ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сель бегал взад и вперед по причалу в слепой ярости, которая отпугнула бы людей поблагоразумнее, но вид полуобнаженной женщины лишил юнцов в зеленой плоскодонке даже тех жалких остатков здравого смысла, которыми они обладали. Шум мотора подсказал Джои, что они подходят ближе.

«Вот идиоты», – подумала она.

Даже посреди залива Бискейн не спастись от этого типично мужского свинства. Морской ветерок доносил их грубое ржание и приглушенные непристойные комментарии: один благоприятно отозвался о ее ногах, другой с надеждой предположил существование татуировки. Напрасно Джои молилась, чтобы маниакальный лай Селя заглушил их общажную болтовню. Когда она снова подняла глаза, лодка была уже футах в шестидесяти или семидесяти от мола.

– Эй, детка, – закричал один парень. – Покажи-ка нам еще разок свои сиськи.

Джои легко могла себе представить, как Чаз сидит в этой лодке и отпускает такие же грязные, тупые замечания совершенно незнакомой женщине. Она спокойно поднялась и пошла к сараю, где Мик хранил рыболовные снасти. Он учил ее забрасывать спиннинг, и, похоже, сейчас самое время попрактиковаться. Увидев ее грудь во второй раз, парни окончательно обезумели и не заметили, как Джои привязывает к леске большую пластмассовую блесну – тяжелую глубоководную приманку, которая ощетинилась во все стороны пучками тройных крючков.

Сель неистово нарезал круги, пока Джои с оружием в руке продвигалась к концу причала. Джои замахнулась спиннингом, и юноша на носу лодки булькнул – по всей вероятности, восхищаясь ее телосложением. Он не отрывал взгляд от ее груди, поэтому не заметил, как приманка ярко блеснула в полуденном небе. Джои не знала, зацепила она рубашку или шею, но в любом случае дернула так сильно, что вопящий имбецил свалился в воду.

Она уже наполовину подтащила его к берегу, когда Сель, повинуясь древним инстинктам, ринулся с причала и с удовольствием вцепился в ляжку бьющегося на крючке рыболова. Его товарищ в страхе заорал, но даже и не подумал геройствовать – напротив, дал задний ход и рванул подальше от острова.

Через пару минут, когда суматоха была еще в самом разгаре, Мик Странахэн приехал на ялике вместе с Розой, многоопытной подругой Джои из кружка книголюбов. Сель разжал зубы и довольно безуспешно устремился к Мику, а тот с помощью Розы затащил скользкую псину в ялик. Не потрудившись снять пловца с крючка, Странахэн перекусил леску и предложил водителю лодки подойти и подобрать незадачливого товарища. Блесна размером с огурец крикливой брошью осталась болтаться на рубашке барахтающегося парня. Еще Джои заметила рваную дыру на его шортах – пикантный вклад Селя, – когда парень карабкался через планшир плоскодонки, которая немедленно отчалила на предельной скорости. Дикая сцена показалась Розе совершенно нереальной, она выпрыгнула из ялика, яростно обняла Джои и воскликнула:

– Из всех покойников, что я повидала на своем веку, ты выглядишь круче всех!

Джои заметила, что Роза высветлила свои волосы до плеч – оттенок впечатлил бы даже сестер Габор[48]. Роза явилась в пуловере, черном трико и белых высоких кроссовках – вне всякого сомнения, Мик перехватил ее по пути в тренажерный зал.

Он указал на удаляющееся к материку пятнышко, бывшее зеленой плоскодонкой.

– Эти болваны тебе докучали?

– Пытались, – ответила Джои, – но мы с Селем поучили их хорошим манерам.

Мик прижал ее к себе, поцеловал в шею и шепнул:

– Лучше надень лифчик, а то сгоришь.

Пока Роза и Джои делились новостями, Мик выставил стол для пикника и приготовил ланч: похлебка из моллюсков, грейпфрутовый салат, сэндвичи с сардинами и сангрия. Жара не мучила, никто никуда не спешил, и Роза часто перебивала Джои, чтобы обругать Чаза Перроне.

– Вот ведь сукин сын, – сказала она минимум в пятый раз. – До сих пор поверить не могу, что он столкнул тебя за борт!

– А я поверить не могу, что не сломала себе шею, – отозвалась Джои.

– Ты у копов не была?

– Мне так больше нравится. Так я получу ответы на свои вопросы.

– К слову об ответах. – Роза порылась в сумочке. – По-моему, я нашла в библиотеке то, что ты просила.

