ЛитМир - Электронная Библиотека

— Красть еду, если человек на самом деле голоден, — не настоящий грех, — заявила Чарити, но Гвен показалось, что девочке стало неловко при мысли о краже. — Все будет хорошо. А когда мы доберемся до островов, будет питаться рыбой.

Пейшенс кивнула:

— Мы правда любим рыбу.

— Но не все время. — Хоуп наморщила носик.

— Понятно, — пробормотала Гвен. — Вы, судя по всему, долго все это обдумывали. Пожалуй, я должна пожелать вам удачи. И постарайтесь не простудиться. — Она сокрушенно покачала головой. — Даже представить себе не могу, что с вами случится, если вы простудитесь. Или если вас все-таки обнаружат.

Чарити посмотрела на нее с подозрительностью:

— А что с нами может случиться?

— Ну… когда я плыла на корабле, я слышала, что если там ловят безбилетного пассажира… — Для пущего эффекта Гвен немного помолчала. — То его бросают в море.

Младшая сестра вскрикнула. Чарити же презрительно фыркнула:

— Я вам не верю.

Пейшенс и Хоуп переглянулись, и Гвен проговорила:

— Впрочем, я могу и ошибаться. Просто мне так сказали, когда я плыла на корабле. Возможно, это просто выдумки. Может быть, моряки так шутят. Да-да, я уверена, что это неправда. К тому же я никогда не видела безбилетных пассажиров. Скорее всего, потому, что люди все-таки предпочитают оплачивать путешествие, а вовсе не потому, что безбилетные пассажиры оказываются за бортом. — Гвен мило улыбнулась, стараясь успокоить девочек, — впрочем, те, судя по всему, нисколько не боялись.

— Вы нас не испугали, — сказала Чарити. — Я считаю, что нас никогда не поймают. Уж я об этом позабочусь. — Она посмотрела на сестер, потом опять повернулась к Гвен. — Наверное, мы еще не готовы бежать. Мы пока строим планы. И у нас есть варианты. Может быть, мы вообще не поплывем на острова Общества. Может, мы просто уедем в Лондон. Думаю, что добраться отсюда до Лондона не так уж трудно.

— Совсем нетрудно, — кивнула Гвен. — Всего около двух часов езды. Да, это замечательная мысль. Лондон — чудесный город. Школа, которую я посещала в детстве, находилась в Лондоне, хотя сейчас она уже закрыта. Теперь я живу у леди, которая была моей учительницей. А где вы собираетесь поселиться, когда приедете в Лондон? — Она с любопытством посмотрела на сестер. — Вы уже решили этот вопрос?

Пейшенс покачала головой:

— Нет, мы не знаем.

— Понятия не имеем. — Хоуп пожала плечами.

— Я же вам сказала, что мы еще не готовы, — выпалила Чарити; она явно нервничала. — Придет время, и я решу, где мы остановимся.

— Конечно-конечно. Ты действительно производишь впечатление… весьма опытной молодой особы. — Гвен мило улыбнулась и с облегчением вздохнула, заметив, что девочка немного успокоилась. — И все-таки, — Гвен с сожалением покачала головой, — без денег вам придется спать на улице, в переулках или, может быть, найти какую-нибудь конюшню.

— С лошадьми?! — оживилась Пейшенс.

— И собаками?! — обрадовалась Хоуп. — Это было бы замечательно!

Гвен смутилась. Немного помедлив, проговорила:

— К сожалению, конюшни привлекают и других… не столь приятных животных. Впрочем, это не должно вас обеспокоить.

— Каких это животных? — насторожилась Хоуп.

— Неужели не знаете? — Гвен изобразила удивление. — Мышей, конечно же. Возможно, даже и крыс…

— Тогда мы будем спать на улице, — сказала Пейшенс.

— Что же, можно и на улице, — согласилась Гвен. — Но на улице тоже живут крысы. И бродят всякие… неприятные люди. — Она покачала головой. — Нет, я думаю, это не годится. Самый лучший выход из положения — найти какую-нибудь работу. Пожалуй, можно наняться горничными или судомойками.

— Я все время об этом думала, — самодовольно усмехнулась Чарити.

