ЛитМир - Электронная Библиотека

Обращаясь к людям, придерживающимся старых, традиционных взглядов, я бы хотел спросить у них, что они думают о возможных последствиях такой политики. Для нации эти последствия были бы самыми катастрофическими, для туземцев они означали бы полное разорение и, как резонно заметил м-р С. Литтл в своей работе по Южной Африке, сославшись на то, что «лучший аргумент – это деньги», они означали бы потерю рынков сбыта.

Однако беды можно избежать; малодушие и ошибки прошлого пока еще исправимы; возможности для этого имеются. Перед нами стоит масса проблем, среди которых главные – это Трансвааль, бухта Делагоа и, наконец, самая массовая по своей численности голландская партия в Капской колонии. Когда мы со своей манией введения представительных институтов протолкнули в Капскую колонию свое правительство, мы практически предоставили себя воле случая – не уверенные в том, как может повести себя антиправительственное большинство. Возможно, что в будущем такое большинство потребует от английского кабинета отделения Капской колонии от империи, и вполне вероятно, что его молитвы будут услышаны теми, для кого свято только одно – права большинства, и особенно неспокойного мятежного большинства. Но нельзя допустить, чтобы население страны поддалось подобным настроениям. У туземцев тоже есть право голоса и они могут по-своему распоряжаться своей землей и богатствами. По численности они в три раза превосходят белое население, и пусть тот, кто сомневаться, пойдет и спросит у любого туземца, проживающего от Замбези до бухты Алгоа, кого бы он хотел видеть своим правителем – королеву или буров, и послушает ответ. Когда встал вопрос о возвращении Трансвааля, мы много наслушались о правах тридцатитысячного населения буров, а о правах миллиона туземцев, которые проживают с ними в одной стране и которым она испокон веков принадлежала, мы не услышали ни слова. И все же, если читатель обратится к той части книги, где рассматривается этот вопрос, он увидит, что у них было свое мнение и достаточно твердое.

Нельзя сказать, что в Капской колонии преобладают исключительно антиправительственные настроения, и свидетельством тому явились многочисленные бурные митинги лоялистов, выступавших против попытки местного кабинета признать в интересах партии патриотов недействительной деятельность м-ра Маккензи в Бечуаналенде.

Тем не менее существует опасность возникновения движения при поддержке представителей компании «Африкандер Бонд» и их сторонников, поставивших перед собой цель отделить колонию от империи, а также вынашивающих иные планы, в равной степени фатальные для интересов империи; в такой ситуации английское правительство должно быть готово запретить их деятельность и поставить на этом точку. Мы не можем позволить себе лишиться запасного пути, связывающего нас с Индией, и отдать эти обширные земли в руки врагов, от которых они, во всей вероятности, перейдут в руки торговых конкурентов. В данном случае единственное, что следовало бы сделать, – это проявить твердость. Если один раз дать понять, что английский кабинет не бросает слов на ветер и что обещания, произнесенные от имени королевы, не будут нарушены очередной командой политических деятелей, избранных на иной платформе, то тогда наступит конец всем изменам и волнениям в Южной Африке. А пока лоялисты, у которых еще свежи в памяти воспоминания о событиях недавнего прошлого, остаются в нерешительности, не уверенные ни в себе, ни в том, что им на родине окажут поддержку, в то время как провокаторы и экстремисты с каждым разом становятся все наглее.

