ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ундина особых кровей
Нетленный
Семь шагов к финансовой свободе
В твоем доме кто-то есть
Наш темный дуэт
В тихом городке у моря
Мар. Червивое сердце
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Осторожно, женское фэнтези. Книга 1 (СИ)
A
A

– Что? – Она отдернула псов от фургона и подхватила их на руки. – Да кто вы вообще такой, мистер?

– Сукисын, который твоих щенят через жопу надвое порвет, если не вычистишь их ссаки с мово колеса.

Он приоткрыл дверь, и женщина увидела все, что ей было нужно. Миг спустя она уже стояла на коленях и пачкой розовых бумажных платочков яростно терла мокрое колесо, а ее питомцы хныкали и тявкали рядом.

Когда она закончила, Тул сказал:

– Не слышу звинений.

Женщина злобно хмыкнула, ее щеки покраснели, но лицо так и не изменилось. Кожа от лба до подбородка была такой тугой и блестящей, что Тул задумался, не треснет ли она, как подгнившее манго.

– Пшла вон, – сказал он, и она немедленно ретировалась, шлепая сандалиями. Псы с мордами-гармошками едва за ней поспевали.

Через несколько минут вернулся доктор.

– Что ты сделал с миссис Рагузо? – вопросил он.

– Ее чертовы шавки нассали на мое колесо! – запротестовал Тул. – А я-то думал, шикарный район, типа, «высший класс». Черт, да я живу в трейлере, но мои бы псы никому бы на машину не ссали – я б не дал.

– Лучше убирайся отсюда, – сказал Чарльз Перроне. – Кармен Рагузо сейчас наверняка звонит в полицию.

– Чё это? Она первая начала.

– Ты тряс перед нею мудями! Я из гостиной видел. – Чарльз Перроне завелся будь здоров. – Я больше не хочу общаться с копами, понял? А ну вали давай, пока она не записала твой номер.

– А кто ж будет за твоим домом следить?

– Езжай себе, – сказал Чарльз Перроне, – пока не позвонит мистер Хаммернат. Он скажет, что делать дальше.

– Блин, – сказал Тул и дал задний ход. На углу он развернул минивэн и рванул к выходу из «Дюн восточного Бока, ступень II». Сотовый зазвонил через час с гаком, но к тому времени Тул на заросшей линии безопасности автострады насчитал аж два памятника жертвам автокатастроф Сограсс. Цветы сгнили в клочья, но сами кресты как новенькие. Когда позвонил Ред Хаммернат, настроение Тула уже изрядно улучшилось.

– Секрет работы телохранителем в том, – сказал Ред, – что надо быть тише воды ниже травы.

– Я в этом ваще не спец.

– Ладно. Сочиним другой план.

– Можно я пока минивэн на чё-нибудь поменяю? – спросил Тул.

– Да ради бога.

– Достань чё-нибудь с нормальным кондиционером.

– Легко.

– Кстати, твой парень – недоделанный какой-то доктор.

– Не смей никому об этом говорить, – хмыкнул Ред Хаммернат.

Мик Странахэн и Джои Перроне удивились, увидев желтый внедорожник в половине одиннадцатого утра.

– Угадай, кто взял больничный? – сказала Джои.

Странахэн поставил «субурбан» на дорожке у дома беглых телепродавцов, как и в прошлый раз. Через несколько секунд на улицу вывернул грузовой автофургон – подъехал к дому Перроне, затормозил, попятился и остановился рядом с «хаммером». Красными буквами на боках фургона значилось: «СОЛНЕЧНЫЙ СЛЕСАРЬ».

– Черт, – сказал Странахэн. – Он меняет замки.

– И что?

– И то, что запасной ключ в кормушке больше не подходит.

Джои выгнула бровь:

– Поживем – увидим.

Скоро подъехал еще один грузовик. Маленький белый пикап с магнитными буквами на дверях: «СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ ЗОЛОТОГО БЕРЕГА».

– Ну, и что теперь? – проворчал Странахэн.

– Он переподключает сигнализацию.

– Великолепно.

– Может, хватит ныть? – поинтересовалась Джои.

– Я, знаешь ли, не очень люблю выставлять квартиры.

– Расшифруй.

– Взламывать. Много мороки, – пояснил Странахэн, – и очень сложно объясняться, если копы явятся. Оконные стекла под сигнализацией?

– Нет, но в прихожей и спальнях стоят детекторы движения. Может, Чаз добавит еще – смотря насколько перетрусил.

– Я бы сказал, он сильно перетрусил, – сказал Странахэн, – судя по тому, что мы наблюдаем.

– Это все твой звонок, Мик. В роли Моисея.

