ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но для начала он хотел схватить Чарльза Перроне.

По пути на работу он звякнул своему источнику в телефонной компании, который, не особо ворча, согласился помочь. Время утекало, и Ролваагу требовалось поймать Перроне на лжи, от которой просто так не отмахнешься, вроде неверно прочтенного времени или еще какой невинной ошибки. Человек Ролваага в телефонной компании вскоре отзво-нился с номерами и именами – из них для детектива был важен только один.

Рикка Спиллман открыла дверь, как только он помахал ей значком. У нее был такой вид, будто она провела ночь на заднем сиденье автомобиля.

– С вами все в порядке? – спросил Ролвааг.

– Будет, когда сварю кофе.

Ролвааг заметил не меньше дюжины пустых пивных бутылок в мусорном ведре и никаких следов компании.

– Я расследую дело о пропаже человека, – сказал он. – Думаю, вы ее знаете – Джои Перроне.

Похоже, Рикку шатало. Ролвааг помог ей добраться до кресла.

– Меня там даже не было, – сказала она.

– Где?

– В круизе.

– Я знаю, что вас там не было, – растерялся Ролвааг.

– Почему вы здесь? – жалко засмеялась она. – Что, мою фотографию напечатали на пакетах с молоком? Я вдруг превратилась в мисс Популярность.

Детектив рассказал, что наблюдал, как Чарльз Перроне звонит из автомата в отеле Форт-Лодердейла.

– Это было в субботу вечером, в тот день, когда исчезла миссис Перроне. Номер, по которому звонил мистер Перроне, принадлежал вам. Когда я спросил, с кем он разговаривал, он назвал имя «Рикка».

Она ссутулилась.

– Что еще он рассказал? Нет, подождите, я хочу позвонить адвокату.

Ролвааг подтащил второе кресло.

– Вам не нужен адвокат, мисс Спиллман. Я просто хочу задать вам пару вопросов об отношениях мистера Перроне с женой. Ваши личные впечатления и наблюдения.

– Наблюдения?

– Ну, например, как думаете, они были счастливы? Часто ли спорили?

Рикка мрачно смотрела на него.

– Мы с мистером Перроне не очень-то много разговаривали о миссис Перроне.

– Но, может, вы заметили что-нибудь… какое-то необычное напряжение, когда они были вместе?

– Я никогда не была с ними вместе, – отрезала Рикка. – Я была только с Чазом.

– Джои даже не было дома, когда вы приходили?

Судя по всему, Рикка искренне оскорбилась:

– Не знаю, что вам наговорил Чаз, но я не поклонница любви втроем, ясно? Это не мой профиль.

Детектив нахмурился:

– Извините. Очевидно, мистер Перроне несколько исказил природу вашей связи.

– Именно.

– Он сказал, что вы уборщица.

– Что, простите? – Рикка подалась вперед.

– В тот вечер в отеле он сказал, будто звонил сообщить вам код от сигнализации, чтобы вы могли попасть в дом.

– Уборщица. – Голос Рикки скрипел мокрым гравием.

Ролвааг пролистал назад страницы блокнота.

– Да, вот оно: мистер Перроне сказал, что вы – уборщица и я сам могу это проверить. Он сказал, что вас зовут Рикка, а фамилию вашу он не помнит.

Рикка сглотнула и заскрежетала зубами.

– Поэтому мне пришлось выяснять по записям звонков в телефонной компании, – добавил детектив.

Рикка встала и протерла глаза мятым рукавом пижамы.

– Вот что. Мне пора собираться на работу.

– Вы ничего больше не хотите мне сказать? – спросил Ролвааг.

– Хочу. Я не занимаюсь уборкой, я занимаюсь прическами. А сигнализация у Чаза все равно была сломана, так что код не нужен. Можете сами проверить.

«Не первосортная улика, – подумал Ролвааг, – но лучше, чем ничего».

Вернувшись в офис, он вывалил капитану Галло все, что рассказала Рикка Спиллман. Галло пожал плечами:

– То есть Перроне солгал.

– Опять, – уточнил Ролвааг.

– Значит, у него была тайная связь. Но это еще не делает его убийцей, – сказал капитан. – Конечно, он солгал про телефонный звонок. А что ты от него хотел, чтобы он сказал: «Да, офицер, я тут только что поболтал со своей подружкой. Она очень расстроилась из-за того, что моя жена упала за борт и утонула в круизе в честь нашей свадьбы»? Брось, Карл. Иногда ложь – это не ключ к разгадке. Это просто рефлекс.

