблем более чем достаточно как в пределах, так и за пределами Трансвааля.

Вероятно, пройдет совсем немного времени, и Трансвааль окажется в аналогичной ситуации, из которой мы его вытаскивали путем проведения аннексии. Как будут развиваться события, сейчас трудно предугадать. Может возникнуть необходимость в повторной аннексии, хотя после всего, что произошло, это было бы, по-моему, неудачным решением; население страны в случае совместных действий туземных племен может подвернуться опасности постепенного истребления, как это могло случиться, если бы к нему на помощь в 1877 году не пришло английское правительство; а может быть, Оранжевая республика согласится взять Трансвааль под свое крыло. Кто знает! Единственное, на что с полной уверенностью может рассчитывать бывшее наше владение, так это на неприятности со стороны его белокожих подданных и темнокожего населения, ненавидящего буров лютой ненавистью, которую они заслужили.

В целом же суть проблемы, касающаяся ее морального аспекта, сводится к следующему. Была ли аннексия необходима – в чем я совершенно не сомневаюсь – или нет, но на ее проведение поступили прямые санкции со стороны английских властей, а между королевой Англии и каждым отдельным гражданином Трансвааля как между монархом и его подданными были установлены отношения со многими вытекающими отсюда взаимными обязательствами.

И это событие явилось не пустой формальностью, ведь для огромной массы населения оно несло с собой бесценные и жизненно важные блага. Для них это была свобода и справедливость – ибо, покажите мне на карте часть суши, над которой бы развевался британский флаг, и скажите, страдало ли там когда-нибудь население от жестокости и несправедливости?

Минули годы, и небольшая группа королевских подданных выступила с оружием в руках против власти ее королевского величества.

Затем, несмотря на неоднократно повторяемые обещания, – частично из-за поражения, частично из-за приверженности «прогрессивным взглядам» – страна была оставлена бурам, а громадное большинство преданных королеве граждан было передано на поругание меньшинству, поднявшему на нее руку.

Подобное предательство тех, с кем мы были связаны двойными узами – крепкими узами общего гражданства и заверениями о готовности Англии встать на защиту своих подданных, чтобы оградить их от зла и насилия, которые так и не были выполнены, явилось, как мне кажется, беспрецедентным в истории государства.

Заканчивая эту главу, не могу не выразить своего восхищения по поводу мастерства, с которым бурам удалось осуществить свой переворот. Взявшись за дело, они довели его до конца. А это говорит о том, что в них все-таки есть неплохие задатки, которые в условиях твердого и справедливого правления могли бы существенно развиться; тем более жаль, что они отвергли такое правление при попустительстве английского правительства.

В заключение еще один момент, на который бы я хотел обратить внимание. Читателю, вероятно, интересно будет узнать, какой эффект на туземцев произвело решение возвратить территорию Трансвааля бурам. Я могу только заметить, что последствия для них оказались самыми катастрофическими. Опасения членов королевской комиссии, о которых они упоминали в своем отчете, полностью оправдались; вера в непоколебимость нашей политики, в умение держать свое слово, что до сих пор объясняло причину нашего загадочного влияния на кафров, была грубо растоптана. Мотивы, которыми руководствуется, вернее, руководствовалось правительство в своих действиях, непонятны диким племенам туземцев, что вполне для них естественно, каким бы интеллектом они ни обладали; они считают, что только силой можно добиться желаемого результата, кроме того, они видели, как жители страны, которой управляет Англия, нанесли английским солдатам поражение и взяли власть в свои руки, а верные королеве граждане были изгнаны из нее, и не удивительно, если некоторые из них, скажем, туземные жители Наталя придут к логичному заключению: быть лоялистом – значит навредить самому себе.

Однако невыгодное это занятие – предаваться размышлениям о будущем, пусть лучше оно само расставит все по своим местам.

Что касается этой страны, то в настоящий момент занавес упал на южноафриканской сцене; когда он поднимется вновь, есть полное основание опасаться, что за ним зритель увидит полный беспорядок, который, если не предпринять в будущем разумных и последовательных действий, может перерасти в состояние хаоса.

Глава VII. Отрывок из вступления к новому изданию 1888 года

Последующие страницы, взятые из вступления к новому изданию «Кетчвайо и его белые соседи», вышедшему в свет в 1888 году, представлены здесь в перепечатанном виде, так как они содержат интересный материал, связанный с недавними событиями из истории трансваальских буров.

