ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Легенда о сепаратном мире. Канун революции
Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Рожденные побеждать. 10 ключей к пониманию, почему одни люди добиваются успеха, а другие нет
Ничего не возьму с собой
Скрытые в темноте
Последние подростки на Земле
Голова профессора Доуэля
Душа наизнанку
Непоколебимый. Ваш сценарий финансовой свободы
A
A

«Галло прав, – подумал Ролвааг. – Мотива нет и в помине».

Дома он увидел, что под дверь подсунута газетная вырезка. Заметка о мужчине из Сент-Луиса: его задушил, а потом практически сожрал гигантский ручной питон, которого он несколько месяцев по дурости забывал кормить. Отвратительное змеиное пиршество прервал обеспокоенный сосед, который помчался на помощь. Приехали фельдшеры, вооруженные «челюстями жизни»[26], и освободили неизящно растянутое тело жертвы, в процессе прикончив сытую рептилию. Над заголовком – фиолетовыми чернилами, знакомыми паучьими каракулями – было приписано: «Это случится с тобой!»

Ролвааг хихикнул и подумал: «Два человека порадуются моей смерти: Чаз Перроне и Нелли Шульман».

Две змеи детектива сплелись клубком в большом стеклянном террариуме в углу гостиной. Они были не снежно-белые, как альбиносы, а кремовые с экзотическими оранжевыми отметинами на спине. На воле их неестественная яркость стала бы фатальной, но в квартире Ролваага питоны в безопасности. Впрочем, благодарности они не выказывали, да и вообще редко шевелились, разве что когда ели или переползали на солнышко. Но Ролваагу все равно нравилось за ними наблюдать. Только такое ничтожество, как Перроне, мог преднамеренно убить столь древнее и совершенное существо, и это взбесило Ролваага – к его собственному изумлению.

Он сунул замороженную лазанью в духовку и рылся в портфеле, пока не нашел нужный обрывок бумаги. Он позвонил в офис агентства «Херц» в Бока-Ратон и представился помощнику ночного менеджера, который был исключительно рад сотрудничать. Повесив трубку, Ролвааг уже знал имя волосатого громилы, что следил за домом Перроне, а также название компании, которая платила за аренду минивэна.

«Помидорная биржа Реда», чтобы это ни значило.

Джои Перроне трясла спящего Странахэна:

– Мик, я сейчас кое о чем подумала!

Он сел на диване и протер глаза:

– Время?

– Пять сорок пять.

– Надеюсь, оно того стоит. – Он потянулся к лампе, но Джои схватила его за руку.

– Я не одета, – сказала она.

Даже без света в доме не было совсем темно. Джои явилась в белой футболке и трусиках-бикини, вид которых несколько смягчил Странахэна.

– Рассказывай, что ты вспомнила.

– Мы с Чазом поссорились пару месяцев назад. Я собиралась слетать на свадьбу в Лос-Анджелес, но в аэропорту была ужасная погода, я развернулась и поехала домой. Я летаю на самолетах, только если в небе ни облачка.

Джои рассказала, что обнаружила Чаза в столовой – он заполнял какую-то таблицу.

– Я заглянула ему через плечо и спросила: «И как ты все это помнишь?» Потому что он не заглядывал ни в какие заметки, просто писал числа, одно за другими. Типа: «Ух ты, как ты все это помнишь?» Абсолютно невинно и дружелюбно – а он натурально взвился. Совсем рехнулся.

– Ты только это и сказала?

– В том-то и дело. А он сразу давай вопить, топать ногами, махать руками. Мол, перестань за мной шпионить и не лезь не в свое дело. Совсем как в тот день, когда я спросила про новый «хаммер», только в этот раз он меня еще и на «п» обозвал. И тогда я его сбила с ног.

– Великолепно.

– Правым хуком в челюсть. Чаз довольно хилый.

– Итак, ты видела, что он взбеленился из-за таблиц. Ты знаешь, что означали числа?

– Он мне не говорил. Но он по работе измеряет содержание разной дряни в воде, вроде загрязнения, – сказала Джои. – Думаю, это как-то связано.

– Ты ему правда врезала? – спросил Странахэн.

– Может, зря. Может, из-за этого все и случилось, Мик.

– Что случилось? Он решил тебя убить?

– Может, его самолюбие не вынесло удара.

Странахэн посоветовал не путать высокомерие с гордостью.

– Такие, как Чаз, легко оживляют самолюбие с помощью правой руки.

– Но все равно, он так никогда не психовал, – сказала Джои.

– Это важно. Хорошо, что рассказала.

– Слушай, это что, настоящие «Фрут оф зе лум»? – Она протянула руку и ущипнула его за резинку трусов.

Странахэн прикрыл чресла подушкой. Миссис Перроне явно преодолевает свою застенчивость.

