ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра Кота. Книга четвертая
Строим доверие по методикам спецслужб
Необходимые монстры
С того света
Карильское проклятие. Возмездие
Где валяются поцелуи. Венеция
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
A
A

– Само собой. Что тут еще придумаешь. – Атмосферные помехи искажали голос Реда Хаммерната. – Вот ведь кошмар, просто жуть. Скажи, сынок, ее до сих пор ищут? В смысле, ребята из береговой охраны.

– Завтра после полудня отзовут всю технику.

– Будь я проклят.

Чаз без труда представил себе картину: коренастый босяк развалился в каюте на яхте и лакает «Джек Дэниэлс» из стакана. Веснушчатые ноги, похожие на кегли для боулинга, – ярко-розовые, обожжены солнцем; морской ветерок растрепал редкие медные волосы, зачесанные на лысину. Вокруг косых глаз – белые круги от громадных очков-полароидов, и Ред похож на облученного лемура.

– Если тебе что нужно, Чаз, только скажи, – сказал Ред Хаммернат. – Я к рассвету подниму в воздух шесть частных вертолетов, вот что тебе нужно. Мы ее сами, к чертям, найдем и спасем!

Чаз тревожно задумался, сколько виски уже выхлебал Ред.

– Это очень великодушно, – сказал Чаз, – но берег уже раз десять обшарили вдоль и поперек. Они бы ее уже нашли, как по-твоему? Тут полно акул.

– Ох, блин, – сказал Ред Хаммернат. – Слышь, как ревет?

– Ну еще бы, – ответил Чаз.

– Круче только яйца. Небось узлов тридцать делает.

– Ты там поосторожнее.

– Черт, сынок, ты что, про рыбалку так и не спросишь?

– А, ну да. Как рыбалка? – Пора сворачивать разговор, чувствовал Чаз, пока Ред не бросил притворяться, что переживает.

– Вонючий сучий потрох это, а не рыбалка. За четыре дня – ни одного тарпона тяжелее сотни фунтов, – пожаловался Ред Хаммернат. – Ты ж крутой морской ученый, чё ваще за дела? Где моя рыба?

Чаз понятия не имел.

– Может, ушла на нерест? – заикнулся он. Ред Хаммернат смеялся, как мул, страдающий запором.

– На нерест, о боже мой! И для этого ты получал докторскую степень? Степень, за которую мне, блин, пришлось платить?

– Ну, это не моя сфера. – Чаз напрягся, чтобы скрыть досаду.

– Что не твоя сфера?

– Миграции рыб.

– Очень плохо, – заржал Ред Хаммернат, – потому как, чесслово, прямо щас мне б не помешала какая-нибудь экспертиза. Эта прогулка стоит мне три штуки баксов в день.

«Так, может, стоило начать с кого попроще да поглупее, – мысленно произнес Чаз, – типа окуня». Ред Хаммернат занялся спортивной рыбалкой всего три месяца назад.

– Может, завтра повезет больше, – пообещал Чаз, но упрямый ублюдок все не мог угомониться.

– Надеюсь, ты больше знаешь об акулах, чем о тарпонах, – сказал он, – сечешь намек?

«Невероятно, – подумал Чаз, – парень еще и про Джои шутит».

– Кажется, сигнал пропадает! – прокричал Чаз в трубку. – Поосторожнее там, поговорим, когда вернешься.

– Само собой, – сказал Ред Хаммернат. – Слушай, мне правда жаль твою хозяйку. Экая досада, в самом деле.

Ред, деревенщина, симулировал искренность, но Чаз ему не поверил. У мужика сердце каменное.

– Ты сам осторожнее. – Ред его явно предупреждал. – Слышь меня? Дьявольски осторожно. Услышал?

– Я прекрасно тебя слышу, Ред.

Джои Перроне проснулась перед рассветом и сняла с головы полотенце. Веки еще болели от ожогов медузы, но зрение прояснилось. Она тихо пробралась в ванную, где постаралась не обращать внимания на пятнистую изможденную женщину в зеркале.

Она спала в громадном стэнфордском свитере и белых шортах для бега, которые принадлежали одной из бывших жен Мика Странахэна, телепродюсеру. Поинтересовавшись, долго ли продлился этот конкретный брак, Джои получила ответ: «Смотря кого спрашивать».

Она осторожно умылась, затем ухитрилась, не пикнув, прополоскать горло. Порылась на туалетном столике и нашла резинку для волос.

Странахэн спал, раскинувшись на диване в гостиной. Джои на цыпочках подкралась к нему и наклонилась близко, насколько осмелилась. В полутьме она изучила его черты и улыбнулась.

