ЛитМир - Электронная Библиотека

На лице его выразилась озабоченность, и внезапно пыл, охвативший ее, угас.

— Это вас беспокоит? — спросила она немного резче, чем ей хотелось.

— Меня беспокоит, что любой господин может навязать свое внимание женщине, которая того не желает. Надеюсь, они не причинили вам никакого вреда. — Голос его звучал искренне, и она поняла, что он довольно мил, в конце концов. И все равно, он не жених ей и никогда им не будет.

— Ничуть. Я научилась вести себя в таких обстоятельствах. — Она уперлась рукой в его грудь и с силой оттолкнула.

Он усмехнулся и отошел.

— Не сомневаюсь, что было еще и нечто большее?

— Конечно. — Гвен отошла на безопасное расстояние, Как это он не понял, насколько близко она оказалась от того, чтобы позволить ему поцеловать себя и, что еще хуже, ответить на поцелуй. Раньше ее никогда не охватывал такой порыв, и теперь она пришла в замешательство.

У камина она повернулась к Маркусу спиной.

— Тем не менее, в данный момент это совершенно необязательно. Вы поразили меня своим пониманием, что, когда леди говорит «нет», она именно это и имеет в виду. Вы были бы удивлены, сколько мужчин, считающих себя порядочными, оставляют всякие сомнения по отношению к женщинам, которых они нанимают.

— Мужчины — отвратительные животные, — твердо проговорил он.

Она не обратила внимания на насмешливое выражение в его глазах.

— Совершенно верно.

— Тем не менее, есть среди нас и исключения, есть такие, кто никогда не станет навязывать свое внимание не желающей того женщине.

— Это хорошо.

— К тому же есть среди нас и такие, которые еще не встречали не желающих этого женщин.

Она презрительно усмехнулась:

— Милорд, неужели вы никогда не встречали женщины, которая не испытывала особого желания поцеловать вас?

— Никогда. — Он небрежно пожал плечами.

— Вы действительно так надменны, каким показались мне при первой встрече.

— И надеюсь, так же очарователен. — И он залихватски выгнул брови, так что она едва удержалась от смеха. — И все-таки в одном вы ошибаетесь, мисс Таунсенд. — Он сложил руки на груди. — Вы весь день твердите «нет» по поводу нашего брака, а я не могу и не хочу с этим согласиться.

— Почему же? — Она огорченно вздохнула. — Вы вызываете раздражение, как все дети, с которыми я имела дело, и вас так же трудно понять.

Она повернулась и подошла к окну, пытаясь разобраться в потоке противоречивых впечатлений, которые производил на нее этот человек.

— Я же дала вам возможность совершенно изящно выбраться из этого положения. Никто не сможет упрекнуть вас в том, что вы пренебрегли пожеланиями вашего отца. Видит Бог, вы пытались. И пытались очаровательно, должна добавить. И судя по всему, вы ничего не приобретете, кроме чести и моего приданого, хотя нечего и говорить о такой малости для человека с вашими средствами.

Он откашлялся.

— Мисс Таунсенд, есть кое-что…

Она жестом призвала его к молчанию.

— Я, с другой стороны, приобрету большие преимущества от этого брака. Я стану обладательницей неплохого личного состояния, не говоря уже о том, что разделю ваши средства. — Тут странная мысль мелькнула у нее в голове, и она повернулась к нему. — Ваше состояние солидно, не так ли?

— Это так, — осторожно ответил он. — На данный момент.

— На данный момент? — Внезапно ей открылась правда. — Господи, да у вас нет ни гроша, да? Вам необходим этот брак. Мое приданое и мой жалкий личный доход.

— Только что это был неплохой личный доход.

— Только что это не имело значения.

— Тем не менее, я не разорен. — Он вышел из себя и не желал смотреть ей в глаза. И негромко добавил: — Пока что.

— Пока что? — Она некоторое время смотрела на него. Правда была очевидна, и она сокрушалась, что не поняла ее раньше. Она сказала, тщательно выбирая слова: — Если мы поженимся, я должна унаследовать некое состояние. А сколько получите вы?

Его лицо подтвердило ее догадку. Такое же выражение появлялось на лицах ее подопечных, когда она заставала их за какими-то запретными занятиями.

— Я бы не стал ставить вопрос так резко…

— Сколько, милорд?