Наша партийная форма государственного правления, какими бы преимуществами она ни обладала, если таковые вообще имеются, применительно к внутренней политике является злейшим противником благополучия и процветания наших колоний, резко меняющиеся ситуации в которых, особенно за последние годы, часто используются для осуществления нападок на своего соперника. Разве не могут две влиятельные и солидные партии прийти к общему согласию в отношении управления делами колоний, особенно южноафриканских, не вступая в свои партийные игры? Разве нельзя сделать так, чтобы политика ведомства по делам колоний находилась под надзором комиссии, в состав которой входили бы не сменяющие друг друга, как призраки, министры, а представители разных политических течений, ответственные не перед партией, а перед парламентом и народом? Лорд Розбери и м-р Чемберлен, к примеру, являются радикалами; но, оставив в стороне партийные интересы и крайности, зададим вопрос, разве их взгляды на колониальные проблемы так уж сильно отличаются от взглядов, скажем, сэра Майкла Бика и лорда Карнарвона, чтобы исключить возможность этим четырем джентльменам вместе работать в составе комиссии? Конечно же, нет; и возможно, наступит день, когда восторжествует здравый смысл и страна возьмет на вооружение такую систему, которая позволит управлять делами колоний на прочной и интеллектуальной основе в целях дальнейшего развития взаимовыгодных интересов империи и зависимых государств. Если это произойдет, то этот день будет самым счастливым днем для всех, кто в этом заинтересован. А пока необходимо предпринять следующий ответственный шаг, который бы имел большое значение не только для империи, но и принес бы огромную пользу Южной Африке. Речь идет о назначении верховного комиссара, который бы защищал интересы всей империи, а не только колониальных государств. Целесообразность такого назначения умело обоснована м-ром Маккензи в последней главе своей книги «Южная Африка», на что правительству непременно следует обратить свое внимание. По своим полномочиям верховный комиссар не заменяет ни губернаторов колоний, ни администраторов на территориях туземцев, хотя при решении вопросов государственной важности они главным образом ответственны перед ним. В настоящий же момент там нет никакой централизованной власти, кроме ведомства по делам колоний, а Даунинг-стрит находится слишком далеко и несколько перегружена делами. Каждый губернатор обязательно должен рассматривать южноафриканские проблемы с учетом местных особенностей, а также иметь свой собственный взгляд на вещи. Необходим человек умелый и толковый, чье имя имело бы вес как за рубежом, так и у себя на родине; им должен быть специалист, разбирающийся так же хорошо в политике, как инженер разбирается в технических схемах; он должен поставить перед собой задачу примирить и объединить все противоборствующие силы на благо общей цели и во имя процветания своей отчизны. Такой человек – вернее, их будет несколько, и все они будут сменять друг друга на этом посту – при необходимой поддержке сможет добиться коренного изменения ситуации в стране, которая будет существенно отличаться от положения дел, о чем коротко было изложено на этих страницах. Эти люди, шаг за шагом, смогут создать южноафриканскую конфедерацию, могущественную и верную своей метрополии, которая со временем может превратиться в обширную империю. Что касается меня, то, несмотря на все невзгоды и трудности, выпавшие на нашу долю, опасности и преграды, через которые прошли многие южноафриканские страны и их жители, я верю, что такой империи суждено родиться и что по форме государственного правления она не будет напоминать голландскую республику.

ПРИЛОЖЕНИЕ

1. Зверства при Почефструме

При Почефструме было совершено гораздо больше злодеяний и убийств, чем в других местах, причем поведение буров отличалось необычайной жестокостью и вероломством.

Когда начались боевые действия, несколько женщин с детьми, жен англичан, проживающих в Трансваале, укрылись в одном из близлежащих фортов. Вскоре после того как форт был блокирован, они попросили дать им возможность вернуться в город и оставаться там до окончания войны. Бурский командующий отказал им в их просьбе, заявив, что, попав в форт, они уже не смогут выбраться оттуда назад, а будут там «похоронены». Одна женщина, жена известного государственного деятеля, получила тяжелое ранение от вонзившейся ей в бок острой щепки, отлетевшей от столба при попадании в него шальной пули. Она была в то время в положении и через несколько дней умерла в страшных муках. Ее младшая сестра получила ранение в горло. От пулевых ранений пострадало немало беззащитных женщин и детей. Болезни постепенно начали одолевать их, так как в течение долгих месяцев они находились под проливными дождями и палящим солнцем, сказывался и недостаток продовольствия.

48
{"b":"11473","o":1}