– Солнце почти устало, – сообщила она. – Может, поплаваем?

– Ха-ха.

– Три раза вокруг острова. Давай, я серьезно.

– Ты же вроде боишься акул, – сказал он.

– Нет, если нас в воде двое.

– Причем один из нас стар и медленно плавает. Усек.

– Слабак, – сказала Джои.

– Что?

Но она уже убежала, босиком, в нижнем белье. Странахэн услышал стук двери, потом всплеск. Когда он добрался до пристани, ему ничего не оставалось, кроме как нырнуть и догонять. Сель недоуменно наблюдал за ними, но преследовать не пытался.

Наполовину обогнув остров, Джои сказала:

– Для чудака ты в чертовски хорошей форме.

Странахэн перестал грести и завис на месте.

– Что случилось? – крикнула она.

Он зловеще указал ей за спину. Три серых плавника рассекали волны. Джои завизжала и бросилась назад, прямо в объятия Мика.

– Не бей меня, – прошептал он через пару секунд, – но это всего лишь дельфины.

Она медленно выдохнула, смаргивая соль.

– Так вот как ты получаешь адреналин, – сказала она.

– Я совершенно безвреден. Кого хочешь спроси.

Дельфины удалились, и Странахэн потерял их из виду в солнечном сиянии. Как ни странно, Джои не расцепляла рук.

– Это было круто, – признала она. – Лучше, чем в океанариуме.

– Я их часто вижу, они тут играют. Ну что, продолжим?

– Что именно? Плавать или тискаться?

– Я не тискаюсь, – возмутился Странахэн, – я пытаюсь удержать нас на плаву.

– Ты держишь меня за задницу.

– Технически говоря, это бедро, и за него проще всего ухватиться.

– Прекрасно, – сказала она. – Как по-твоему, сколько я вешу?

– На такие вопросы я не отвечаю даже под дулом пистолета. – Он нырнул, высвободившись из ее объятий, и оттолкнул ее.

– Сто тридцать один фунт, – заявила Джои, выжимая воду из волос. – Правда, я высокая. Почти пять футов десять дюймов.

– Ты великолепно выглядишь, – сказал он. – Поэтому заткнись, и поплыли дальше. Это же была твоя гениальная идея.

Через сорок пять минут они уже высохли и оделись. Он пек вафли, она варила кофе, а пес лаял на лодку с рыбаками, которая плыла мимо острова.

– Расскажи про шантаж, – попросила Джои.

– О, хорошо, что напомнила.

Он вышел и через минуту вернулся в кухню с сотовым телефоном. Протянул его Джои:

– Позвони домой.

– Ни за что!

– Ты не будешь с ним разговаривать. Просто набери номер и отдай трубку мне.

– У него определитель. Он увидит твое имя, – предупредила Джои.

– Тогда сначала набери *67, чтобы он его не увидел.

– Мик, что ты ему скажешь?

– Набери номер, пожалуйста.

– Есть, сэр, хорошо, сэр.

Странахэн прижал трубку плечом, присматривая за вафлями. Он заговорил таким театральным голосом, что Джои еле подавила смешок.

– Это Чарльз Перроне? Чаз, мы пока не знаем друг друга, но скоро ты мне передашь невероятную сумму денег… Нет, я не с кабельного ТВ. Я – человек, который видел, как ты столкнул свою красотку жену с «Герцогини солнца» в прошлую пятницу вечером… Именно так. В одиннадцать часов, если быть точным, еще дождик моросил. Ты схватил ее за лодыжки и перекинул за борт. Чаз, ты меня слышишь? Эй, Ча-аз?

Когда Мик повесил трубку, Джои зааплодировала:

– Это ты Чарлтона Хестона[27] изображал, да? Мы в колледже как-то раз обкурились и всю ночь смотрели подряд «Десять заповедей» и «Планету обезьян».

– Кажется, я подпортил твоему мужу утро, – сказал Странахэн.

– Что он сказал?

– Сначала подумал, что я пытаюсь ему продать платное кабельное ТВ. Потом заявил, что я какой-то Ролвад или Ролваг и хочу сыграть с ним дрянную шутку. А под конец скорее просто булькал. Как будто отбеливателя наглотался.

вернуться

26

«Челюсти жизни» – пневматическое устройство, которое раздвигает искореженные части автомобиля и обеспечивает спасателям доступ к пострадавшим в автокатастрофе.

вернуться

27

Чарлтон Хестон (наст, имя Джон Чарльз Картер, р. 1924) – американский киноактер, снялся в исторической драме «Десять заповедей» (1956) в роли Моисея, а также в фантастической саге «Планета обезьян» (1968). Президент Национальной стрелковой ассоциации.

25
{"b":"11489","o":1}