ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, нет, это не может ждать. Ред? Ред, это Чаз. Слушай меня как следует: мы выбрались сегодня ко второму водосливу, и тут в небе полно, нафиг, вертолетов – не знаю, кто они, откуда взялись и что вообще за дела. Но поскольку ты единственный мой знакомый, кто может себе позволить нанять целый вертолетный флот… я вот что пытаюсь тебе сказать, Ред: будь осторожен. Очень, очень осторожен. Ты же не хочешь, чтобы со мной приключилась беда, совсем не хочешь. Ты хочешь, чтобы я был счастлив, спокоен и невозмутим, а это ничуть не похоже на то, как я себя теперь чувствую – черт, проклятая машина меня отключила!

От волнения Чаз задыхался. Тул схватил телефон и сказал:

– Парень, да ты совсем рехнулся.

– Это вы мне и внушаете, а? Это ваш тайный план, верно?

Чаз высунул голову из «хаммера» и беспокойно уставился вверх. Небо было ярким, чистым и пустым, не считая одинокого грифа, что парил высоко в теплых воздушных потоках.

Джои Перроне вспомнила, что «Славные парни» – один из любимых фильмов ее мужа, и это подсказало ей план с вертолетами. Корбетта идея увлекла, он сказал, что это будет захватывающее зрелище. Он сам позвонил в службу проката и заплатил по счету – больше двадцати трех штук – своей платиновой кредиткой. Джои не любила летать из-за того, что случилось с родителями, но Корбетт пообещал, что ей понравится.

– Вертолеты – это балдеж, – сказал он.

И был прав. Небесно-голубой «Белл Рейнджер» подобрал их на острове и низко полетел сперва через залив, потом вдоль берега. Корбетт сидел рядом с пилотом, Джои – рядом с Миком Странахэном, обеими руками вцепившись в его левый локоть. Он показал ей Стилтсвиль, где когда-то жил, потом Ки-Бискейн, Саут-Бич, многоэтажное ущелье Коллинз-авеню. Вертолет заложил вираж и полетел над плотно застроенными пригородами, исчерченными невероятно загруженными дорогами. Джои видела межштатную магистраль, заблокированную в обоих направлениях из-за аварии: у водоворота затора мигали красные и синие огни «скорой помощи».

Корбетт повернулся и закричал, перекрывая грохот винта:

– Без обид, сестренка, но я б скорее себе иголки под ногти загнал, чем стал тут жить.

Позже, когда пилот повернул на север, Джои услышала, как ее брат чуть не подавился от отвращения при виде западного округа Бровард, где новые и новые микрорайоны язвой расползались во все стороны, тьмы и тьмы домов-близнецов, так тесно прижатых друг к другу, что казалось, можно пройти многие мили по крышам, ни разу не спустившись на землю. Промежутки между домами заполняли офисные парковки, торговые комплексы и гигантские авторынки – на солнце жарились бесконечные акры «тойот» и «крайслеров». Лишь узкая грязная полоска дамбы отделяла галдящий людской поток от Эверглейдс.

– По крайней мере, они оставили пару озер для ребятишек, – заметила Джои.

Мик грустно покачал головой.

– Это карьеры, – объяснил он. – Сотни футов глубиной. Оттуда вынимали щебень для домов и дорог.

– А что здесь было раньше? До всего этого?

Он указал вперед, на ту сторону дамбы.

– Вот что, – сказал он. – Самая широкая река на свете.

Корбетт саркастично хмыкнул.

– Я только что видел дерево! – заорал он. – Богом клянусь. Настоящее дерево!

Вскоре городская застройка уступила место влажным зарослям меч-травы, что волновались на свежем весеннем ветру, словно затопленная пшеница. Не считая редких катеров – пятнышек размером с москита на желто-коричневом пейзаже, – следов человека не видно. Странахэн заметил трех оленят, которые поскакали под защиту островка деревьев, и до Джои дошло, что, помимо случайных енотов-помоечников, это первые по-настоящему дикие животные, которых она увидела после переезда во Флориду. Ее всегда интересовали Эверглейдс, но Чаз отказывался брать ее с собой в поле под предлогом того, что это нарушает правила его отдела. То, что он никогда не рассказывал об Эверглейдс – минус нытье по поводу змей и насекомых, – еще больше ошеломило Джои теперь, когда наконец она все увидела своими глазами. Как мог Чаз – биолог, в конце-то концов, – не быть ослепленным этим великолепием?

