ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты называешь бога своим братом, – сказал я, – но мы слышали, что он обезьяна. А разве может обезьяна быть братом человека?

– Вы, белые люди, не понимаете этого, но мы, черные, понимаем. Вначале обезьяна убила моего брата, который был Калуби. Его дух вошел в обезьяну и превратил ее в бога. Поэтому она убивает каждого Калуби, и их духи также входят в нее. Не так ли, о нынешний Калуби, уже потерявший палец? – насмешливо прибавил он.

Калуби, простершись на земле, задрожал, но ничего не ответил.

– Все произошло так, как я предвидел, – продолжал похожий на жабу Мотомбо. – Вы возвратились, и теперь мы узнаем, справедливы ли были слова белобородого, когда он говорил, что его бог отомстит нашему богу. Вы пойдете отомстить ему, а мы посмотрим, удастся ли вам это. Только на этот раз с вами не будет железных труб, которых мы боимся. Ибо не объявил ли через меня бог, что когда белые люди возвратятся с железными трубами, тогда он, наш бог, умрет и я, Мотомбо, уста бога, тоже умру. Священный Цветок будет выкопан из земли. Мать Цветка исчезнет, а люди понго будут рассеяны и превратятся в странников и рабов. И не объявил ли он, что когда белые люди придут без железных труб, тогда произойдут таинственные вещи (о! не спрашивайте о них; в свое время вы все узнаете! ) и народ понго, приходящий теперь в упадок, снова станет великим? Вот почему я приветствую вас, белые люди, пришедшие из земли призраков, ибо через вас мы, понго, станем плодовитыми и великими!

Внезапно он прекратил свою речь, и его голова еще глубже вошла в плечи. Он долго сидел молча, и его блестящие свирепые глаза пристально смотрели на нас, будто желая угадать наши самые сокровенные мысли.

Если это удалось Мотомбо, то я думаю, что он был весьма доволен, ибо, сказать правду, я чувствовал одновременно страх, бессильную ярость и отвращение. Конечно, я нисколько не верил тому, что он говорил, но я чувствовал глубокое отвращение к этому существу, бывшему человеком только наполовину. Кроме того, оно внушало мне ужас. Я был уверен, что оно замышляет против нас зло.

Вдруг оно снова заговорило.

– Кто этот маленький, желтый, с лицом, похожим на череп? – спросил Мотомбо, указывая на Ханса, державшегося как можно дальше от него и прятавшегося за Мавово. – Этот сморщенный, с плоским носом, который мог бы быть ребенком моего брата, бога? Зачем ему, такому маленькому, такая большая палка? – Он снова указал на большую бамбуковую палку Ханса. – Я думаю, что он полон хитрости, как свежая тыква водой. Этого большого, черного я не боюсь, – он указал на Мавово, – ибо мое колдовство сильнее его колдовства, – (по-видимому, он узнал в Мавово колдуна), – но маленького желтого человека с большой палкой и мешком за плечами я боюсь. Я думаю, что его надо убить.

Он остановился, и мы задрожали, ибо могли бы мы помешать ему убить бедного готтентота, если бы он это решил? Но Ханс, понявший, что ему грозит большая опасность, призвал на помощь всю свою хитрость.

– О Мотомбо! – жалобно сказал он. – Ты не должен убивать меня, ибо я слуга посла. Ты ведь знаешь, что боги каждой страны мстят тем, кто причиняет зло ее послам или их слугам. Если ты убьешь меня, я буду являться тебе по ночам. Да, я буду садиться тебе на плечо и не дам тебе покоя до тех пор, пока ты не умрешь. Ибо хоть ты и очень стар, все же в конце концов ты умрешь, о Мотомбо!

– Верно, – сказал Мотомбо. – Не говорил ли я, что он полон хитрости? Все боги мстят тем, кто убивает послов их страны или их слуг. Это право, – тут он рассмеялся ужасным смехом, – принадлежит одним богам. Пусть боги понго сами решат это!

Я вздохнул с облегчением. Мотомбо продолжал новым, можно сказать, деловым тоном:

– Скажи, о Калуби, что привело ко мне, устам бога, этих белых людей? Кажется, они пришли говорить о договоре с королем мазиту? Встань и говори.

Калуби поднялся и с униженным видом коротко и ясно изложил причину посещения нами Страны Понго в качестве послов Бауси и перечислил статьи договора, который должен был быть одобрен Мотомбо и королем мазиту. Мы заметили, что это, по-видимому, совсем не интересовало Мотомбо. Он, казалось, спал в продолжение речи Калуби. Когда последний умолк, он открыл глаза и, указав на Комбу, сказал:

– Встань, будущий Калуби!