— На самом деле я не получу ничего, кроме жены, конечно. А выгоды от этого еще нужно определить. Я просто не потеряю то, что имею. — Он покорно вздохнул. — А если мы не поженимся, я потеряю все мое состояние.

— Понятно, — медленно проговорила она. Теперь его твердая решимость жениться на ней обрела смысл.

— Мисс Таунсенд, — он направился к ней, — это не мой выбор. Я бы скорее предпочел жить в бедности до конца дней своих, чем заставлять кого-то из. нас насильно вступить в брак не по душе.

— Сомневаюсь. — Гвен недоверчиво усмехнулась, — Я жила в бедности, и в этом нет ничего хорошего.

Он словно не слышал ее слов.

— Хотя сам я убежден, что нас свела судьба…

— Ну да, да, судьба. Рок. Начертанный на звездах и все такое. — Она закатила глаза к потолку и опустилась на диван. — Давайте дальше.

— Вы должны знать, что мои побуждения не совсем эгоистичны. Не только на меня все это повлияет. От меня зависит множество людей. — Он пригладил волосы, и она поняла, что угадала. С взъерошенными волосами он действительно походил на мальчишку. — Арендаторы нашего поместья, небольшая армия прислуги, моя мать, которая потеряет все свое состояние, если мы не поженимся. Сам городок Пеннингтон зависит от моего покровительства, как зависел он от покровительства моего отца, а еще раньше отца моего отца. Кроме того, я щедро делился своим богатством. Я широко занимался благотворительностью. — Он замолчал и сердито посмотрел на нее. — Вы можете себе представить, сколько сирот за эти годы были названы в мою честь?

— Для сироты имя Пеннингтон кажется труднопроизносимым, — пробормотала Гвен.

— Не говорите вздора. Разумеется, им давали имя Маркус. — Он покачал головой. — Не могу себе представить, чтобы сироту назвали Пеннингтоном.

— Маркус. — В ее устах это имя прозвучало очень мило.

— Я понимаю, что это мои заботы, а не ваши. — Он критически посмотрел на нее. — Хотя жена и должна разделять заботы мужа.

— Возможно, но я не собираюсь становиться вашей женой.

И опять он продолжал, словно не слышал ее слов:

— Знаю, я сам во всем виноват. Мне давно уже следовало найти себе жену. Но дело в том, что это не так просто, как кажется.

— Даже для такого очаровательного человека, как вы?

— Да, даже. — Он ходил взад-вперед, не останавливаясь. — Ах, вы, конечно, подумаете, что выбрать себе жену не составляет никакого труда, поскольку каждый сезон в Лондон пригоняют сотни юных девиц, как свежих лошадей в Таттерсоллз. Все знают, что в основном они из уважаемых семей или с недурным приданым. Нельзя не признать, что часто они бывают привлекательны, а некоторые даже проявляют зачатки умственных способностей. Но я не думаю, что жену можно выбирать, как новую кобылу, всего лишь посмотрев, какие у нее зубы, осанка и родословная. А вы как думаете, мисс Таунсенд?

— Конечно, нельзя. — Этот человек положительно гипнотизировал ее своим пылом, и она не могла оторвать от него взгляда.

— Конечно. Это бессмысленно. Но именно этого от нас и ждут. Плохо ли, хорошо ли, я так не поступил. Я не сделал выбора из того, что предлагалось в каждом сезоне, хотя, конечно, мог. Я говорил вам, что меня считают лакомым кусочком?

— Кажется, да.

— Ладно. Вы должны знать, что получаете.

Она открыла рот, чтобы возразить, но тут же его закрыла. Он все равно не обратит сейчас внимания на ее слова. Он явно напоминал теперь валун, который катится вниз, набирая скорость.

— Честно говоря, эта идея ярмарки невест мне кажется весьма безвкусной. И знаете почему, мисс Таунсенд?

Она вопросительно посмотрела на него.

— Она слишком… деловитая. Слишком безликая. Вы не согласны?

Она кивнула.

— Черт побери, мисс Таунсенд, я понимаю, что этого нельзя увидеть сразу, но во мне есть некая сентиментальная жилка, хотя я и не показываю этого. Право, мои друзья думают, что я совершенно не склонен к сантиментам, просто потому, что не держу душу нараспашку.

12
{"b":"1149","o":1}