ЛитМир - Электронная Библиотека

Севернее Зулуленда расположено государство Аматонгаленд, простирающееся до южного берега одной из прекраснейших гаваней в мире, бухты Делагоа. Эта крупная гавань, способная вместить с полдюжины флотилий, единственная в своем роде на всем побережье Южной Африки, имеет протяженность пятьдесят миль и на двадцать миль уходит в глубь материка. От Трансвааля ее отделяет дикая и пустынная местность, простирающаяся почти на девяносто миль. Эта прекрасная бухта долгие годы являлась предметом спора между Англией и Португалией, с чьими доминионами в Мозамбике она соединена узкой полоской земли и которая имеет там свой небольшой форт. В 1872 году лорд Гранвилл обратился с просьбой к маршалу Макмагону принять окончательное решение по этому спорному вопросу; решение было принято и, как всегда, не в нашу пользу. Сейчас нет необходимости вникать в суть проблемы, достаточно сказать, как недавно уже заметил один весьма толковый и хорошо информированный корреспондент «Морнинг Пост», что совершенно непонятно, на каком основании дело вообще передавалось в арбитраж. К владениям аматонгов относится южный берег гавани, в том числе, как мне кажется, остров и полуостров Иньяк, кроме того, они являются независимыми гражданами. Аматонги граничат с племенем свази, которые так же независимы, как и их соседи. По какому же праву мы решили за них передавать дело на рассмотрение маршалу Макмагону? Свидетельства того, что Португалия оказывает свое влияние на эти страны, весьма сомнительны, поэтому можно считать, что его вообще никогда не существовало, тем более сейчас. Вот в этом все и дело. Нужно смотреть на вещи реально, а реальность такова, что мы формально признали Португалию совладельцем бухты Делагоа, о чем было официально заявлено.

Пока Трансвааль был в наших руках, особого значения не имело, кто обладает правом суверенитета и бухтой Делагоа, поскольку тянущаяся оттуда железнодорожная ветка могла привести только в английские владения. Но мы ведь оставили Трансвааль, который теперь фактически является враждебным государством, а та случайность, о которой уже давно говорили в Южной Африке и которую так непростительно проглядели у себя дома, произошла – строительство железной дороги близится к завершению. Какие это будет иметь для нас последствия? В лучшем случае это будет означать, что мы лишимся большей части товарообмена со странами Юго-Восточной Африки; а в худшем, – что мы лишимся его совсем. Иными словами, отставив в сторону наши имперские замашки и наше положение в Африке, мы можем прямо сказать, что ежегодно из национальной казны будут утекать многие и многие миллионы в твердой валюте. Предположим, что случится самое худшее и немцы утвердят свое положение в Трансваале или в Делагоа. Очевидно, они запретят нам торговать, исходя из своих собственных интересов, а может быть, Трансвааль воспользуется параличом, которым была поражена империя в годы режима лорда Дерби, и проигнорирует положение конвенции, запрещающее им облагать наши товары более высоким налогом по сравнению с другими государствами. В любом случае наше положение будет весьма плачевным, так как дорога, ведущая с восточного побережья в глубь страны, заблокирована. Однако теперь уж нечего горевать о непоправимом или ожидать бед, которые мы обязаны не допустить и которые, по всей вероятности, можно было все-таки избежать, если бы проводилась правильная и последовательная политика.

Для начала можно аннексировать обе страны – Аматонгаленд и Свазиленд. Правда, независимость Свазиленда гарантирована статьей 12 Лондонской конвенции 1884 года. Вот, что говорится по этому поводу: «Независимость народности свази, проживающих в пределах границ Свазиленда, в соответствии с первой статьей данной конвенции признается полностью». Но в течение ряда лет Англия оказывала своего рода покровительство народу Свазиленда, покровительство, которое, как я уже указывал выше, признавали сами свази и к которому очень часто прибегали. Ну а кроме этого, в чем еще состоит смысл данного положения? Во-первых, оно предусматривает независимость Свазиленда и гарантирует полную защиту от посягательств буров. Во-первых, буры неоднократно нарушали эту статью, предпринимая нескончаемые попытки завладеть страной. В связи с этим возникла необходимость, чтобы в наших же интересах свази вошли в состав империи, что в действительности они намерены сделать; следует лишь найти способ для реализации этого плана. Что касается Аматонгаленда или, как его иногда называют, Мапутуленда, всего лишь месяц или два назад представители посольства этой страны обратились в ведомство по делам колоний с просьбой принять их в состав Британской империи. Мы не знаем, какой они получили ответ, будем надеяться, что положительный36. Покровительство аматонгам как в их, так и в наших интересах можно оказать при условии присоединения этой страны к Британской империи. Управление страной может быть представлено им самим при условии нахождения там полномочного представителя Англии и введения законов, защищающих жизнь и имущественные интересы граждан, как это имеет место во всем цивилизованном мире.