Выдержка из вступления к новому изданию 1888 г.

Недавние события в Трансваале, который вновь стал республикой, к счастью, позволяют, чтобы о них было сказано несколько слов. Эти события в той степени, в какой они касаются Англии, главным образом связаны с рядом серьезных уступок. Читателя, заинтересовавшегося подробностями подписания первой конвенции, я отсылаю к цитатам, приведенным мной в главе «Возвращение Трансвааля бурам». Из этой главы он узнает, что трансваальский фолксраад только ратифицировал первую конвенцию (нужно отдать должное сэру Ивлину Вуду, не разделяющему взгляды большинства), которую у нас после поражения у перевала Лейнгс Нэк, реки Ингого и горы Маюба буквально силой вырвали в угоду британскому правительству, в свою очередь обещавшему представить ее на переработку в случае, если фолксраад не станет возражать против ратификации. В октябре 1881 года конвенция была ратифицирована. В июне 1883 года правительство Трансвааля в кратком послании через верховного комиссара доводит до сведения лорда Дерби решение фолксраада о пересмотре конвенции. Лорд Дерби спешит в ответной телеграмме сообщить, что «правительство ее величества дает согласие на изучение действия положений конвенции».

Человек по своей природе слаб, и остается только сожалеть о том, что судьба распорядилась таким образом, что на месте лорда Дерби не оказалось лорда Пальмерстона32 или Дизраэли, которые бы ответили должным образом на эту телеграмму. Но мы уже живем в другие времена, новые люди, более угодные правительству, пришли на смену старым; итак, конвенция была пересмотрена, а 27 февраля 1884 года была подписана новая, так называемая Лондонская конвенция. В первой статье давалось четкое определение государственных границ, которые «правительство ЮАР обязано строго соблюдать… И делать все возможное, чтобы не допустить со стороны граждан страны нарушения указанных границ». Появление новой республики в Зулуленде – яркая иллюстрация этой статьи. Статья вторая предусматривает безопасность изменений юго-западной границы. Документ воззвания от 16 сентября 1884 года, (впоследствии аннулированный английским правительством), по которому к ЮАР практически отходили территории Монтсиоа и Мошетте, находящиеся и так большей частью своей во владении захватчиков, наглядно свидетельствует о действии данной статьи. Статья 12 предусматривает независимость племени свази; в качестве иллюстрации, свидетельствующей о том, как точно соблюдается эта статья, у нас очень скоро появится возможность познакомить читателя с примерами решительных попыток со стороны бурских пиратов овладеть территорией Свазиленда.

С тем, чтобы как-то смягчить эти суровые ограничения для граждан свободной и надменной республики, лорд Дерби предлагает правительству ее величества погасить незначительную сумму в 127 тыс. фунтов от их общего долга имперской казне, на что правительство охотно соглашается. В целом, у Трансвааля нет оснований выражать свое недовольство по поводу условий нового договора, а весь этот вопрос едва ли стоит обсуждать. Конвенция № 2 явилась фактически таким же фарсом, действуя только на бумаге, как и конвенция № 1. Не может не вызывать удивления тот факт, что представители ЮАР и ее официальные чиновники ведут себя по отношению к Англии не просто как равные с равными, а с некоторым превосходством. Возьмем такой пример. Республика сочла для себя возможным вести войну на истребление с отдельными кафрскими вождями. Двое вождей, Мампоэр и Ньябеле, попали в плен. Несправедливо вынесенный этим двум несчастным смертный приговор произвел на правительство ее величества такое сильное впечатление, что, действуя через своего полномочного представителя в Претории м-ра Хадсона, оно приложило все свои усилия для того, чтобы спасти их. Очень скоро наступила развязка. В саркастическом тоне его честь президент республики «с чувством глубокого удовлетворения отвечает на проявленный вашей честью и правительством ее королевского величества интерес по этому делу». Далее, невзирая на этот интерес, он сообщает о точном времени и месте казни Мампоэра, попутно заметив, что Ньябеле ждет пожизненное заключение и каторжные работы. В конце он еще раз сердечно благодарит правительство и членов исполнительного совета за проявленный интерес по этому делу, с почтением к ним, etc.

вернуться

32

Генри Джон Темпл Пальмерстон (1784 – 1865) – английский государственный деятель, премьер-министр английского правительства (1855 – 1858, 1859 – 1865).

44
{"b":"11473","o":1}