ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скажите, а почему вы вкапываете крест именно здесь? Я не вижу могилы.

– Ну, он… умер в авиакатастрофе, – объяснил Эрл Эдвард О'Тул, – чё там хоронить?

– А написано «не водите в пьяном виде».

– Это пилот нажрался.

– Понятно. А остальные кресты? – Детектив показал на еще три креста, которые плашмя лежали на траве. – Они для кого, Эрл?

– Для щенят Рекса. Летели тем же рейсом, – огрызнулся Эрл Эдвард О'Тул. – А вы откуда, етить, знаете, как меня зовут?

– Приятно было побеседовать. – Ролвааг поднял портфель и направился к дому, где Чарльз Регис Перроне мрачно поджидал его у задней двери.

Белые кресты торчали вдоль Глейдс-роуд, на запад от основной магистрали – четыре в ряд, в память об ужасном лобовом столкновении. С тупой покорностью Чаз наблюдал, как громила Реда Хаммерната выкапывает кресты, пока на обочине хайвея с визгом не остановилась машина. Из нее вылезли два юнца, назвались братьями покойного Рэндольфа Клода Понтера и яростно заспорили с Тулом насчет воровства памятных знаков. Парни привезли с собой свежесрезанные подсолнухи, чтобы украсить ими крест, и томик библейских стихов, чтобы почитать вслух. Тул игнорировал их протесты, и братья начали громогласно проповедовать, призывая Сатану и прочих библейских мерзавцев. Тул в ответ сбросил их в придорожную канаву, разорвал томик в клочья и сожрал цветы. Чаз с дрожью за этим наблюдал.

Тул вернулся к «хаммеру», неся на плечах четыре креста, и радостно поделился:

– У мя дома таких штуковин целое поле.

– Хммм, – выдавил из себя Чаз.

– Круто из земли торчат, и подрезать не надо, это тебе не кусты с деревьями.

– Прекрасная мысль, – высказался Чаз, мысленно отметив, что утром первым делом надо позвонить Реду Хаммернату и попросить его подыскать другого охранника.

После возвращения в дом Тул одолжил молоток и заявил, что временно посадит кресты на заднем дворе. Чаз возражал бы энергичнее, если б знал, что к нему собирается заскочить Карл Ролвааг.

– Откуда вы знаете мистера О'Тула? – в дверях спросил детектив.

Чаз впервые услышал настоящее имя головореза.

– Так, познакомились через третьи руки.

– И это руки Сэмюэла Джонсона Хаммерната? – спросил Ролвааг.

– Ну, вообще-то он знакомый моей жены. Я его плохо знаю.

– Мистера О'Тула или мистера Хаммерната?

– Обоих, – невинно ответил Чаз.

Детектив почесал подбородок.

– Довольно странно.

– Что вы имеете в виду под «странно»? – спросил Чаз, уже готовый взорваться. Коп играл с ним, точно кошка с клубком шерсти.

– Ваш внедорожник – одна из компаний мистера Хаммерната купила его для вас, – ответил Ролвааг. – Согласно записям агентства по продаже автомобилей.

«Ох ты ж черт», – подумал Чаз.

– Вы едва знаете человека, а он покупает вам спортивный автомобиль за шестьдесят тысяч долларов. – Ролвааг чесал голову, совсем как тот чудак Коломбо по ящику. Чаз весь кипел внутри, но старался не подавать виду.

– Позвольте мне объяснить, – сказал он детективу. – «Хаммер» был подарком от Джои на день рожденья. Ред, то есть мистер Хаммернат, он был лично знаком с продавцом, и ему удалось провернуть выгодную сделку. Джои потом вернула ему деньги.

– Чеком или переводом? Впрочем, не важно. В любом случае в банке должна быть запись.

Чаз Перроне пожал плечами:

– Не знаю, как она это устроила. Это были ее деньги.

Сейчас они сидели на кухне, у Чаза непочатое пиво, у копа – «Спрайт», как обычно. В паузах со сковородки на плите раздавались шипение и треск.

Чаз наклонился вперед и понизил голос:

– Может, покончим уже со всем этим смехотворным бредом? Просто скажите, сколько вы хотите.

Казалось, Ролвааг был искренне сбит с толку.

– Да ну, давайте, – настаивал Чаз. – Избавьте меня от этой кошмарной поездки во Фламинго.

– Я вас не понимаю.

Чаз не хотел нервировать жулика-детектива и произносить вслух слово «шантаж».