– Не будем забывать о фотографии под подушкой.

– О да. – Джои что угодно бы отдала, лишь бы увидеть лицо мужа в то миг, когда он обнаружил снимок.

К полудню слесарь и специалист по сигнализации уехали, но Чарльз Перроне из дома не вышел. Джои не сиделось на месте и не терпелось приступить. Она убрала волосы под бейсболку, надела длинные штаны и просторную форменную рубашку. Вместо Библии ее реквизитом на сей раз был ящик с инструментами. Высокий рост, атлетическая размашистая походка – если кто увидит, как Джои идет по дорожке, может принять ее за мужчину.

– А вдруг он и вправду болен? – спросила она. Странахэн изучал дом через бинокль.

– Дай ему еще час.

Синяя машина вывернула из-за угла и подъехала к дому Перроне. «Форд», малолитражка женщины с зеленой лобковой растительностью.

– Да ты издеваешься, – простонала Джои.

– Не переживай.

– Можно подумать, у него яйца взорвутся, если он потерпит хотя бы до ланча.

– Похоже, она не зайдет, – сказал Странахэн.

«Форд» дважды коротко прогудел, затем распахнулась парадная дверь. Чарльз Перроне вышел из дома с коричневым бумажным пакетом в руках.

– Видишь футболку для гольфа? Это я ему подарила на день рожденья, – сказала Джои. – И новый набор клюшек.

Чаз забрался на пассажирское сиденье, и синий «форд» унесся прочь. Джои заметила, что на женщине большие солнечные очки в стиле Джеки Онассис:

– Может, она боится, что ее опознают любители порнофильмов?

Странахэн посоветовал Джои не отвлекаться от ее никчемного мужа.

– Что ты хочешь сделать?

– Хочу вернуться в дом. Свой дом.

– Но как?

– Жди здесь, – сказала она, – пока не увидишь, как включится поливальная установка.

Странахэн коснулся ее запястья:

– Как только заорет сигнализация, я выезжаю. Выходи из парадной двери, не перепутай ее с задней, и очень спокойно шагай на улицу.

– Мик, не смей бросать меня здесь одну. Это будет очень гнусно с твоей стороны.

– Вообще-то за мной должок.

– Только не надо опять про краденую лодку, – вздохнула Джои, выскакивая из «субурбана». – Сколько раз я уже извинялась? Раз десять, да?

Странахэн сорок лет недооценивал женщин, поэтому не удивился, увидев, как расцветают водяные струи перед бывшим жилищем Джои Перроне. Он бы поздравил ее с победой, если б она просто справилась с замками, а уж выведенная из строя сигнализация поистине впечатляет.

Когда она встретила его у дверей, он спросил:

– Ты что, в прошлой жизни была взломщиком?

– Нет, женой, – ответила Джои. – Я так и думала, что Чаз спрятал новый ключ в той же самой кормушке.

– Потому что…

– Понимаешь, это он сначала придумал. Он так собой гордился, считал, что он просто гений. А поскольку я – единственный человек, который знал, где он прячет ключ…

– А он думает, что ты мертва…

– Точно. Значит, вполне можно спрятать ключ там же, – сказала она. – Он, наверное, думает, что тот, кто прокрался в дом, раздобыл старый ключ у уборщицы или у парня, который присматривал за аквариумом.

– Хорошо, но как ты обезвредила сигнализацию?

– А ну-ка, Мик, пошевели мозгами.

Он ухмыльнулся:

– Только не говори мне, что у Чаза тот же код.

– Вот именно, – сказала Джои. – Два, двадцать один, семьдесят два.

– Похоже на день рожденья.

– Бинго! Я знала, что он поленится придумать новый шифр.

– И все равно ты здорово рисковала, – упорствовал Странахэн.

– Да нет. Я слишком хорошо его знаю.

Они сидели в столовой, грязный рюкзак Чаза лежал на столе. Джои рассказала, как однажды купила ему хороший кожаный портфель, но Чаз объяснил, что портфель непрактичен для работы в болотах. Странахэн расстегнул многочисленные пряжки и молнии рюкзака и опустошил карман за карманом: футляр с бумагами и таблицами, горсть механических карандашей, два аэрозоля от насекомых, набор для лечения змеиных укусов, рулетка и марля, пара толстых хлопчатобумажных носков, брезентовые перчатки, прорезиненные перчатки, хлорирующие таблетки, тюбик обеззараживающей мази, свернутый в трубку датский порножурнал, пакет черствых шоколадных пончиков, фунт орехово-фруктовой смеси и пластмассовый флакон маалокса.

27
{"b":"11489","o":1}