ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Видок. Чужая боль
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Школьники «ленивой мамы»
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Омон Ра
Эланус
Мертвый вор
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
A
A

– Она оклемается? – спросил он ямайскую медсестру.

– Да, после завтрака ей станет лучше.

– Эрл, это Иви, – представила девушку Морин. – Она из хороших.

Медсестра засмеялась:

– Я через час вернусь и вас вымою.

Как только они снова остались одни, Морин сказала:

– Она умная девочка. Тебе стоит показаться ей сам-знаешь-с-чем.

– Нет, пасиб. – Тул не собирался раздвигать свой зад перед незнакомкой, не важно, черная она, белая или в пурпурный горошек.

– Ради Христа, Эрл, она профессионал по уходу за больными.

– Хошь, телевизор посмотрим?

– Хмммм, – протянула Морин.

Тул заметил, что ее дыхание замедлилось, а веки отяжелели. Лекарства, которые принесла медсестра Иви, вкупе с попользованным фентаниловым пластырем начали работать. Может, теперь Морин удастся хорошенько вздремнуть.

– Я лучше пойду, – сказал он.

– Спасибо за компанию, Эрл.

– Всегда.

– Я совсем забыла спросить, как там твои охранные дела? – сонно сказала она. – Как поживает твой важный доктор?

– Все та же фигня.

Когда Тул встал, Морин повернулась лицом к стене и скорчилась, как вопросительный знак.

– Токо попробуй сдаться, – яростно сказал он.

– Я и не собираюсь.

– Я серьезно, слышь?

– Эрл?

Он еле различил ее голос, поэтому нагнулся над перилами кровати и приблизил к ней свою здоровенную башку.

– Да, мэм. Чё?

– Эрл, я хочу попросить тебя об одной услуге.

– Чё угодно.

– Это очень большая услуга, – уточнила Морин.

– Говори.

– Ты можешь забрать меня отсюда?

Тул улыбнулся:

– Я уж думал, ты никогда не попросишь.

Чаз Перроне проснулся голым в своем желтом внедорожнике на обочине 95-й трассы, где-то в округе Палм-Бич.

Утро пятницы.

Час пик.

Его мочевой пузырь раздулся до размеров озера Окичоби, а череп раскалывался, будто гнилая дыня. Он открыл пассажирскую дверь и попытался отлить, но из него словно текла не вода, а битое стекло. Он пошарил в районе руля и с облегчением нашел ключи в зажигании.

Он направился домой, тщательно соблюдая ограничения скорости, поскольку не хотел, чтобы копы остановили его и потребовали объяснить его внешний вид. Он радовался нелепой высоте «хаммера», которая скрывала его саднящую, землистую наготу от остальных автомобилистов, не считая парочки вульгарных водителей грузовиков.

«Что за чертовщина творилась ночью?» – думал Чаз, щурясь от жестокого утреннего солнца.

Последнее, что он четко помнил, – как Роза, в этих ее невероятно коротких джинсах, ведет его в спальню. Потом он, должно быть, вырубился, потому что Роза неким образом превратилась в Джои и немедленно вывалила на него преизрядную кучу дерьма.

Джои, в той же юбке и той же блузке, в которых она была в ночь, когда он выкинул ее за борт!

К тому времени, когда Чаз добрался до въезда в «Дюны восточного Бока, ступень II», он уже успел все обдумать. Он словил глюки из-за того, что много раз пересмотрел сцену убийства Джои по видео, да еще и перепил. К тому же Роза ведь пользовалась теми же духами, что и Джои?

Чаз не помнил, как убежал из спальни, но, по-видимому, так он и сделал. Вылетел через парадную дверь, нырнул в «хаммер» и свалил. Роза, наверное, решила, что он окончательно перетрудился.

Он бросил взгляд на свой член и с трудом его опознал в этом унылом, павшем духом вялом обрубке. Интересно, сможет ли он вообще когда-нибудь снова заняться сексом без дразнящего благоуханного призрака покойной жены.

Он свернул на свою подъездную дорожку, припарковался рядом с «гранд-маркизом» Тула, глянул направо, налево и рысью припустил в дом. Дверь в комнату громилы была закрыта, поэтому Чаз на цыпочках прокрался на кухню и проглотил четыре таблетки аспирина, запив их «Маунтин Дью». Потом забрался в душ, прислонился к кафельной стенке и массировал свой бодун, пока не закончилась горячая вода.

Когда он вышел из ванной, звонил телефон.