Пьянство и проживание там белокожего населения можно исключить, если последнего пожелают сами аматонги. Но страна с ее бесценным и никем не ограниченным правом на бухту Делагоа должна принадлежать Англии, поскольку, кто бы ни являлся владельцем земель свази и аматонгов, со временем и наверняка будет являться и владельцем Делагоа. Далее следует помнить, что в сложившейся ситуации у нас уже появились определенные права на земли аматонгов. Они считали Кетчвайо своим сюзереном, и, как мне кажется, следуя его примеру, Замбила была назначена регентшей на период, пока ее малолетний сын не достигнет совершеннолетия. После того как мы аннексировали то, что осталось от Зулуленда, сюзеренитет Кетчвайо соответственно перешел к нам.

Между тем разве не помогло бы делу подписание прямого договора с португальцами? Еще совсем недавно Делагоа можно было приобрести за очень умеренную «цену», но те золотые времена миновали, а вместе с ними уплыли и возможности из рук, которые были заняты тем, что плели паутину партийных интриг. Теперь ситуация изменилась. Делагоа не представляет для Португалии большого интереса, кроме как в смысле престижа. Португалия всегда относилась к бухте с безразличием, впрочем как и к другим своим африканским владениям, и вряд ли изменит свое отношение в будущем. Но бухта Делагоа жизненно важна для Англии, и Португалия это прекрасно понимает. Если она нам нужна, мы должны за нее заплатить, если не наличными, что могло бы задеть национальную гордость Португалии, то с использованием любого другого эквивалента. Бесспорно, держава, подобная Англии, могла бы найти способ оказать услугу такой стране как Португалия взамен за эту незначительную уступку. Или можно было бы произвести обмен территориями. Возможно, Португалия согласилась бы на некоторые наши владения на западном побережье Африки или на пару островов в Вест-Индии. Трудно поверить, что нельзя найти выхода из сложившейся ситуации; если выхода действительно нет, то его следует найти, иначе придется примириться с потерей возможности торговать на африканском континенте.

Читатель, проследивший вместе со мной этот краткий обзор последних событий в Южной Африке, наверное, понял, насколько все взаимосвязано и сложно, сколько переплетается там всевозможных интересов, насколько широк их охват и глубоки последствия. В этой огромной стране ведущая роль по-прежнему принадлежит Англии. Безусловно, ее престиж значительно подорван и, к сожалению, ее позиции уже не такие, какими они были лет восемь-девять тому назад. Но она все равно остается ведущей державой, и если вдруг со стороны отдельной части буров появится враждебность, она сможет, несмотря на многочисленные преступления, совершенные против них, возбудить в каждом туземце любовь к ним и уважение, за исключением, пожалуй, нескольких корыстолюбцев и интриганов. События последующих двадцати, а может быть, и десяти лет покажут, сохранит ли Англия свою ведущую роль или же Южная Африка превратится в ненавидящую англичан великую голландскую республику. Правда, есть и такие люди, которые, называя себя англичанами, охвачены странным нетерпением причинить своей стране зло в угоду ее врагам, провоцируя мятежников на незаконные действия против верноподданных ее величества, и для которых последнее обстоятельство было бы наиболее желанным, о чем они не стесняются открыто заявлять. Таким лицам нам нечего сказать. Пусть идут себе ложным путем, вызывая недоумение у порядочных людей и рискуя быть проклятыми будущими поколениями.

вернуться

36

Я понимаю так, что договор, который мы заключили с Аматонгалендом (где, кстати, была открыта новая гавань), обязывает власти не уступать территорию никаким государствам. Но в этом договоре не сказано ни слова о том, как себя вести в случае, если, скажем, португальцы или буры силой решат захватить страну. В условиях аннексии страны или установления английского протектората они бы не отважились на это. – Примеч. автора.

47
{"b":"11473","o":1}