ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если ты насчет той женщины, что приходила вчера вечером, – возразил Чаз, – так это была профессиональная массажистка.

– Если она массажистка, я космонавт. Давай, док, колись, что у тебя с твоей старушкой стряслось?

– Это не твое дело.

– Расслабься, – произнес Тул.

Чаза раздражали приставания Тула, хотя он понимал, что чувствительность к межличностным отношениям отнюдь не характерна для бригадиров на овощных фермах. На самом деле задать вопрос мог любой Чазов приятель по гольфу, и ответ (пусть его и не произнесешь вслух) был прост: Джои слишком много знала. А если и не знала, то определенно подозревала.

Что оставалось Чазу, кроме как ее убить? Если бы афера с Эверглейдс вышла на свет, журналисты бы его распяли, биолог-взяточник попал бы в передовицы даже в таком гнезде коррупции, как Южная Флорида. Чаза непременно посадили бы в тюрьму, или Ред Хаммернат бы его пришил, а может, и то и другое вместе.

Какая ирония: если правда когда-нибудь выплывет, Тул как никто оценит мужество, с каким Чаз сбросил Джои с круизного лайнера.

Когда они добрались до насосной станции, Чаз остановился на обочине дамбы, но выключать мотор не стал. Болото мерцало под лазурными небесами, что тянулись до самого горизонта, но Чазу было бы куда уютнее на парковке торгового центра.

Он страшился необходимости покинуть стальные объятия своего внедорожника ради омерзительной, кишащей хищниками дикой природы.

– Тут хорошо и мирно, – сказал Тул.

– О да. Просто рай на земле.

– А тебе чё, лучше в пробках на шоссе торчать? Совсем больной на голову?

Чаз нажал на клаксон, чтобы распугать притаившихся пум. Игнорируя озадаченную гримасу Тула, он сказал:

– Ладно, давай с этим покончим.

Он вылез из «хаммера» и начал переодеваться в болотную одежду. Тул изучил новую красную заплатку на левом переднем колесе и объявил ее герметичной – вот с чего началось сегодня утро Чаза, со спущенной шины. В протекторе торчал столовый нож из набора, который стоял у Чаза на кухне, и Чаз решил, что злоумышленник – тот же парень, что вломился к нему в дом и подрался с Тулом.

– Глянь, аллигатор. – Тул показал на четырехфутовый нос, с любопытством высунувшийся из меч-травы.

– Восхитительно, – проворчал Чаз.

– Хорошенький толстенький сукисын, а?

– Ато, – согласился Чаз, подумав: «Наверное, я умер и очнулся на канале "Дискавери"».

Он как раз расчехлял клюшку для гольфа, когда услышал выстрел и нырнул под машину. Выглянув, он увидел, как Тул вылезает из зарослей меч-травы на дамбу и тащит за собой за хвост вялую тушку аллигатора. Из переднего кармана комбинезона у этого кретина торчала рукоятка пистолета, купленного Чазом в ломбарде.

«Прекрасно», – уныло подумал Чаз. Он уже видел заголовки: «БИОЛОГ АРЕСТОВАН ЗА БРАКОНЬЕРСТВО».

– Жрал таких? – Тул, усмехаясь, предъявил ему дохлое животное. – Чтоб было вкусно, надо отбить мясо и поджарить в арахисовом масле.

Не так давно вопиющая глупость стрельбы по аллигаторам побудила бы Чаза к диатрибе. Но сейчас он лишь устало принял это как очередное доказательство потери контроля над своей жизнью. Он предпринял смехотворную и тщетную попытку объяснить Тулу, что стрельба по охраняемым федеральными законами видам – преступление, которое влечет за собой огромные штрафы и тюрьму. Тул хихикнул и посоветовал ему не волноваться – мол, вещественное доказательство исчезнет сразу после ужина.

Тул грузил вымазанный илом труп на заднее сиденье внедорожника, и Чаз молча смирился. Он уже окончательно вышел за рамки обычного шока, отвращения и даже злости. Он подобрал клюшку для гольфа, прицепил контейнер для забора проб к сапогу и побрел в коричневую воду.

– Мож, чё помочь? – крикнул Тул с берега.

– Нет, сэр, – отказался Чаз.

