ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Второй эпизод касался трагической судьбы первого мужа Джои, чьи добродетели Корбетт старательно перечислил, невзирая на то, что сам никогда с ним не встречался.

– Бенни был для моей сестры светом в окошке, – произнес Корбетт, щедро преувеличив яркость Бенджамина Мидденбока. – Прежде чем сказать ему последнее прости, она положила в гроб его любимую удочку и набор приманок для окуня, которые сама связала и раскрасила. Она сказала тем, кто нес гроб: «Я рада, что Бенни увлекался не боулингом».

Через миг-другой в зале заулыбались.

– Да, в жизни Джои были тяжелые, горькие времена, – продолжал ее брат, – но она никогда не сдавалась. Она никогда не теряла чувства юмора или веры в хорошее – она была самым светлым человеком из всех, кого я знал. Самым оптимистичным. А также самым бескорыстным. Она могла жить как принцесса, но выбрала простую, обычную жизнь, ибо верила: именно в ней секрет подлинного счастья. В ней и в хорошей итальянской обуви…

Эти слова вызвали слезливый смешок у соратниц Джои по набегам на магазины.

– Она не была совершенной, – продолжал ее брат. – У нее бывали минуты слабости, как и у всех нас. Импульсивные решения. Ошибки. Неверные суждения о людях.

Корбетт Уилер еле остановился, испугавшись, что назовет имя Чаза Перроне. И где, интересно, шляется этот горе-вдовец, раздумывал тем временем Странахэн.

– Нет, моя сестренка не была совершенной, – подвел черту ее брат, – но она была по-настоящему хорошим человеком, и нам всем очень ее не хватает.

Седой священник выступил вперед и с траурным восточноевропейским акцентом прочел «Отче наш». Затем «Акт покаяния» исполнил тринадцатиминутную интерпретацию «Моста над бурными водами»[68], которая всех утомила. Далее выступила Кармен Рагузо, самая общительная из соседей Перроне, королева лицевых подтяжек «Дюн восточного Бока, ступень II». Она поведала о том, как Джои помогла отловить бездомных кошек на задворках «Жареных кур Кентукки» и отвезти их в ветеринарную клинику Маргейта для стерилизации. Джои оплатила все кошачьи операции – более двух тысяч долларов, припомнила миссис Рагузо. В другой раз Джои организовала частный гидросамолет, чтобы перевезти больного бутылконосого дельфина с берега Большой Багамы в океанариум Майами. Животное, которое страдало от кишечной непроходимости, полностью выздоровело и было возвращено в море.

– Ах, почему не мог этот дельфин резвиться в водах Гольфстрима в ту самую ночь, когда Джои упала за борт, и приплыть, чтобы спасти ее? – вопросила миссис Рагузо. – Почему жизнь не может хоть чуточку больше походить на кино?

Прочие друзья тоже встали и засвидетельствовали неприметную благотворительность Джои, любовь к природе и доброту к тем, кому повезло меньше, чем ей. Последней выступала Роза. Когда она зашагала к аналою, Странахэн заметил, что все мужчины, в том числе и детектив Ролвааг, определенно воспряли духом.

– Джои была звездой нашего книжного клуба, вне всякого сомнения! Это она подсадила нас на Маргарет Этвуд, A.C. Байет и Ф.Д. Джеймс[69], – прожурчала Роза. – Черт, да мы бы полтора месяца убили на Джейн Остин, если бы не Джои. Она была не только сладкой девочкой, но и настоящим фейерверком. Не боялась сбросить туфли, нет, мадам. Вы бы слышали, как она читает самыссмачные куски из последней книги Джин Ауэл [70]! Боже, да стены едва не краснели!

«Моя Джои?» – подумал Странахэн.

– Что это за болтушка? – проворчал Чаз Перроне.

Тул ничего не сказал. Если честно, он молчал все утро. Это непростительно, считал он, что Чаз не пригласил на поминальную службу свою собственную мать.

Они с Чазом слушали речи из ризницы, скрываясь от глаз собравшихся. Чаз ошибочно диагностировал у себя западно-нильский вирус и пребывал в весьма зыбком умонастроении. Окоченелая шея скорее всего была результатом избиения двухлитровой бутылкой лимонада, но впавший в ипохондрическую депрессию Чаз подозревал, что это – первый предательский симптом переносимого москитами энцефалита, за которым вскоре последует жар, конвульсии, дрожь, ступор и, наконец, кома. Ночью он даже умолял Тула измерить ему температуру, но этот садист и ублюдок вместо градусника принес замороженную сардельку и банку вазелина.

«Как это оскорбительно, – думал Чаз, – умереть от паршивого укуса москита. Месть чертова болота».

