ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это просто здорово, – восхитилась она. – Ты, наверное, «Реку травы»[73] читал сотню раз.

– Конечно.

– Миссис Дуглас – одна из моих любимых героинь-феминисток. Поразительная женщина, – заявила Роза. – Настоящий фейерверк!

– Единственная в своем роде, – согласился доктор Чарльз Перроне, который за последние десять лет ни одной книги не прочитал от корки до корки. Но он был достаточно пьян, чтобы это выпалить.

– А «Безмолвную весну» ты читал? – спросила Роза.

– Дай подумать.

– Ну, помнишь, Рэйчел Карсон?

– Конечно, – ответил Чаз. – Она ведь была замужем за Джонни[74]?

Роза засмеялась:

– Джои всегда говорила, что ты забавный.

– Она так говорила? – Чаз вновь наполнил бокалы. То ли синяя таблетка начинала действовать, то ли левая нога Розы, которую она положила ему на колени.

– У тебя есть парень? – спросил он, делая вид, будто это имеет значение.

– Был пару месяцев, – ответила Роза.

– А-а.

– Знаешь, так много всего внутри накопилось. Подавленные эмоции и желания.

– Да, я тебя понимаю.

– Иногда нужно капельку свободы.

– Эмоциональная разрядка.

– Да, именно, – согласилась Роза. – Чтобы избавиться от стресса и напряга. Лично мне йога тут никогда не помогала.

– Мне тоже, – поддакнул Чаз, думая: «Как свежо эта женщина мыслит!»

– Можешь оказать мне услугу? Достань пармезан. – Роза махнула рукой: – Он в высоком шкафчике рядом с холодильником.

– Конечно. – Чаз предупредительно вскочил, придерживая салфетку у чресл, дабы скрыть набухающую выпуклость. Он не хотел удивлять хозяйку, пока не наступит подходящий момент.

Он стоял к ней спиной, когда она раскрошила в его бокал маленькую круглую таблетку.

– Жизнь так несправедлива, – заметила она. – Почему именно Джои?

Чаз вернулся к столу и передал ей контейнер с тертым сыром. Потом еще глотнул мерло.

– Знаешь, что странно? – спросила Роза. – Вся эта история с «Мадам Бовари». Джои нам не говорила, что ее читает. Нам – в смысле, девушкам из клуба. Как думаешь, почему? Мы говорим обо всем, что читаем.

– Могу только догадываться. – Заблудшая макаронина повисла в уголке Чазова рта. Чаз искусно всосал ее и продолжил: – Возможно, конкретно эта книга оказалась для нее слишком личной. Я уже говорил в церкви: может, с ней происходило что-нибудь тяжелое – депрессия например, – и Джои не хотела, чтобы я или ее друзья об этом знали.

– Чаз, скажи мне, только честно. Как по-твоему, она убила себя?

– Нет! Я не могу… я н-не знаю. – Он сделал вид, будто заикается от волнения. – Я не хочу в это в-верить. Я же говорю, она почти все время была очень счастливой.

Роза решительно согласилась:

– Да, это правда. Действительно. С моей стороны было чудовищно про такое спрашивать – прости меня, Чаз. Конечно, она себя не убивала. Кто угодно, только не Джои.

Они сменили тему и за ужином с удовольствием болтали о музыке, фильмах и спорте. Оказалось, Роза подумывает брать уроки гольфа.

– Мне нравятся все упражнения, на которых не потеешь, – призналась она. – Что такое, котик?

Чаз схватился за край стола:

– Мне нехорошо.

Комната кренилась и вертелась каруселью. Две Розы недоуменно уставились на него. Хором спросили:

– Хочешь прилечь? Тебе надо прилечь.

– Хорошая мысль.

Она отвела Чаза в свою спальню, усадила на кровать и стащила с него башмаки.

– Сюда. Делай, как я говорю. – Она похлопала по груде мягких подушек. Чаз вытянулся и закрыл глаза.

«Боже, – подумал он. – Я уже много лет так не надирался.

– Вернусь через минутку, – услышал он голос Розы, а потом она выключила свет.

Чаз улыбался, нашаривая пряжку ремня. Ему представлялось восхитительное зрелище: Роза стаскивает джинсы, снимает топ и проскальзывает к нему под покрывало. Он с усилием подвинулся, чтобы освободить побольше места в постели.

Проблема в том, что ему и впрямь нехорошо.

Вскоре он расслышал механическое жужжание. Вентилятор скорее всего, но Чаз, приоткрыв веки, в темноте ничего не смог разглядеть. Приумноженный избытком алкоголя, гул вентилятора трансформировался в сознании Чаза в винт вертолета, который вращался в опасной близости к его непокрытой голове. Он ощутил холодный укол страха и зарылся в Розины подушки, будто навозный жук. В этом своем пухлом убежище он не слышал ни бряцания ее ключей от машины, ни хлопка задней двери.

