ЛитМир - Электронная Библиотека

Независимость Свазиленда гарантирована условиями конвенции 1884 года. Тем не менее в «Синих книгах» приводятся многочисленные факты предпринимаемых бурами попыток закрепиться в Свазиленде. Так, в ноябре 1885 года Умбандени, верховный вождь Свазиленда, отправляет послание к губернатору Наталя через сэра Т. Шепстона, в котором он рассказывает о том, как зимой Пит Жубер в сопровождении двух буров и переводчика появился у него в краале и попросил подписать бумагу, где «говорилось о том, что он и весь народ свази не возражают против признания в части бурского правительства и отныне не имеют ничего общего с англичанами». Умбандени отказался, сославшись на то, что признает и подчиняется только английскому правительству, на что буры, рассердившись, ответили: «Ваши белые старейшины, англичане, действуют очень медленно; если вы обратитесь к ним за помощью и откажетесь подписать эту бумагу, мы разгоним вас и все ваше племя и захватим землю до того, как они появятся здесь. Почему вы не хотите подписать эту бумагу? Вы же знаете, мы разбили англичан у Маюбы». Далее Умбандени в своем послании заявляет о том, что признает только английское правительство и не желает иметь никаких дел с бурами. А через месяц он уже непосредственно обращается в колониальное ведомство через м-ра Дэвида Форбса, умоляя правительство ее величества взять их под свою защиту.

И таких попыток незаконного захвата земель свази было сделано немало. М-р Т. Шепстон в настоящий момент исполняет обязанности полномочного представителя в Свазиленде, хотя, по всей видимости, он не получал на это полномочий правительства, вероятно, потому что оно не считает обоснованным присутствие своего представителя там до тех пор, пока у них не будет на то соответствующих прав. Как бы там ни было, но Умбандени едва бы мог найти более достойного человека, способного защитить его интересы. Бесспорно, когда действия, подобные тем, которые совершил Пит Жубер, доводятся до сведения правительства ЮАР, а со стороны Англии выносится официальный протест, о них стараются поскорее забыть, как это было в случае с захватом Зулуленда.

Составной частью политики Трансвааля является его приверженность принципу ставить всех перед уже свершившимся фактом. Его подданные, не стесняясь, идут и будоражат темнокожее население, а бурское правительство может вмешаться «в гуманных целях» только после развязывания серьезного конфликта, а затем захватить или попытаться захватить их территорию.

Этот процесс продолжается беспрерывно, и если английское правительство не поставит здесь точку, он будет продолжаться бесконечно. Вероятно, нам очень скоро будет суждено в связи с этим услышать о событиях в Матабелеленде. Страна, размером с Францию, которая без труда могла бы вместить от восьми до десяти миллионов трудящихся граждан, для запросов бурского населения, насчитывающего не более пятидесяти тысяч душ, является не столь уж огромной. Каждый молодой бур, как минимум, обязательно должен иметь свои шесть тысяч акров земли. Это право дается ему от рождения, и если он до сих пор не получил эту землю, он идет и забирает ее силой у соседнего племени. Отсюда эти бесконечные жалобы. Бесспорно, к данной проблеме можно подойти с двух сторон. Существует партия, которая без колебания заявляет, что реальная политика в этой стране должна быть направлена на поддержку буров, оказывающих волевое давление на туземцев; когда же они, в свою очередь, желая уйти от прогресса цивилизации, двинутся в глубь страны, можно будет пойти по проторенной ими дорожке и обосноваться на землях, ранее захваченных ими. В поддержку такого плана выдвигается концепция превосходства белой расы с ее правом управлять народами, стоящими на более низкой ступени развития. Признаюсь, что к такого рода планам я отношусь почти что как к злодейству. Я не вижу, чтобы в нас самих присутствовали признаки или черты некоего превосходства, которое давало бы нам право уничтожать цветное население и забирать их земли. Трудно понять, почему, к примеру, зулус не имеет права жить, как ему хочется, как живут, скажем, буры или англичане. Но существует и другая крайность. Порой приходится удивляться, до каких пределов могут дойти энтузиасты в истолковании своих теорий. Дикарь – это одно, а цивилизованный человек – это другое; и хотя цивилизованные люди могут стать и действительно становятся дикарями, лично я глубоко сомневаюсь в возможности обратного. Но действительно ли цивилизованный человек со своим пьянством, жадностью и агрессивностью стоит выше дикаря? На этот вопрос нет однозначного ответа, поэтому сейчас не время дискутировать на эту тему. Моя точка зрения заключается в том, что превосходство цивилизованного человека не настолько уж абсолютно, чтобы можно было оправдать такие его поступки, как поголовное истребление диких племен, захват их земель и эксплуатацию чужого труда. В принципе, здесь можно договориться до чего угодно. Дикость – это понятие относительное. Если, к примеру, очистить страну от всех натуральных дикарей, то самые цивилизованные и самодовольные из существующих наций могут начать предъявлять счет и ставить свои условия тем, кого они считают на порядок ниже себя, используя тот же самый аргумент. Вот и за границей проживают «образованные» граждане, которые без колебания заявляют о том, что скромные зарубежные писатели являются примитивными и грубыми варварами, которых не следует даже читать. А теперь представьте себе, что, оказавшись чуть-чуть сильнее, эти граждане воспользуются «тем же аргументом», и что тогда? – некоторым из нас тогда несдобровать, мир же мало что приобретет при этом. Но это всего лишь отступление, которое, вероятно, можно простить человеку, выдержавшему полный трехнедельный курс «лекций» из «Синих книг». А сейчас я возвращаюсь вновь к повествованию.

