ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какие бы страшные мысли ни осаждали вашу голову... – Алексей подошел к креслу, которое было поближе к ней, сел и протянул руку к стакану с вином. – Мы же с вами родственники, и вы не можете выбросить на улицу ни одного из нас.

– А лучше было бы наоборот. Вы заметили, что сидите, а я стою? – Глаза ее недобро сверкнули. – Как это непозволительно грубо с вашей стороны!

– Совсем нет. Я привык сидеть и видеть вокруг себя всех стоящими. Что вы на это скажете, милая леди Смайт-Уиндом? – Алексей обратился к тетушке. – Могу я сидеть?

Тетушка посмотрела на Памелу, а затем на Алексея. У Памелы замерло сердце. Она прекрасно знала о проницательности своей тетушки, о ее умении разгадывать секреты. Тетушка снова обратилась к Алексею:

– Вы принц, ваше высочество, поэтому все, что вы делаете, правильно и разумно.

Алексей рассмеялся и встал.

– Вы очень добры, леди Смайт-Уиндом, но и ваша племянница тоже права. Я был непозволительно груб, даже для принца. – Он повернулся к Памеле и отвесил ей поклон. – Прошу прощения, мисс Эффингтон.

Памела внимательно посмотрела на него. Перед ней был человек, который потерял все, ради чего жил: дом, родину, а теперь пытался все начать сначала. Она же хотела выгнать его. Выгнать, возможно, из единственного убежища. И все почему? Потому что она боится, как бы он не открыл ее секрет, как бы не произошел еще один скандал. Не очень-то милосердно и благородно, и даже можно сказать, что очень неприлично. Никто из Эффингтонов не поступил бы так!

– Нет, это я должна извиниться перед вами и попросить у вас прощения. В этой ситуации грубой была я. Это мой дом, и я должна была быть столь же милосердна, как моя тетушка. – Памела поклонилась и сделала книксен. – Простите меня, ваше высочество.

– Да, конечно, – пробормотал принц, явно растерявшись.

Она подняла голову, и их взоры встретились. В глазах принца был живой интерес. Так же было ровно четыре года назад. И сердце у Памелы дрогнуло.

– Теперь, когда вопрос решен, мы должны начать строить наши планы. – Тетушка Миллисент приложила указательный палец к губам. – Я должна послать открытки, чтобы все знали... что я, нет, мы... вернулись в Лондон. Разумеется, сразу же посыпятся приглашения. Возможно, мы тоже устроим небольшой ужин, или лучше бал. Этот особняк так и ждет настоящего бала! – Тетушка вся светилась, предвкушая то, что их ожидало. – Только представьте себе: начало сезона с участием принца! Мы можем устроить прием в его честь. Это будет нечто особенное. Прием или маскарад...

– Нет! – не удержалась Памела.

– Нет! – почти одновременно с ней произнес Алексей.

В его голосе была решимость.

Тетушка Миллисент нахмурилась:

– Почему нет?

– Дорогая леди Смайт-Уиндом. Я боюсь, что еще не определил того места, которое придется занять теперь. – Он сказал это решительно и серьезно. – Это простое совпадение, что открывается светский сезон, а я нахожусь в Лондоне. Я не собираюсь посещать балы, званые вечера, участвовать в каких-либо светских мероприятиях. Я согласен с мисс Эффингтон и не стану афишировать свое присутствие в Лондоне или в этом доме. Поэтому я должен извиниться перед вами за то, что невольно разрушил ваши планы, ибо не намерен появляться в светских салонах.

– Ваше высочество! – воскликнула тетушка. – Я тоже не определила своего места. – Она мило улыбнулась.

Памела собралась с духом, так как знала, что могут означать эти милые улыбки тетушки Миллисент.

– Но есть одно условие вашего пребывания здесь, – продолжила тетушка, как-то загадочно улыбаясь.

Алексей поморщился:

– Вы хотите, чтобы я сопровождал вас?

– Ничего такого ужасного, уверяю вас. Я просто хочу, чтобы вы поухаживали за моей племянницей.

Глава 4

Когда мы встретимся снова, мне придется признаться, что она единственная, кто остался в моих снах и мыслях наяву. И, должен признаться, в моем сердце. Но поскольку я ничего не могу ей дать, то лучше будет, если мы никогда не встретимся снова. Я даже не знаю ее имени.