После Розиного отъезда Мик Странахэн повернулся к Джои:

– Готова?

– Сейчас или никогда.

– Правила помнишь?

– Не бить руками и ногами. Не резать острыми инструментами. Что еще? – спросила Джои.

– Не плакать.

– Смеешься? – спросила она, и вместе они вошли в дом. Джои на секунду задержалась у дверей спальни и подушилась «Шанелью» за ушами.

Странахэн прошептал:

– Я буду здесь, на случай если тебе понадоблюсь.

Она вошла в комнату и тихо прикрыла за собой дверь. В темноте раздался легкий шорох, затем приглушенный голос из-под подушек:

– Роза?

Джои присела на край кровати.

– Роза, милая. Иди ко мне, – позвал Чаз.

Джои оцепенело легла рядом с мужем. Он выпутался из подушек и на ощупь уложил голову ей на правое плечо.

– Ты волшебно пахнешь. Мои любимые духи.

– Хммм, – протянула Джои. От Чаза несло алкоголем и чесноком. Что-то тупое и знакомое ткнулось ей в бедро, и Джои подумала: «Так вот что такое на самом деле яйцеголовый».

– Я, наверное, пьян, – сказал Чаз.

«И к тому же под кайфом», – мысленно добавила Джои. Роза подбросила ему в вино десять миллиграммов диазепама.

Чаз довольно неуверенно нащупал ее грудь, и она смахнула его руку.

– Прекрати, – шепнула она.

– У тебя сердце так быстро бьется. Что это значит, Роза? «Если б ты только знал».

Он сильнее прижался к ней.

– Нет.

– Ну пожалуйста, мне так ее не хватает, – заныл Чаз.

Глаза Джои потихоньку привыкали к темноте. Чаз был вялым и полусонным, но она оставалась настороже.

– Пожалуйста, Роза. Помоги мне прогнать эту боль, – продолжал он. – Только на сегодня.

Внезапно Джои зарыдала. Просто невероятно. Плачет, как ребенок!

Казалось, Чаза воодушевили ее слезы, которые он, несомненно, принял за слабость.

– Ну давай, Роза, – умолял он, пытаясь расстегнуть брюки, – это полезно для нас обоих.

– Но каким образом, господи боже?

– Мы растворимся друг в друге.

«Что-то новенькое, – подумала Джои. – Интересно, где он это спер?» – Она медленно, размеренно вздохнула, хлюпнула носом и проглотила слезы.

– В такие периоды это вполне нормальные чувства, – говорил Чаз. – Джои любила нас обоих. Она бы прекрасно все поняла.

– Нет, Чаз, Джои бы не поняла.

Она сказала это громко, своим обычным голосом. Он перестал извиваться и слегка приподнялся, пытаясь рассмотреть ее лицо. Она услышала, как он с трудом сглотнул.

– Уверяю тебя, – сказала она, – Джои определенно не поняла бы, как ты можешь клеить ее лучшую подругу в ночь после поминальной службы. – Видимо, замешательство парализовало Чаза. Джои залезла ему в трусы и двумя пальцами с подвывертом ущипнула его за мошонку.

– Отпусти! О боже, – завыл он. – О господи Исусе, пожалуйста, Джои, отпусти!

Досчитав про себя до десяти, она отпустила.

– А теперь не двигайся, Чарльз.

Она включила лампу и увидела, как он свернулся большим бледным ежиком, прикрывая пах.

– Ты не настоящая. – Ее муж подозрительно щурился. – Ты не можешь быть настоящей. – Он оскалил зубы и странно засмеялся, будто каркнул. – Покажи мне свои ногти.

– Сколько именно ты выпил? – спросила она.

– Ты мертва, Джои. Я сам тебя убил. – Чаз скалился, как шимпанзе. – Все записано на видео!

– Ну-ка сосредоточься, мистер, – сказала она. – У меня кое-какие вопросы.

вернуться

73

«Эверглейдс: река травы» (1947) – книга Марджори Стоунмэн Дуглас (1890 – 1998), американской писательницы, эколога и активного борца за спасение Эверглейдс.

вернуться

74

«Безмолвная весна»(1962) – нашумевшая книга о вреде ДЦТ Рэйчел Карсон (1907 – 1964), матери-основательницы американского «зеленого» движения. Джонни Карсон (1925 – 2005) – знаменитый американский телеведущий (программа «Сегодня вечером»).

69
{"b":"11489","o":1}