Это убеждение Галло Ролвааг оспорить не мог. Детектив умолял дать ему еще пару дней, чтобы надавить на Рикку:

– Перроне здорово вывел ее из себя. Она может рассказать нам что-нибудь полезное.

Галло покачал головой:

– Если твой главный подозреваемый не надел ей на палец бриллиантовое кольцо в честь помолвки, она меня не интересует. Нам нужен мотив, Карл. Посерьезнее слов обиженной девки, если, конечно, она сама не причастна.

– Это вряд ли, – произнес Ролвааг.

Вошел курьер с плоским картонным конвертом, запаянным в пластик. Галло автоматически протянул руку, но курьер сказал, что конверт адресован Ролваагу. Удивленный детектив открыл конверт и достал бумаги.

– Это что, иск о признании отцовства? – пошутил Галло.

Ролвааг был так поглощен документом, что ничего не слышал.

– Что это? – настаивал Галло. – Только не говори мне, что еще одно предложение работы.

Детектив читал и листал страницы.

– Чтоб меня, – проворчал он себе под нос.

Галло нетерпеливо выдохнул.

– Карл, не заставляй меня пользоваться служебным положением. Что это еще за чертовщина?

Ролвааг поднял на него потрясенные глаза:

– Завещание Джои Перроне, – сказал он. – Она оставила тринадцать миллионов долларов своему верному и любящему мужу.

Семнадцать

Тягач, который волочил за собой изъеденную ржой «кордобу», не заметил и чуть не подрезал седан Карла Ролваага, когда тот въезжал в «Дюны восточного Бока, ступень II». Детектив обратил внимание на потрепанную машину и решил, что дети из трущоб украли ее и бросили в окрестностях дома Чарльза Перроне. Никто из местных даже под страхом смерти не рискнет попасться за рулем такой развалины.

Ролвааг припарковался рядом с желтым внедорожником Перроне. Косой хромированный радиатор «хаммера» испещряли дохлые насекомые. Рядом на лужайке криво стояла вторая машина, новый «гранд-маркиз» без единого пятнышка. Штрих-код на боковом стекле указывал, что он взят напрокат. Ролвааг прикоснулся к капоту – капот был холодным. Он услышал какой-то стук за домом и прошел на задний двор, где мужчина, которого он опознал как Эрла Эдварда О'Тула, вбивал в газон белый деревянный крест.

Детектив поставил портфель и назвал себя.

– Вы были другом миссис Перроне? – спросил он.

Эрла Эдварда О'Тула вопрос, кажется, ошеломил. Он помотал головой и снова застучал молотком.

– Этот крест для нее? – спросил Ролвааг.

Эрл Эдвард О'Тул пробормотал что-то неразборчивое. Ролвааг шагнул ближе и прочел рукописную надпись на кресте:

РЭНДОЛЬФ Клод Гюнтер
Родился 24.02.1957
Вернулся во всепрощающие объятия
Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа 17.08.2002
Пожалуйста, не водите в пьяном виде!

– Это ваш друг? – спросил Ролвааг.

– Это мой пес, – буркнул Эрл Эдвард О'Тул, пряча глаза.

– Ну и имечко для собаки. Рэндольф Клод Гюнтер.

– Сокращенно Рекс.

– Впервые слышу, чтоб собака прожила сорок пять лет, – заметил детектив. – Попугаи живут. Черепахи тоже. А вот насчет собак я совсем не уверен.

Эрл Эдвард О'Тул еще раз тяжело ударил молотком.

– Ну, он был из хорошей породы.

– Что это у вас на спине? – спросил Ролвааг. – Наклейки.

Эрл Эдвард О'Тул помедлил.

– Лекарство, – осторожно ответил он.

– От чего?

– От морской болезни.

Детектив насчитал пять пластырей и присвистнул.

– В морской круиз собираюсь, – пояснил Эрл Эдвард О'Тул.

– Да? И куда же?

Эрл Эдвард О'Тул опять помолчал.

– На Гаити, – сказал он через пару секунд. – Вместе с ма.

– Прекрасная идея. Отвлечетесь от мыслей о бедном старом Рэндольфе. – Ролвааг откровенно развлекался. Когда он вернется в Миннесоту, ему редко придется разговаривать с такими занятными чудиками.

42
{"b":"11489","o":1}