ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я должен заметить, что Хассан был прекрасным садоводом, так как сады, которые он разводил с помощью невольников, были чрезвычайно красивы и должны были приносить ему порядочный доход.

Пройдя через эти сады, мы подошли к наклонной равнине, поросшей кустарником. Идти здесь было труднее, так как дорога была покрыта ползучими растениями. Я был очень рад, когда мы к закату солнца достигли гребня холма и очутились на открытой, плоской равнине, расстилавшейся до самого горизонта. В кустарнике мы легко могли подвергнуться нападению, но на открытом месте я боялся этого меньше. Хотя их лазутчики не теряли нас из вида, тем не менее в продолжение нескольких дней они ничего против нас не предпринимали.

Найдя удобное место у ручья, мы расположились ночевать. Ночь была так хороша, что мы не разбили палаток. Впоследствии я сожалел, что мы не ушли подальше от воды, так как над болотами, прилегавшими к ручью, носились мириады москитов, отравлявших нам существование. На бедного Стивена, непривычного к ним, они набросились с особенной яростью, и на следующее утро он, покрытый следами их укусов, являл собою весьма печальное зрелище. Кроме того, наш покой нарушался необходимостью выставлять бдительную стражу, на случай, если арабы вздумали бы напасть на нас среди ночи, и на случай попытки наших носильщиков бежать от нас, похитив багаж. Перед тем как они улеглись спать, я объяснил им, что всякий из них, кто попытается бежать, будет застрелен и что если они останутся снами, то с ними будут очень хорошо обращаться.

Они ответили через двух мазиту, что им некуда идти и что они не хотят снова попасть в руки Хассана, о котором они говорили не иначе, как с содроганием, и указали при этом на свои покрытые шрамами спины и на следы на шеях, оставленные невольничьими хомутами. Их слова казались искренними, но на них, конечно, нельзя было вполне положиться.

Убедившись на следующее утро, что ослы не разбежались и что вообще все обстоит благополучно, я вдруг заметил сквозь легкий туман какой-то белый предмет, который я сначала принял за маленькую птичку, сидящую на воткнутой в землю палке ярдах в пятидесяти от лагеря.

Я направился к нему и увидел, что это не птица, а кусок бумаги, вложенный в расщепленную на конце палку, какие туземцы употребляют для переноски писем. Я развернул бумагу и с большим трудом (письмо было написано на плохом португальском языке) прочел следующее:

Английские черти!

Не думайте, что вы избавились от меня. Я знаю, куда вы идете, и если вы не погибнете в пути, то все равно умрете от моей руки. Я располагаю тремя сотнями храбрых, хорошо вооруженных людей, которые почитают Аллаха и жаждут крови христианских собак. С ними я последую за вами, и если вы попадете в мои руки живыми, вы узнаете, что значит умереть от огня или от солнца, будучи зарытыми в муравейник. Посмотрим, поможет ли вам тогда ваш английский военный корабль или ваш бог. Да постигнет вас беда, белые разбойники, грабящие честных людей!

Это приятное послание не было подписано, но нетрудно было догадаться, кто был его анонимным автором. Я показал его Стивену. Он так был раздражен его содержанием, что пролил лекарство, которым лечил свой укушенный москитами глаз. Когда боль была наконец успокоена купаньем, мы состряпали такой ответ:

Убийца, известный среди людей под именем Хассан-бен-Магомета!

Поистине мы свершили грех, не повесив тебя, когда ты был в нашей власти. Такой ошибки мы больше не сделаем. О волк, питающийся кровью невинных! Твоя смерть близка, и мы уверены, что ты примешь ее от наших рук. Приходи со всеми своими приспешниками когда хочешь. Чем больше их придет с тобой, тем приятнее будет нам, желающим избавить мир от возможно большего числа негодяев.

До скорого свидания.

Аллан Квотермейн. Стивен Соммерс.

– Превосходно, – сказал я, перечитав письмо.

– Да, – ответил Стивен, – но, быть может, наше письмо несколько хвастливо по тону. Что будет, если этот джентльмен явится к нам с тремя сотнями вооруженных людей?

