ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Задача трех тел
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Девичник на Борнео
Любовь литовской княжны
Ловушка для птиц
Короли Жути
Бег
Неоткрытые миры
Смерть Ахиллеса
A
A

Он понимал, что Ред Хаммернат видит перспективу. Шантажист представляет собой угрозу для Реда только до тех пор, пока жив Чаз. «Хаммер» – наиболее очевидная связь между ними, и Ред всегда может все свалить на Чаза. Скажет, что биолог вытребовал у него новый автомобиль. По сути дела, Ред может заявить, что вся афера с Эверглейдс, с подделкой результатов анализов, была идеей Чаза, вымогательством с начала и до конца.

Когда Чаза не будет, кто это оспорит?

– Я хочу, чтобы вы развязались со всем этим, парни, вот что главное, – вещал Ред Хаммернат. – Навсегда с этим покончили.

«Аминь, – подумал Чаз. – Момент настал».

Двадцать девять

Джои и ее брат отнесли остатки ужина на мол, чтобы покормить рыбок. Странахэн сидел за столом для пикника и чистил винтовку. Слава богу, он дома, подальше от безумия материка. Сель лежал у его ног и отказывался двигаться даже ради стайки буйных чаек. Весь день пес крутился возле Странахэ-на, словно понимал, что нечто грядет. «Вот бы людям такую интуицию», – думал Странахэн.

Он отнес «ругер» в лодку; Сель следовал за ним по пятам. Джои наблюдала, как Странахэн заворачивает ружье в промасленную ткань и убирает его в носовой люк.

– Мик, прикинь, – сказала она, – мой брат втюрился в подружку моего мужа.

Корбетт Уилер возмущенно замахал руками:

– Да ну тебя, я только говорю, что она не похожа на шлюху.

– Вот что бывает с теми, кто живет с парнокопытными. У них резко снижаются требования, – подколола Джои. – Мой тебе совет: не встречайся с теми, с кем познакомился на похоронах. Спроси у Чаза, если мне не веришь.

Странахэн сел рядом с ней на молу, доберман влез между ними. Джои крепко, до боли в костяшках вцепилась в руку Странахэна – будто на высоте в 35 000 футов во время сильной турбулентности. Она нервничала из-за предстоящей встречи, как нервничал бы на ее месте любой человек в здравом уме.

– Каковы шансы, что мы правда получим деньги? – спросил Корбетт.

– Невелики, – признал Странахэн.

Он ожидал, что Сэмюэл Джонсон Хаммернат предоставит все пять сотен штук или хотя бы их часть в качестве наживки. Неандертальский нянь Чаза будет сторожить деньги, пока они не доберутся до места, там откроет чемодан и предложит Странахэну пересчитать купюры. Затем при первой же возможности попытается Странахэна убить. Позже – скажем, на обратном пути на материк – он сделает то же самое с Чазом Перроне.

Возможна дюжина самых непривлекательных вариантов развития этого сценария, и Странахэна беспокоили они все. Сначала он планировал забрать деньги в одиночку, но Джои и Корбетт настаивали на групповой операции. Странахэн понимал, что для них это личное. Он также оценил тактическое численное преимущество: нанятая Хаммернатом горилла поймет, что не сможет застать врасплох и убрать всех троих сразу, и, предполагал Странахэн, не будет и пытаться. Парень полагается на грубую физическую силу, а не на меткость.

– Если они действительно дадут нам денег, – сказала Джои, – пожертвуем их в фонд восстановления Эверглейдс.

– Анонимно, как я понимаю, – добавил ее брат.

Странахэну захотелось налить себе чего-нибудь покрепче, но об этом не могло быть и речи. Сегодня скорее всего придется стрелять.

– Мне очень нравится твой остров, Мик, – произнес Корбетт Уилер, – но для меня он слишком близко к огням города.

– Тссс-с. Я пытаюсь убедить твою сестренку, что это Рай на земле.

– Сестренка уже убедилась, – отозвалась Джои, болтая ногами в воде.

Корбетт принялся с тоской вспоминать о Новой Зеландии.

– Стоит только ее увидеть, и уже никогда не захочешь уезжать.

– Если сегодня все пойдет наперекосяк, может, скоро и увидим, – ответил Странахэн. – Зависит от ее политики экстрадиции.

Джои ткнула его под ребра:

– Хватит. Думай о хорошем.