Она предъявила стопку отксеренных вырезок из газет. Странахэн усмехнулся, прочитав первый заголовок вслух:

– «МЕСТНЫЙ ФЕРМЕР ВЫЗВАН В СУД ЗА ЗАГРЯЗНЕНИЕ БОЛОТ».

– Какой сюрприз, – пропела Джои.

Роза шумно атаковала морковку.

– Ну, рассказывай. Кто такой этот Сэмюэл Хаммернат и что его связывает с твоим мужем?

– Он – хозяин Чаза, – ответил Мик, – по крайней мере, очень на то похоже.

Джои рассказала об анализах воды Эверглейдс и о новом внедорожнике, который купили Чазу «Фермы Хаммерната». Роза обняла ее в утешение:

– Только без обид, солнышко, но я всегда знала, что этот парень – кобель. Ну, и что дальше?

– Мой брат прилетает в Лодердейл в понедельник.

Рози заинтересовалась:

– Этот, из Австралии, которого никто никогда не видел?

– Из Новой Зеландии, – поправила Джои. – Только ты и Корбетт знаете, что я жива. Ну, не считая Мика.

– Который мне, кстати, даже не рассказал, как вы познакомились.

Джои скорчила Мику гримаску – мол, ты что, издеваешься?

– Вообще-то он спас мне жизнь, – сообщила она. – Это он меня из океана вытащил.

Роза потянулась к кувшину с сангрией.

– Это так невероятно романтично. Он тебя правда спас? Чтобы ты не утонула?

– И от акул тоже, – сухо добавил Мик. – И от гигантских осьминогов-мутантов.

Джои ущипнула его за ухо. Она была рада, что он остыл после Фламинго. Он здорово разозлился, узнав, что она выходила из мотеля поболтать с телохранителем Чаза.

– Я так понимаю, твой брат приезжает, чтобы надрать Чазу Перроне его трусливую задницу, – произнесла Роза.

– Он бы с удовольствием, но нет, – ответила Джои. – Он организует службу в память обо мне в какой-нибудь церкви Бока. Мы дадим объявление в газеты.

Роза посмотрела на Странахэна, потом опять на Джои:

– Ну вы и злыдни.

– Мы просто ангелы по сравнению с Чазом, – возразил Мик.

Роза поставила стакан и потерла руки:

– Ну так что? Чем я могу помочь?

– Ты можешь прийти на службу, – начала Джои.

– Само собой.

– И закадрить моего мужа.

Роза на секунду задумалась:

– Мне придется с ним спать?

– По-моему, лучше не стоит, – ответила Джои.

У Чарльза Региса Перроне был богатый опыт общения с оскорбленными женщинами, и для Рикки он выложился по полной программе. Двенадцать дюжин роз на длинных стеблях, шоколадные конфеты «Годива», большая бутылка «Дом Периньон» – все было доставлено в ее квартиру в субботу после обеда. Но она по-прежнему не отвечала на звонки. Ее упорный отказ общаться не только раздражал, но и возбуждал Чаза: эта жесткая, командирская сторона Рикки прежде была ему незнакома. Он ни на секунду не усомнился, что рано или поздно она согласится встретиться и он снова завоюет ее с помощью своего надежного арсенала – театрального шарма, притворной искренности и незабываемого секса. В третий раз нажав на кнопку звонка, Чаз проверил, в кармане ли возбуждающие синие пилюли, которые станут решительным доводом, если ничто другое не поможет.

– Пошел вон, – приказала Рикка из-за двери.

– Сладкая моя, ну пожалуйста.

– Иди ты к черту, Чаз.

– Золотко, это нечестно.

Чаз услышал щелканье замка, и дух его взмыл к высотам. Дверь открылась, и Рикка спросила:

– Что это за чертовщина с тобой стряслась?

– Москиты.

– У тебя уши как гнилые гуавы.

– Ну спасибо, блин. Могу я войти?

– У тебя есть пять минут.

Чаз шагнул внутрь. Попытался обнять Рикку, но она вырвалась.

– А где розы? – спросил он.

– На помойке, – ответила Рикка.

Чаз вздрогнул, подумав о счете из цветочного магазина.

– А шампанское я вылила в унитаз, – добавила она.

– Понятно. А конфеты?

вернуться

48

Ева (1919 – 1995), Заза (р. 1917) и Магда Габор (1914 – 1997) – голливудские киноактрисы венгерского происхождения, шикарные блондинки.

52
{"b":"11489","o":1}