– Вам следует знать, – сообщил Ролвааг, – что я уже разговаривал с мистером Хаммернатом в Лабелль. Он описал мне мистера О'Тула как бывшего работника, а не друга. Сказал, что почти его не помнит.

Чаз выпрямился и скрестил руки на груди:

– Как хотите. Будем играть по вашим правилам.

«Как будто у меня есть выбор», – подумал он.

Лоснящийся от пота Тул ввалился на кухню, чтобы проверить содержимое сковородки.

– Еще три минуты, – объявил он и вышел.

– Он живет тут с вами? – поинтересовался Ролвааг.

– Да. Пока его трейлер дезинфицируют.

– А что за история с крестами с хайвея?

– Я не знаю точно, – ответил Чаз Перроне, – но, возможно, это как-то связано с тем, что он – тупой слабоумный психопат.

– Понял.

– Он говорит, у него пуля в заду.

– У всех свои проблемы, – произнес Ролвааг.

– Так все-таки, я чему-то обязан вашим визитом? – осведомился Чаз. «Не считая садистского удовольствия, которое ты явно получаешь, держа меня за яйца».

– Да, конечно, – ответил детектив.

– Тогда давайте, пожалуйста, перейдем к делу. Из-за вас мне еще три часа переться в какую-то глухомань.

Ролвааг полез за портфелем, но тут снова появился Тул – он живо обтирал полотенцем потный торс. С нехарактерной для него жизнерадостностью он спросил, не хочет ли кто пожрать.

– Потому что я б автобус съел, – сказал он, перебрасывая вилкой хрустящие лакомые кусочки аллигаторова хвоста со сковородки на большое блюдо.

«Похоже, Ролвааг останется на ужин, – подумал Чаз, – и я ничего не могу с этим поделать». Он надеялся, что Тул догадался убрать нелегальный скелет рептилии.

– Надеюсь, вам нравится цыпленок, – сказал Чаз детективу.

Тул хихикнул:

– Большой такой цыпленок. Офигенно большой болотный цыпленок.

– Пахнет вкусно, – признал Ролвааг, – но нет, спасибо. Меня дома ждет лазанья.

– А у меня опять забарахлил желудок, – почти не скрывая облегчения, встрял Чаз. Он не считал деликатесом пережаренную задницу доисторической ящерицы. Если честно, лишь неотвратимая голодная смерть могла заставить его съесть хоть что-нибудь из загаженных вод «Ферм Хаммерната».

– Тогда я сам все сожру, – энергично подытожил Тул.

И он устроил столь первобытное пиршество, что Чаз

Перроне и Карл Ролвааг ретировались в гостиную. Детектив остановился полюбоваться реанимированным аквариумом:

– Эти маленькие, в синюю полосочку – часом, не губаны?

– Я в них разбираюсь не лучше вашего, – ответил Чаз, а сам подумал: «Я что, блин, похож на Жак-Ива Кусто?» – Вы собирались о чем-то меня спросить, – сказал он, – до того как нас прервал шеф-повар-кроманьонец.

Ролвааг сел на диван и открыл портфель. Пролистывая папку с бумагами, он сообщил:

– Да, собирался. Мне нужен образец почерка вашей жены.

– На кой ляд? – Чаз понимал, что это не слишком сдержанный ответ, но просьба выбила его из колеи.

– Для сравнения, – сказал Ролвааг.

Чаз закатил глаза и фыркнул – такая уж у него была прискорбная привычка давать отпор власть предержащим. У него и в колледже из-за нее возникали проблемы.

– Мне много не надо, – продолжал Ролвааг. – Всего пара строк ручкой или карандашом.

Чаз встал и сказал, что попытается что-нибудь найти – разумеется, ничего он найти не сможет. Он выбросил все, что Джои когда-либо ему писала – открытки на день рожденья, любовные письма, записки. Детектив топтался рядом, пока Чаз делал вид, что ищет.

– Я убрал большинство ее вещей, – сказал он, шаря в ящиках трюмо в спальне.

– Я помню. А где коробки? – спросил Ролвааг.

– На складе, – сказал Чаз, а про себя подумал: «Под пятью тысячами тонн сырого мусора».

– Хватит даже просто подписи, – подсказал Ролвааг.

– Подождите. Я ищу.

– А ее чековая книжка?

Чаз покачал головой и зарылся в очередной ящик. Он не знал, почему детектива заинтересовал почерк Джои, но ничего хорошего это не сулило.

– Чеки из магазинов? – предложил Ролвааг.

43
{"b":"11489","o":1}