Его уверенность в охранных навыках Тула развеялась после далеко не блестящего выступления последнего против незваного гостя, который, по горьким прикидкам самого Тула, был на восемьдесят фунтов легче и на двадцать лет старше, чем Тул. Не так обескураживало то, что грабитель невредимым сбежал из дома Чаза, как то, что нанятый Ре-дом громила рыдал и блевал на полу. Остаток ночи Тул активно выздоравливал, намотав на горло полотенце, набитое кубиками льда. Судя по его описанию, нападавший не походил ни на кого из знакомых Чаза Перроне, и тот решил, что это бывалый грабитель, нанятый детективом Ролваагом в рамках кампании шантажа. Когда Тул заявил, что разорвет негодяя на куски в следующий раз, когда их пути пересекутся, Чаз еле удержался от насмешек.

– Пистолет дать? – заорал Тул с насыпи.

– У меня все порядке, – раздраженно крикнул Чаз.

Он клюшкой проложил себе путь через рогоз, который стал гуще с тех пор, как Чаз в последний раз был на этом участке. Такой буйный расцвет – дурной знак, указующий на обильный и тлетворный приток сельскохозяйственного фосфора. Результат оного – то, что настоящие биологи назвали бы «потерей характерной известковой структуры перифитона». На простом человеческом языке это означало, что фермы Реда Хаммерната сбрасывают в воду так много Удобрений, что данный участок Эверглейдс почти задушен до смерти.

Если бы кто-нибудь из коллег доктора Чарльза Перроне неожиданно приехал сюда и увидел пышные заросли рогоза, он бы немедленно понял, что Чаз подделывает таблицы по фосфору. Вот почему он обычно вырывал с корнем обличительные пушистые метелки, но сегодня их было так много… а у него и без того хватало забот, не хватало еще часами прореживать траву в болотной грязи.

Чаз ощупал промежность через толстые резиновые краги и подумал: «Если я сейчас помру, вряд ли найдут подходящую крышку для гроба».

Через шестнадцать часов после приема синих пилюль у него в штанах по-прежнему была дубинка. Он совершенно ничего не ощущал, кроме ее массы, онемелого и упорного окоченения, которое не съежилось даже от ползучего холода болотного озерца. Для Чаза не было горше горя, чем этот долгий, но бесполезный стояк.

Он торопливо наполнил контейнер и зашлепал к дамбе. Тул, с погрустневшими от лекарства глазами, высказался в том духе, что это, нафиг, самая тупая из всех работ, о каких он только слышал, – наполнять бутылки болотной водой.

– И чё, хорошо платят? – спросил он. – Я тож такую халтуру хочу.

– Помоги мне снять сапоги, – попросил Чаз. Гнус, который так мучил его, не проявлял ни малейшего интереса к Тулу, чей влажный волосяной покров служил естественной защитой от насекомых. – И побыстрее! – приказал Чаз. Тул вяло потянул тяжелые краги.

Учитывая черную полосу в своей жизни, Чаз решил не выливать воду прямо на месте, как иногда делал, чтобы исключить риск изгадить ароматную обивку «хаммера». Решение оказалось пророческим – закрытый контейнер случайно стоял на переднем сиденье, когда они внезапно наткнулись на Марту, Чазову начальницу. Она ехала навстречу им по дамбе на своем казенном пикапе, прямо к водосливу, который Чаз и Тул только что покинули. Чаза одолела мания преследования: он решительно не верил, что появление Марты – всего лишь обычное патрулирование.

– Ты там уже закончил? – спросила она.

Чаз кивнул и показал ей контейнер.

– Хочешь, захвачу с собой? Мне все равно надо вернуться в офис, – предложила Марта.

– Нет, нет, спасибо. – Чаз вцепился в контейнер обеими руками, на случай если Марта попытается выхватить его силой. Если она или любой другой ученый из отдела контроля за использованием водных ресурсов проверит пробу на фосфор, с Чазом будет покончено. И с Редом Хаммернатом тоже.

Как и ожидалось, Марту потряс вид Тула на пассажирском сиденье.

– Это выпускник, – выпалил Чаз. – Попросил меня взять его с собой на весь день. Я решил, что вреда не будет.

С тем же успехом Тул мог натянуть вечернее платье с декольте – так Марта на него пялилась.

– Ты из какого университета? – спросила она.

Тул вопросительно повернулся к Чазу, и тот ответил:

– Флоридский Атлантический.

40
{"b":"11489","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
Фаворит. Полководец
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Прочь от одиночества
Дама из сугроба
Странная привычка женщин – умирать
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Рестарт: Как прожить много жизней