ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подавив волнение, миссис Эверсли ответила, что она этого не знает: все будет зависеть от воли Неба и Мотомбо. Потом, чтобы прекратить дальнейшие разговоры, она приказала им принести заступы, которыми они обрабатывали землю, а также винные палки, циновки и веревки из пальмовых волокон, и помочь нам выкопать из земли Священный Цветок.

Это было произведено под руководством Стивена, чувствовавшего себя в этом деле, как в родной стихии, хотя такая работа была далеко не из легких. Она проходила весьма невесело, так как служанки все время плакали. Плакала даже мисс Хоуп, и я заметил, что ее мать тоже сильно взволнована. В продолжение свыше двадцати лет она была хранительницей этого растения, к которому, мне кажется, в конце концов стала относиться с таким же благоговением, как и народ понго.

Наконец наша работа была окончена. Мы выкопали растение вместе с землей, чтобы не дать ему засохнуть, причем старались по возможности не задевать его корней. Под ними, приблизительно на глубине трех футов, мы нашли несколько предметов. Одним из них был древний каменный фетиш грубой работы, имевший вид обезьяны с золотой короной. Этот предмет был небольших размеров и потому сохранился у меня до сих пор. Кроме того, там оказалась куча угля, среди которого было несколько наполовину сгоревших костей и малоповрежденный череп. Последний, по-видимому, принадлежал женщине низшей расы, быть может первой Матери Цветка.

Когда растение было окончательно отделено от почвы, на которой оно росло в тление столь многих лет, оно было помещено на большую циновку и искусно обложено влажным мхом. Последнее было выполнено Стивеном, который в подобных делах был настоящим художником. Циновка была обвязана вокруг корней растения; каждый его стебель был из предосторожности привязан к тонкой бамбуковой палочке. Потом вся связка была помещена на бамбуковые носилки и прикреплена к ним веревками из пальмовых волокон.

Тем временем стало темнеть. Все мы устали. – Баас, – сказал мне Ханс, когда мы возвратились в дом, – не лучше ли будет, если мы с Мавово возьмем немного пищи и отправимся спать в лодку? Конечно, эти женщины не могут причинить нам вреда, но я, присмотревшись к ним сегодня, боюсь, как бы они не наделали из палок весел и не перебрались через озеро, чтобы предупредить обо всем понго.

Мне не хотелось разделять наше небольшое общество на две части, но мысль Ханса показалась мне благоразумной, и я согласился на это.

Вскоре Ханс и Мавово, вооружившись копьями и захватив с собой провизии, отправились на берег озера.

Стивен и я ночевали в ограде, рядом с упакованным Цветком, с которым он не хотел расставаться. Эта предосторожность оказалось не излишней, так как около полуночи я увидел при свете луны, как дверь острожно приоткрылась и в ней показалось несколько женщин-альбиносок.

Я приподнялся, кашлянул и поднял ружье, после чего они убежали и больше не возвращались.

Брат Джон, его жена и дочь встали задолго до зари, чтобы сделать необходимые приготовления к путешествию, собрать запас провизии и прочее. Мы позавтракали еще при луне и с первыми лучами солнца тронулись в путь.

Я заметил, что миссис Эверсли и ее дочь с грустью расстаются с этим местом, где они мирно прожили в полном одиночестве так много лет, где последняя родилась и прожила до совершеннолетия.

Я решил, что до лодки Цветок должны нести обе леди, считая наилучшим, если служанки увидят, что их святыни находятся под попечением посвященных им жриц. Впереди шел я с ружьем, потом обе леди с Цветком (их белые одежды были покрыты плащами из древесной коры, обработанной особенным способом); брат Джон и Стивен, несшие весла, замыкали шествие.

Мы без всяких приключений дошли до лодки, где, к своему облегчению, нашли ожидающих нас Мавово и Ханса. Я поступил очень благоразумно, позволив им ночевать на берегу, так как ночью к ним подошло несколько альбиносок с явным намерением завладеть лодкой. Увидев, что она охраняется, они убежали.

Когда мы приготовились к отплытию, эти несчастные создания появились в полном составе и, бросившись на землю, со слезами умоляли Мать Цветка не покидать их.

Мы постарались отчалить возможно скорее, оставив плачущих альбиносок на берегу.

Достигнув противоположного берега озера, мы спрятали лодку в кустах, в том самом месте, где нашли ее, и отправились дальше.