Попытки захвата земель туземцев в Свазиленде, увенчавшиеся успехом в Зулуленде, также имели место до недавнего времени и в Бечуаналенде, правителями которого являлись Манкоране, вождь племени батлапира, и Монтсиоа, вождь баролонгов. Оба вождя всегда были преданы английскому правительству, а потому буры не очень-то их жаловали. Вскоре после возврата Трансвааля у Манкоране появился соперник в лице некоего Массу, а у Монтсиоа – соперник по имени Мошетте. Их обоих поддерживали бурские обструкционисты, и то, что случилось с Узибепу в Зулуленде, произошло и с этими несчастными вождями в Бечуаналенде. Оказав мужественное и достойное сопротивление, они, тем не менее, потерпели поражение, а на месте их земель возникли две республики: Стеллаланд и Госен, оккупированные обструкционистами. К счастью, у них оказался друг в лице преподобного Джона Маккензи, к бесценной книге которого «Южная Африка» я отсылаю читателя для более подробного знакомства с вышеупомянутыми событиями. М-р Маккензи, проживший многие годы среди бечуана, пришел к выводу, что в этой стране иными средствами, кроме парламентских, добиться чего-либо для Южной Африки очень трудно, иными словами, необходимо всегда оказывать давление на правительство. Поэтому он повел кампанию в поддержку Манкоране и Монтсиоа, при этом на его стороне выступили различные религиозные общины, а также покойный м-р Фостер и члены общества защиты аборигенов. В результате такой деятельности он был назначен заместителем верховного комиссара в Бечуаналенде, куда прибыл в начале 1884 года для установления там английского протектората. Его с радостью встретили оба вождя, которые были уже практически при последнем «издыхании» и которые передали бразды правления королеве. Однако боевые действия на этом не закончились, 31 июля 1884 года обструкционисты вновь напали на Монтсиоа, наголову разбили его и зверски убили м-ра Ветела, его английского советника. Между тем успех м-ра Маккензи вызвал очень противоречивые настроения в Капской колонии. Англичане отнеслись к нему крайне положительно, а голландцы33, которых было большинство, восприняли с тревогой и подозрением. Они совсем не желали установления имперской власти в Бечуаналенде, поэтому на сэра Г. Робинсона, а через него и на м-ра Маккензи было оказано такое давление, что последнему пришлось отказаться от своих полномочий. В связи с этим верховный комиссар направил из Капской колонии в Бечуаналенд политического деятеля по имени Сесиль Родс34 и его личного секретаря капитана Бауэра. Эти джентльмены сразу же принялись за работу и свели на нет практически все, что было сделано м-ром Маккензи, а в целом, не совершили ничего полезного в Бечуаналенде ни для англичан, ни для туземцев. Тогда, воспользовавшись общей неразберихой, правительство ЮАР выступило с заявлением, где говорилось, что оно берет обоих вождей Монтсиоа и Мошетте под свою защиту, как всегда «в гуманных целях».

вернуться

33

К голландцам я отношу антиправительственную группу ретроградов. Следует помнить, что многие прогрессивно настроенные и просвещенные бурские граждане не относятся к их числу. – Примеч. автора.

вернуться

34

Сесиль Джон Родс (1853 – 1902) – английский политический деятель, создатель крупнейшей алмазной компании «Де Бирс», в 1889 г. создал компанию «Бритиш Саут Африка компани», которая в начале 1890-х гг. захватила обширные территории бассейнов рек Замбези и Лимпопо, впоследствии названные в честь Родса Родезией. Родс – один из главных виновников англо-бурской войны 1899 – 1902 гг.

45
{"b":"11473","o":1}