– Где ты был, сынок? – Это был Ред Хаммернат. – Я, черт бы тебя побрал, оставил дюжину сообщений на твоем автоответчике.

– Ночевал в гостях, – ответил Чаз.

– Без мистера О'Тула?

– Это был непредвиденный случай, Ред.

– Хочешь поговорить о непредвиденных случаях? Знаешь что, мне тут вчера по почте пришел в высшей степени непредвиденный случай. А именно – видеокассета.

– Вот дерьмо.

– Ты в нем по самые уши, сынок. Ты вообще в курсе?

– Да, сэр. Мне тоже прислали.

– Да ну? – Ред Хаммернат словно катал слюну во рту. – Я много чего повидал на своем веку, Чаз, но такого еще не видел. По правде говоря, я был потрясен.

Невнятная речь Реда говорила о том, что сегодня он начал квасить прямо с утра.

– Давай не по телефону, – сказал он Чазу.

– Мне приехать в офис?

– Черта с два. Я, блин, припаркован аккурат перед твоим домом.

Чаз подошел к окну и увидел серый «кадиллак», вхолостую рычащий на лужайке. Чаз натянул мятые брюки и поспешил на улицу. Пассажирская дверь большого автомобиля распахнулась, и Чаз забрался в прохладу. Ред Хаммернат был одет так, словно только что вернулся с рыбалки на марлина – загорелый гном в хаки «Эдди Байер». За щекой комок жевательного табака, на редиске носа – пятно цинковых белил. С толстой красной шеи свисали очки-полароиды. Открытая бутылка «Джек Дэниэлс» стояла на столике, стакана к ней не прилагалось.

– Я не знал, что у парня была видеокамера, – принялся оправдываться Чаз. – Я просто обалдел, когда увидел кассету.

– Сынок, это очень, очень плохие новости.

– Хуже не бывает, – согласился Чаз.

– Я хочу сказать, просто жутко было смотреть. Мне всегда нравилась Джои, по правде нравилась, – сообщил Ред. – Не буду спрашивать, чего ради ты это сделал, потому что меня это не касается.

Чаз слегка разозлился:

– Но мы об этом говорили, помнишь? Как я волновался? Я думал, она раскрыла нашу сделку.

Он был разочарован, что Ред не похвалил его за виртуозно исполненное убийство и за стальное мужество, которое потребовалось, чтобы через все это пройти.

– Надо заплатить шантажисту, Ред. Теперь выбора нет.

– Согласен.

– Все пять сотен, да?

– Ага, – согласился Ред Хаммернат. – Все целиком.

В душе Чаза облегчение почти мгновенно сменилось подозрениями. Он ожидал сопротивления или хотя бы какого-нибудь безумного альтернативного плана. Он знал, как Ред лелеет свои деньги, для него расставание с полумиллионом баксов – достаточный повод, чтобы на полгода уйти в запой.

– Мы должны передать ему деньги сегодня ночью, – сказал Чаз, – в каком-то доме посреди залива Бискейн. Парень написал GPS-координаты[76].

– Да, Тул мне сказал.

– Ты говорил с Тулом?

– Ну. Я уже передал ему наличные на сохранение. – Ред Хаммернат отхлебнул бурбона из бутылки. – Чего ты удивляешься, сынок? Он на меня работает.

– Да. Я тоже, – напомнил ему Чаз.

– А тебе поручается купить чемодан, – без тени сарказма произнес Ред. – Я одолжу вам на ночь катер: двадцать три фута, стоит у пристани Бэйсайд. Деловой район Майами, напротив баскетбольного стадиона. Тул неплохо управляется с катерами, пустишь его за руль.

– Как скажешь, – отозвался Чаз.

Он вспоминал сцену ближе к финалу «Славных парней», когда у гангстеров все выходит из-под контроля и герой Рэя Лиотты встречается с героем Роберта де Ниро за ужином. Они сидят и спокойно беседуют о своих проблемах и о преступлениях («Совсем как мы с Редом», – подумал Чаз), и тут герой де Ниро невозмутимо просит героя Рэя Лиотты отправиться во Флориду и сделать кое-какую работенку.

И тогда, в единый миг, герой Рэя Лиотты понимает, что его хотят подставить.

– Сынок, и чтоб никто не валял дурака на воде, – говорил тем временем Ред Хаммернат. – Тулу я тоже сказал – заплатите этому сукину сыну и валите оттуда, ясно?

«Совсем как в кино, – думал Чаз. – Раньше я был партнером, теперь стал проблемой».

вернуться

76

GPS – глобальная система навигации и определения положения.

72
{"b":"11489","o":1}