Его королевское высочество принц Алексей Пружинский

– Ухаживать? За мной? – Памела задохнулась от изумления и гнева.

Алексей с недоумением смотрел наледи Смайт-Уиндом.

– Вы хотите сказать: до венчания?

– Венчания? С ним? Никогда! – Голос мисс Эффингтон заметно окреп. – Он не тот, кого я хотела бы видеть своим мужем. Это же принц, и вы все убедились сейчас, какой он капризный и надменный. Да и репутация у него ужасная.

– Прошу извинить меня, – возразил Алексей, словно забыв о том, что пока еще не думал о женитьбе, и уж тем более на Памеле. – Ужасная ли репутация у меня или нет – не важно, я все-таки принц. А надменность у меня с рождения, и это мое право. Чего не сделает женщина, чтобы выйти замуж за принца? Она даже готова отрезать себе руку!

– Спасибо, предпочитаю иметь обе руки, – ядовито ответила Памела, забыв о том, что хотела быть признательной. – К тому же вы сами сказали, что вы принц без страны. Мистер Пружинский, вы слишком возвышаете себя как возможного мужа.

– Памела! – не выдержав, прервала ее тетушка Миллисент.

– И все же в моих жилах течет королевская кровь. Кровь королей Авалонии и других дворян Европы. И эта кровь будет в жилах моих детей. – Он прищурился. – Вы можете выбрать себе кого-нибудь другого, не принца, мисс Эффингтон, со страной или без нее. Но я серьезно сомневаюсь, что женщина вашего возраста может рассчитывать на лучшее.

Мисс Эффингтон уставилась на него широко раскрытыми глазами, разинув рот от такой наглости.

– Ваше высочество... – простонал Роман.

Не обращая внимания на друга, Алексей подошел поближе к мисс Эффингтон и внимательно посмотрел на нее. В его голове неожиданно мелькнула мысль, что, когда она молчит, она мила и даже красива. Он очень удивился, что не заметил этого раньше. Ее удивительные темные глаза очень выделялись на фоне белокурых волос. Ему понравились и ее нежная кожа, и легкий румянец, а главное – ее рост. Он легко бы мог поцеловать ее в шею. И это всегда ему нравилось.

– Мисс Эффингтон, – сказал он так, чтобы слышала только она.

Памела гневно взглянула на него, но все-таки сдержалась. Их глаза встретились, и в этот момент ему вдруг очень захотелось либо наказать ее как-то, либо поцеловать. Глупая мысль, подумал он и снова повторил ее имя:

– Мисс Эффингтон...

– Мистер Пруж... – Она вздохнула. – Ваше высочество.

Что-то особенное было в этой женщине. Что-то раздражающее и вместе с тем что-то притягивающее. Он уже пожалел, что обещал не соблазнять ее.

– Ваше высочество?.. – повторила она, подняв брови в удивлении.

– Женщины, мисс Эффингтон, имеют склонность падать к моим ногам. Было бы глупо думать, что их привлекает моя внешность, а не титул, богатство или власть.

– А если нет власти? – спросила она так тихо, словно ее гнев сменился на милость и теперь она звала его к перемирию.

Но об этом не могло быть и речи.

– Я еще не знаю, мисс Эффингтон. – По сути, его обещание не соблазнять Памелу было большой глупостью. – Но я уверен, что моя привлекательность не зависит от титула.

– Это самоуверенность и высокомерие. – Ее глаза как-то странно сияли, и он понял, что она так же заинтересована, как и он.

«Но что из этого? Интересно, что она сделает? И как поведут себя все, кто сейчас находится в этой комнате, если я вдруг возьму ее на руки? Позволит ли леди Смайт-Уиндом принцу такую вольность? Скорее всего нет. И очень жаль».

– У вас красивые глаза, мисс Эффингтон.

– Бросьте, ваше высочество. Если вы хотите показать ваше обаяние, то придумайте что-нибудь получше. – В ее голосе слышалось чуть заметное дрожание.

– Попробую, мисс Эффингтон. – Он еще ближе подошел к ней. Теперь они могли говорить шепотом. – Хотите, я скажу вам, какие у вас губы? Красивые, полные, ждущие поцелуев. – Он снова посмотрел ей в глаза. – Или мне сказать вам, какая нежная у вас кожа? Или...

12
{"b":"1148","o":1}