По его подсчетам, примерно половина из тридцати четырех укусов на лице покрылась коркой или воспалилась от непрерывного расчесывания. При первой встрече с братом Джои у церкви тот высказался по поводу вулканического состояния Чазова лица и несколько бестактно осведомился, не проверялся ли зять на обезьянью оспу.

«Да пошел он, овцееб чокнутый», – подумал Чаз.

Надеясь обнаружить и украсть два-три перла для собственной речи, он старался вслушиваться в яркое, хоть и извилистое, выступление Розы. Он обнаружил, что его приятно отвлекает длина ее юбки и смелость чулок. Девчонка явно знает толк в веселье.

– Ты готов, Чарльз?

Чаз от удивления подпрыгнул: через заднюю дверь в ризницу проскользнул Корбетт Уилер.

– Ты сегодня главный номер программы, парень. Все хотят услышать, что ты им скажешь.

Чаз выглянул и подумал: «Кто все эти люди?» Поразительно, что его жена сумела собрать такую толпу. Некоторые лица он смутно помнил по свадебному приему, но большинство были ему незнакомы. С другой стороны, Чаз редко трудился спрашивать, чем Джои занималась весь день, пока он работал, играл в гольф или бегал за другими женщинами. Ее прошлая жизнь, до их встречи, также не слишком его интересовала. Домашняя политика Чаза состояла в том, чтобы не задавать вопросов, на которые самому не хотелось бы отвечать.

– Кто твой друг? – спросил Корбетт Уилер. Не дожидаясь ответа, он сердечно приветствовал Тула и пожал ему руку. – Судя по вашей одежде, вы работаете на земле.

Тул пришел в церковь в черном комбинезоне, который стирал от случая к случаю. Чаз Перроне не хотел, чтобы Тул присутствовал на службе, но Ред Хаммернат был весьма убедителен.

– Я бригадиром на овощной ферме был, – ответил Тул. Брат Джои просиял:

– А у меня две тысячи голов овец.

Кажется, на Тула это произвело впечатление:

– Да ну? Какой породы?

«Боже, храни меня, – подумал Чаз. – Мутанты нашли друг друга».

Роза отпустила замечание, которое вызвало здоровый смех аудитории, и Чаз внезапно ощутил, как мясистые руки Корбетта Уилера выволакивают его из ризницы и ведут по лесенке на кафедру. Чаз дрожал, проверяя микрофон и шаря по карманам в поисках своих заметок. Он встревожился, увидев, что его почерк, некогда твердый и четкий, выродился в некие паутинистые, бисерные каракули – в самый раз для тех, кто переписывается с инопланетянами или расстреливает из автомата коллег по работе.

Он поднял глаза на собравшихся и немедленно примерз к месту: в третьем ряду сидел шантажист и ухмылялся, как голодный койот. Чаз Перроне отвел взгляд и увидел Карла Ролваага – тот невозмутимо водрузил подбородок на кулаки, будто наблюдал за хоккейным матчем.

У Чаза пересохло в горле. Он попытался заговорить, но захрипел, как сломанная скрипка. Брат Джои принес ему стакан воды, но Чаз боялся пить – вдруг туда подсыпан наркотик? Наконец он облизнул губы и начал:

– Леди и джентльмены, позвольте мне рассказать вам о моей жене Джои, которую я любил больше всего на свете.

В это время Джои Перроне сунула руку в птичью кормушку за запасным ключом от дома, который она некогда делила с. мужем. Она вошла через заднюю дверь, отключила сигнализацию и поспешила в ванную, где выблевала свой завтрак.

«Возьми себя в руки, – сказала она себе. – Ради бога, ты не первая, кто вышел замуж за неподходящего парня. Хотя ты выбрала одного из самых неподходящих парней на земле».

вернуться

68

«Мост над бурными водами» (1969) – песня с одноименного альбома американского дуэта Пола Саймона и Арта Гарфункеля.

вернуться

69

Маргарет Этвуд (р. 1939) – канадская писательница (премия Букер 2000 г. за роман «Слепой убийца»), Антония Сьюзан Байет (р. 1936) – английская исследовательница литературы, критик и романист (премия Букер 1990 г. за роман «Обладать»), Филлис Дороти Джеймс (р. 1929) – писательница, классик британского детектива.

вернуться

70

Джин М. Ауэл (р. 1936) – американская писательница, автор саги «Дети Земли» о доисторической Европе; последняя книга серии «Каменное убежище» (2002).

65
{"b":"11489","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
За тобой
Роман с феей
Темные стихии
Судный мозг
Раз и навсегда
Иногда я лгу