Комба поднялся и своим холодным, отчетливым голосом рассказал, как он посетил Бауси и обо всем, относившемся к его миссии. Снова Мотомбо, по-видимому, уснул и открыл глаза только тогда, когда Комба описывал, как он обыскивал нас, чтобы мы не могли тайно захватить с собой огнестрельного оружия. При этом Мотомбо закивал своей большой головой в знак одобрения и облизал себе губы своим тонким красным языком. Когда Комба окончил говорить, он сказал:

– Бог говорит мне, что план мудр, ибо без новой крови народ понго погибает. Но каков будет исход этого дела – знает только он один, ибо читать будущее может только бог.

Он остановился, потом вдруг быстро спросил:

– Не имеешь ли ты еще чего-нибудь сказать, о будущий Калуби? Бог заставляет меня спросить тебя об этом.

– Да, о Мотомбо. Много лет тому назад бог откусил палец у нашего господина Калуби. Калуби, слышавший, что в земле мазиту есть белый человек, который умеет хорошо лечить и живет около большого озера, взял лодку и поплыл к тому месту, где расположился лагерем белый человек по имени Догита – вот этот, с белой бородой, который стоит перед тобой. Я последовал за ним в другой лодке, ибо хотел узнать, что он собирается делать, и посмотреть на белого человека. Я спрятал свою лодку и тех, кто был со мною, в камышах, далеко от лодки Калуби, потом пошел вброд по мелкой воде и спрятался в густом тростнике около полотняного дома белого человека. Я видел, как белый человек отрезал Калуби больной палец, и слышал, как Калуби просил белого человека прийти в нашу страну с железной трубой, изрыгающей дым, и убить бога, которого он боится.

Все были крайне поражены этим сообщением, а Калуби снова пал ниц на землю и лежал неподвижно. Только Мотомбо, казалось, совсем не был удивлен – быть может потому, что он уже знал эту историю.

– Это все? – спросил он.

– Нет, о уста бога! Вчера вечером, после совещания, о котором ты уже слышал, Калуби, закутавшись как мертвое тело, посетил белых людей в их хижине. Я знал, что он сделает это, и потому приготовился. С помощью острого копья я пробуравил дыру в стене хижины, действуя из-за ограды. Потом я просунул сквозь ограду к этой дыре длинную камышинку и, приложив ухо к ее концу, слышал все, что говорилось в хижине.

– Ох, как хитро! – с невольным восхищением пробормотал Ханс. – О Ханс, хоть ты и стар, тебе надо еще многому поучиться!

– Среди многого другого, что я могу передать тебе, о Мотомбо, – спокойно продолжал Комба среди всеобщего молчания, – я слышал, как наш господин Калуби, чье имя «Дитя бога», заключил с белыми людьми договор, по которому они должны убить бога (каким образом – я не знаю, ибо об этом не говорилось), взамен чего они должны получить Мать Священного Цветка, ее дочь, будущую Мать, и весь Священный Цветок, выкопанный с корнем. Кроме того, все они, вместе со Священным Цветком, должны быть переправлены через большую воду. Вот и все, о Мотомбо!

Среди напряженной тишины Мотомбо долго смотрел своими грозно сверкающими глазами на распростершегося перед ним Калуби. Потом вдруг Мотомбо громко заревел. Да, он ревел, словно раненый буйвол! Я никогда не поверил бы, что такой сильный звук может исходить из груди столь хилого человека. В продолжение почти целой минуты его яростный крик эхом раздавался по всей пещере. Между тем воины понго, вскочив на ноги, указывали руками (некоторые из них все еще держали горящие факелы) на несчастного Калуби, на котором, по-видимому, больше, чем на нас, сосредоточился их гнев, и шипели, словно змеи. Поистине эта была адская сцена, в которой Мотомбо играл роль Сатаны. Его грузная дьявольская фигура на тонких, как у жабы, ногах, большие костры, горевшие по обеим сторонам пещеры, бледный вечерний свет, отражавшийся в тихой воде на заднем плане и придававший зловещий вид деревьям на горе, белые фигуры понго, обращенные к несчастному осужденному и шипевшие, словно разъяренные змеи – все это казалось ужасным кошмаром.

49
{"b":"11481","o":1}