«Неплохо, – подумала она, – я так и знала».

Она захватила с кухни два яблока и спелый банан. Затем выскользнула из дома, осторожно закрыв за собой дверь. Сель поднял голову, когда Джои босиком ступила на причал. Она погладила его по морде и прошептала:

– Ты прямо красавчик, парень. Может, когда-нибудь старина Мик найдет тебе подружку.

Забираясь в ялик, Джои думала: «Как некрасиво. Надо было хоть записку оставить».

Она отвязала канат и оттолкнулась от причала. Лодка отплывала, а Джои в ожидании уселась за штурвал и очистила банан. Она не хотела запускать мотор слишком близко от берега и будить Странахэна – хватит уже и того, как она сбегает.

В пульте управления обнаружился телефон, подключенный к зарядному устройству, – значит, Странахэн не сможет позвонить властям, когда обнаружит, что его ялик угнан. Джои расстроилась еще больше, но если Мик будет отрезан от мира, она получит фору и успеет сделать что должно.

Пока лодка дрейфовала, Джои покончила с бананом и засунула кожуру под сиденье. В кормовом люке она нашла насос для подкачки топлива и давила его в кулаке, пока он не затвердел. Она кое-что понимала в морском деле – когда-то давно она научила первого мужа кататься на водных лыжах, и они вместе купили катер «Акваспорт» с мотором «Ямаха» в сто пятьдесят лошадиных сил.

Угловатый старый мотор «Эвинруд» завелся с третьей попытки. Джои газанула и оглянулась. Мика не видать, но доберман огорченно наблюдал за ней с пристани, навострив уши, и его зад возбужденно ерзал по доскам. Джои помахала псу и унеслась к очертаниям Майами на горизонте.

– Ну вот, опять, – проворчал Странахэн, пиная кокосовый орех-паданец.

Он сидел за столом для пикника с чашкой кофе, Сель устроился у его ног. Джои была не первой женщиной, сбежавшей от Странахэна на его собственном ялике, но первой, с которой он не спал, не жил и которую не довел до побега в состоянии крайнего раздражения. Все они обставляли свой отъезд весьма мелодраматично.

Последней этот трюк проделала Сьюзан, успешный адвокат по патентным делам. Она притворялась, что обожает островное уединение, но на самом деле бесилась, что не может подключить свой «Блэкберри»[17], что бы это слово ни значило, из-за неустановленных атмосферных аномалий. Вероятно, ее беспокойство усугубили и другие факторы, позже решил Странахэн.

В один прекрасный вечер, на закате, Сьюзан слиняла. Подмешала «эмбиен»[18] в ром-колу Странахэна, собрала манатки, сперла его лодку и впилилась прямо в подводные скалы в стороне от Рэггед-Кис. Она сломала не только ключицу, но и вал на «Эвинруд», что разорило Странахэна на восемнадцать сотен.

– Ради бога, почему ты просто не попросила тебя подбросить? – спросил он ее позже в приемной палате «Скорой помощи».

– Потому что не хотела тебя расстраивать, – ответила она. – Я же тебя знаю.

Все они именно так и говорили: «Я же тебя знаю», – и, как правило, ошибались. На самом деле они совсем его не знали. Но поскольку Странахэн не очень-то преуспел в демонстрации собственного мягкосердечия, не следует упрекать женщин, которые им интересовались, за неверное прочтение сигналов. Случай со Сьюзан заставил его честно заняться самоанализом, но тем временем он принял меры защиты своего скромного суденышка от будущих посягательств рассерженных сожительниц.

В охотничий бинокль он легко обнаружил Джои Перроне в какой-то паре миль от острова.

– Поедешь со мной? – спросил он Селя, но тот предпочел вылизывать свои причиндалы.

Странахэн вытащил из сарая желтый каяк и спустил его на воду. Он содрал с себя рубашку, скинул сандалии и забрался внутрь. Он одолевал легкую зыбь короткими, жесткими гребками, и плечи его приятно горели. Ветер толкал его в спину, и он добрался до дрейфующего ялика за двадцать минут.

Джои сидела на носу и болтала ногами.

– Дважды за три дня, – сказала она. – Вот бестолковщина, а?

Странахэн перелез через борт и привязал каяк к скобе

вернуться

17

«Блэкберри» – марка бизнес-телефонов и КПК, предоставляющая беспроводной доступ к электронной почте и Интернету.

вернуться

18

«Эмбиен» («Золпидем») – снотворное средство из группы имида-юниридинов.

11
{"b":"11489","o":1}