Но болота его явно не ослепляли. Он предал Эверглейдс так же равнодушно, как предал Джои. Он – эта жадная свинья, за которую она вышла замуж, – продал их, и мегатонны ядовитого дерьма день и ночь сливались в блистающие воды внизу. «Может, – думала Джои, – для такой бессердечной скотины нет особой разницы, убить место или убить человека».

– Посмотри-ка, – сказал Странахэн.

Прилетели остальные вертолеты, шесть штук, и принялись нарезать концентрические круги по часовой стрелке. Настоящее шоу. Джои повернулась к Корбетту:

– Ты превзошел самого себя. Просто фантастика!

Желтый «хаммер» Чаза Перроне сложно было не заметить, даже если бы за ним по дамбе не летел хвост пыли. Странахэн протянул Джои бинокль, и она разглядела растрепанную на ветру голову мужа, высунутую из водительского окна и задранную к небу.

– По-моему, он не рад, – отметила она, и ее брат весело хихикнул.

Их пилот беседовал по радио, перепроверяя траектории и высоты полета остальных вертолетов. В разговор вмешалась «Сессна» полиции Палм-Бич, и сержант Робинсон осведомился о причинах такой вертолетной активности. Пилот небесно-голубого «Белла» ответил, что они репетируют воздушную погоню для нового фильма бондианы, и эта эффектная ложь подействовала безупречно: полицейская «Сессна» заложила крутой вираж и улетела прочь. Как известно, власти Южной Флориды подлизываются к киноиндустрии: например, как-то раз они перекрыли основные автострады, чтобы сцену гонок вампиров-подростков можно было снимать и переснимать, не нарушая художественного замысла.

Когда Чаз наконец остановил «хаммер» и побрел в воду, Джои настояла на бреющем полете у него над головой. Однако это Корбетт уговорил пилота зависнуть прямо над непокрытой башкой зятя. Вертолет замер достаточно высоко, чтобы Чаз не разглядел пассажиров, – впрочем, он даже не пытался. Забавно было наблюдать, как неуклюже он возится с бутылкой, делая вид, что не замечает ни тени вертолета, ни его оглушительного грохота.

– Хватит, – крикнула Джои, и пилот увел вертолет.

Они кружили выше, снижаясь по очереди с другими вертолетами, пока Чаз не закончил с пробой и не умчался на своем внедорожнике прочь.

– Как по-твоему, что он думает? – спросил Корбетт.

– Ничего хорошего, – ответила Джои.

Мик Странахэн засмеялся:

– Это он еще газету не видел.

Позже, вернувшись на остров, они все на «Китобое» отправились на рыбалку. Странахэн выудил несколько приличных желтохвостов и поджарил их по-кубински на ужин. После ужина Корбетт закурил сигару, а Джои продемонстрировала шелковую юбку от Майкла Корса, которую купила в «Галерее». Мик откупорил бутылку австралийского каберне. Втроем они сидели на дамбе и смотрели, как садится солнце, а Сель водрузил свою черную морду Джои на колени.

– Что мне сказать про тебя в четверг? – спросил Корбетт. Он составлял речь для поминальной службы.

– Можешь сказать, что я была доброй и любящей сестрой, – предложила Джои.

– Да ну, для нас слабовато.

– Скажи, что она была настоящей тигрицей, – высказался Странахэн. – Что она никогда не сдавалась.

Корбетт просиял:

– Мне нравится.

– Скажи, что она была полна жизни и у нее было большое сердце.

– Не большое, а глупое, – поправила его Джои.

– Неправда. – Мик коснулся ее руки.

– Я скажу, что ты была идеалисткой, – решил Корбетт.

Джои нахмурилась:

– Это синоним «наивной».

– Да, и не забудь сказать, что у нее были шикарные ноги, – напомнил Странахэн.

– Что ж, почему бы и нет? – фыркнул Корбетт.

Джои закрыла уши руками:

– А ну, прекратите немедленно.

Времени не хватило, и Корбетт не смог найти хор, поэтому пришлось удовольствоваться гитарным трио.

– Они исполняют фолк-мессу в католической церкви Лайтхаус-Пойнт. Священник говорит, они вполне пристойны.

60
{"b":"11489","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Небо в алмазах
Склероз, рассеянный по жизни
Меган. Принцесса из Голливуда
Нефритовый город
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Дети лета
Необыкновенные приключения Карика и Вали