На западе частокол лиловых облаков скрыл садящееся солнце. Бриз улетучился без следа, и поверхность залива разгладилась. Странахэн поспешил к лодочному сараю и достал три желтые штормовки. Вдалеке громыхнуло, и Сель навострил уши.

– Мы, как обычно, не соскучимся, – заметил Корбетт.

– Хорошая новость, – сообщила Джои, – состоит в том, что Чаз не выносит дождя.

Странахэна больше заботили молнии. Бывают куда более безопасные места, чем открытый ялик посреди огромного водного пространства в грозу. Разумно отменить встречу, но уже слишком поздно.

– Пойдемте, – сказал он, – пока ветер не поднялся.

Чаз Перроне заперся в ванной с пачкой непристойных журналов и фотографией Джои, которую забрал с алтаря церкви Святого Конана после службы. Мастурбация с обезьяним рвением была его привычным лекарством от страха, но даже фотография его юной покойной жены, блаженно помещенная среди дешевой порнухи, вызвала лишь кратковременную припухлость. Его лихорадочные страдальческие манипуляции прервал тяжелый стук в дверь.

– Где, етить его, твой пистолет? – спросил Тул.

– Я от него избавился, – солгал Чаз, поспешно натягивая боксеры.

– Пусти меня.

– Я на горшке!

– Врешь. – Тул пинком распахнул дверь и с неприкрытым отвращением уставился на фотографии, разбросанные по полу ванной. – Господь всемогущий, – сказал он.

Чаз схватил фотографию Джои и зажал ее под мышкой. Потом упал на колени и начал собирать журналы, приговаривая:

– Ты не понимаешь, у меня нервы ни к черту. Я должен сделать хоть что-то.

Тул разглядывал его, словно эксгибициониста на школьном дворе.

– Пистолет, парень.

– Я же тебе сказал. Я его выбросил, – настаивал Чаз.

– Ред грит, не валять дурака на воде.

– Я слышал.

– Ты закончил? – Тул ехидно махнул на унитаз. – Потому как пора двигать.

– Дай мне одеться. Жди меня на улице, – ответил Чаз.

Кольт тридцать восьмого калибра с воронеными накладками был спрятан на дне бельевой корзины. Чаз засунул его вместе с сотовым телефоном в карман дождевика «Патагония», застегнул карман на молнию, а плащ аккуратно скатал и отнес в «хаммер». Тул восседал за рулем, жевал кусок вяленой говядины и постукивал грязными пальцами в такт кантри.

– Что ты делаешь? – спросил Чаз.

– А как по-твойму?

– Ты не поведешь мою машину.

Ред грит, поведу. Запрыгивай, док.

Чаз разозлился:

– А где чемодан?

Он купил серый жесткий «Самсонайт» с убирающимися колесами.

Тул сам упаковал наличные, стодолларовые купюры, пачку за пачкой. Он отказался подпускать Чаза к деньгам, но один их вид опьянял.

Тул ткнул пальцем за спину:

– На заднем сиденье.

Чаз забрался на пассажирское место. Чтобы напомнить Тулу, чья это машина, он потянулся к ручке настройки радио. Тул поймал его руку и прихлопнул ее к приборной панели. Рука онемела.

– Это Пэтси Клайн[77], – просто объяснил Тул.

– Господи, ты, кажется, сломал мне запястье!

– Никогда и трогать радио не смей, если поет Пэтси Клайн.

«Проклятый псих», – думал Чаз. Перелома вроде нет, но что-то в левой руке то ли растянуто, то ли порвано, то ли защемлено.

Тул угрюмо молчал всю дорогу до Майами, хотя оказался вполне приличным водителем. Чаз довольно неплохо держал себя в руках, пока не услышал первый раскат грома и не увидел чернеющую гряду облаков впереди.

– Что, если нам не дадут лодку в такую погоду? – спросил он.

Тула, казалось, вопрос повеселил:

– Не волнуйся. Ред уже все сделал.

Чаз открыл конверт и перечитал инструкции шантажиста.

– Ты уверен, что умеешь обращаться с GPS? – поинтересовался он.

Тул ответил, что это совсем не сложно.

– У меня как-то были проблемы в Иммокали, так я рванул на Рэмрод-Ки ловить лангустов для знакомого. А он контрабандой подрабатывал, мы ошивались на островах, без регистрации. Катались туда-сюда по Кэй-Сэл в любую погоду.

– Хуже, чем сейчас? – спросил Чаз.

вернуться

77

Пэтси Клайн (1932—1963) – американская кантри-певица.

73
{"b":"11489","o":1}