Цветок несли теперь Стивен и Мавово, как самые сильные из нас. Стивен не жаловался на его тяжесть, но зулус начал проклинать растение после нескольких часов путешествия. Я думаю, что он отказался бы нести Цветок, если бы не питал расположения к Стивену.

Мы пересекли Сад бога, где Калуби два раза в год разбрасывали священные семена. Животное обыкновенно нападало на наскучивших ему королей понго, когда последние проходили через этот огромный лес. Тот факт, что нападение всегда имело место после того, как семена бывали разбросаны, указывал на известную долю сметливости животного.

Эти нападения растягивались обыкновенно года на полтора. В первый раз бог сопровождал Калуби до сада и обратно, проявляя свою неприязнь к нему тем, что рычал на него. Во второй раз он хватал его за руку и откусывал ему один из пальцев (как было с нашим Калуби), что, благодаря заражению крови, обыкновенно вызывало смерть. Если же Калуби оставался в живых, то горилла убивала его в следующее посещение, чаще всего – откусив ему голову свой могучей пастью.

В таких посещения Калуби сопровождали избранные юноши, из которых всегда несколько погибало. Оставшихся невредимыми после шести посещений назначали к особым испытаниям до тех пор, пока их не оставалось только двое; последних объявляли «миновавшими бога» и «принятыми богом». Они пользовались большим почетом (как, например, Комба), и после смерти Калуби один из них занимал его место, сохраняя его в течение десяти лет, а иногда и дольше.

Я спросил миссис Эверсли, посещал ли когда-нибудь Мотомбо бога. Она ответила, что Мотомбо делал это один раз в пять лет. В таких случаях он после многих таинственных церемоний проводил во время полнолуния целую неделю в лесу. Один из Калуби рассказывал ей, что видел Мотомбо и бога сидящими рядом под деревом, обняв друг друга, и «разговаривающими, как братья».

За исключением еще нескольких рассказов о почти сверхъестественной хитрости Мотомбо – это все, что я узнал о нем.

Однако я должен упомянуть еще кое о чем в связи с рассказом Бабембы. Мне кажется, что понго пускали в лес пленников других племен для того, чтобы их бог мог позабавиться убийством. Такова была участь, на которую были обречены и мы, согласно обряду понго.

Пройдя через сад, мы достигли «Полянки упавшего дерева», где нашли шкуру зверя в том виде, в каком оставили ее, только несколько уменьшившейся в объеме.

Она, по-видимому, была посещена целой ордой лесных муравьев, которые, к счастью для Ханса, выели из нее все остатки мяса, оставив самую кожу абсолютно нетронутой, я полагаю потому, что она оказалась для них слишком твердой. Я никогда не видел более чистой работы.

Кроме того, эти маленькие трудолюбивые создания съели и самого зверя. От него ничего не осталось, за исключением чистых белых костей, лежащих в том же положении, в каком мы оставили его ободранную тушу. Эта мириадная армия съела все мясо, атом за атомом, и бесследно скрылась в глубине леса.

Как мне хотелось взять с собой огромный скелет гориллы, в добавление к моей коллекции трофеев; но это было невозможно. Брат Джон сказал, что любой музей предложил бы за него несколько сот фунтов, так как вряд ли где-нибудь есть экземпляр, подобный этому. Но скелет был слишком тяжел. Все, что я мог сделать, – это запечатлеть в своем уме его особенности путем внимательного осмотра его могучих костей. Кроме того, я вынул из его правой руки и сохранил на память пулю, которую всадил в нее, когда она держала Калуби. Пуля, раздробив кость, застряла в ней, но не сломала ее.

Мы отправились дальше, захватив с собою шкуру бога, голова, руки и ноги которого были предварительно набиты влажным мхом, с целью сохранить их форму. Эта ноша была не из легких, по крайней мере так говорили брат Джон и Ханс, несшие ее на сухой ветке. Об остальной части нашего путешествия к берегу вод, омывавших вход в пещеру, я могу сказать то, что, несмотря на тяжелую ношу, нам было значительно легче спускаться с крутого склона горы, нежели подниматься на него без последней. Однако мы продвигались вперед очень медленно и когда наконец достигли кладбища, до заката солнца оставалось не более часа. Тут мы сели отдохнуть и поесть, а также обсудить наше положение.

56
{"b":"11481","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Противостояние
Азъ есмь Софья. Крылья Руси
Скрипуны
Пёс по имени Мани
Стремительный соблазн
То, что делает меня
Любовь со второго взгляда
Последний крик банши