– Так или иначе, мой милый, – ответил я, – мы поколотим его, У меня появилось хорошее предчувствие. Я уверен, что Хассану осталось жить не много. Подождите до тех пор, пока мы не увидим каравана с невольниками. Тогда вы поймете мои чувства. Я знаю этих людей. Наше маленькое пророчество окажет великолепное действие на нервы Хассана. Ханс, пойди и вложи это письмо в расщепленную палку. За ним скоро придет почтальон.

Случилось, что спустя несколько дней мы действительно увидели невольничий караван, принадлежавший Хассану. Мы проходили по красивой и здоровой местности, направляясь на запад, вернее, на северо-запад.

Земля здесь была плодородная и хорошо орошенная. Кустарник рос только по соседству с ручьями; более высокие места были открыты; кое-где виднелись отдельные деревья. Было ясно, что здесь когда-то, даже не особенно давно, было густое население, так как мы видели остатки многих деревень, вернее, городов с большими рыночными площадями. Они были либо сожжены огнем, либо просто покинуты. В некоторых из них осталось несколько стариков, добывавших себе пропитание в запущенных садах.

Эти бедные люди, одиноко проводившие время на солнце или вяло работавшие на некогда плодородных полях, разбегались при нашем приближении, так как думали, что все вооруженные люди непременно должны быть работорговцами.

Время от времени нам удавалось поймать некоторых из них и с помощью кого-нибудь из нашего отряда узнать их историю. Она всегда была одной и той же. Арабы-работорговцы под тем или иным предлогом восстанавливали племя против племени, потом принимали сторону более сильного племени и побеждали слабое, убивая при этом стариков и забирая молодых мужчин, женщин и детей (совсем маленьких детей они тоже убивали), чтобы продать их в рабство. По-видимому, все это началось лет двадцать тому назад, когда Хассан-бен-Магомет и его товарищи прибыли в Килву и заставили бежать миссионера.

Вначале это ремесло было легким и прибыльным, так как «живой товар» был под рукой. Но постепенно все окрестные общины были истреблены. Огромное число люд ей было убито, а оставшиеся в живых были увезены на кораблях в неизвестные страны. Тогда работорговцам пришлось уходить дальше, в глубь страны, и производить свои набеги почти у самых границ земли великого народа мазиту, о котором я уже упоминал.

Ходил слух, что работорговцы собираются напасть на этих мазиту, рассчитывая победить их с помощью своих ружей и открыть для себя новый, почти неисчерпаемый запас людского товара. А пока они занимались истреблением небольших племен, до сих пор избегших этой участи благодаря тому, что они жили среди холмов, покрытых непроходимым кустарником.

Тропа, по которой мы шли, была невольничьей дорогой. Это нам скоро стало ясно по большому числу человеческих скелетов, лежавших в высокой траве по ее сторонам. На плечевых костях некоторых из них были тяжелые невольничьи хомуты, а на руках – веревки из пальмовых волокон. Эти скелеты, я полагаю, принадлежали умершим от истощения сил, но другие, судя по разбитым черепам, принадлежали убитым в пути.

На восьмой день мы набрели на следы невольничьего каравана. Он направлялся к берегу, но по той или иной причине повернул обратно. Это могло быть потому, что его предводители были предупреждены о приближении нашего отряда. Или, быть может, они узнали о приближении другого каравана, бывшего в другом месте, и решили соединиться с ним.

Идти по следам этих людей было легко. Сперва мы нашли труп мальчика лет десяти. Потом видели коршунов, пировавших над останками двух молодых мужчин, из которых один был застрелен, а другой убит топором. Их трупы, не знаю почему, были кое-как прикрыты травой. Пройдя еще две мили, мы услышали плач ребенка и скоро нашли его. Это была девочка лет четырех, похожая на живой скелет. При виде нас она поспешно уползла прочь на четвереньках, словно обезьяна. Стивен пошел за ней, а я с болью сердце отправился взять из нашего запаса жестянку консервированного молока. Вдруг Стивен позвал меня к себе голосом, полным ужаса. Я неохотно отправился к нему через кусты, зная, что он нашел что-нибудь ужасное. Там сидела молодая женщина, привязанная к стволу дерева, очевидно мать ребенка, так как он ухватился за ее ногу.

20
{"b":"11481","o":1}