Младшие сестры в смущении переглянулись.

— А мы не слишком маленькие для этого?

— На самом деле — да, — кивнула Гвен, — но боюсь, — она тяжко вздохнула, — что нам снова придется вспомнить о деньгах. Без них у человека нет никакого выбора. Ведь я сама оказалась без средств, когда была немного старше, чем сейчас Чарити. Это очень неприятно.

Хоуп нахмурилась.

— Тогда что же нам делать?

— Мы можем жить с вами. — Чарити с вызовом посмотрела на собеседницу.

Гвен едва заметно улыбнулась. Она давно уже знала: именно этим все и кончится. И, конечно же, она нисколько не сомневалась в том, что именно так и следует поступить — ведь у нее никого на свете не осталось, кроме этих трех девочек. Ее племянницы уже столько всего пережили — так как же она могла допустить, чтобы их еще и разлучили. К тому же она не могла позволить, чтобы девочки выросли с сознанием, что они никому не нужны. С тем сознанием, с которым выросла она сама.

— Да, действительно, — кивнула Гвен. — Это было бы очень неплохо. Хотя я и не могу гарантировать, что мы с вами поладим.

Пейшенс фыркнула:

— Разумеется с вами мы поладим лучше, чем с Врединой.

— Мы с кем угодно поладим лучше, чем с Врединой, — юдхватила Хоуп.

— Что ж, тогда… — Гвен сделала глубокий вдох. — В таком случае так и поступим. Значит — решено.

— Замечательно! — Пейшенс просияла.

— Мы прекрасно заживем все вместе. — Хоуп тоже улыбнулась. — А может, у нас будет еще и собака?

— Только не думайте, что мы вас за это полюбим, — довила Чарити.

— Неужели не полюбим? — Хоуп наморщила лоб. — что, ни чуточки?

— Ни чуточки, — подтвердила Чарити.

— Ты не можешь говорить мне, что нужно делать, только потому, что ты старшая. — Пейшенс покосилась на;естру. — Если мне захочется, я полюблю ее. И у тебя не опрошу… — Она посмотрела на Гвен. — Но вы понимаете, что я могу и не полюбить вас?

— В этом нет необходимости, — поспешно проговорила Гвен. — Я все прекрасно понимаю. — Конечно, она все понимала. Девочки чувствовали, что она их бросила, и нельзя было их за это упрекать.

— Но мы все-таки будем испытывать к вам некоторую благодарность, — сказала Чарити. — И мы постараемся не грубить вам.

Гвен кивнула:

— Большего я и не прошу.

— А взамен, — продолжала Чарити, — мы не будем ждать, что вы нас полюбите.

— Я надеюсь, что она меня все-таки полюбит, — пробормотала Пейшенс.

— Меня всегда все любили, — прошептала Хоуп.

— В этом нет ничего удивительного, — заметила Гвен. — Вы вполне заслуживаете того, чтобы вас любили, уверяю вас.

Хоуп и Пейшенс обменялись улыбками; было очевидно, что слова Гвен им понравились.

— Значит, договорились? спросила она. Чарити кивнула:

— Да, договорились.

— Вот и хорошо, — улыбнулась Гвен.

Она окинула взглядом девочек и, как ни странно, ощутила прилив нежности. А ведь раньше она никогда не испытывала к детям ничего похожего на нежность. Но эти девочки были ее племянницами, — вероятно, в этом-то и заключалась разница…

Тут Гвен поняла: за исключением первых нескольких минут она обращалась с девочками совсем не так, как обычно обращалась детьми. Ей вдруг пришло в голову, что она, возможно, сама того не желая, могла полюбить малышек. Что ж, пожалуй, это был бы неплохой выход из положения — как для нее, так и для них.

Возможно, воспитание племянниц придаст смысл ее жизни. Конечно, гувернанткой она была никудышной, но это еще не значит, что ей не удастся стать хорошей теткой. Ведь она уже сумела кое-чего добиться… Спасла девочек от разлуки и уговорила их отказаться от бегства — превосходное начало!

Да, они действительно станут жить все вместе, и она, Гвен, постарается, чтобы девочкам с ней было хорошо. Она позаботится о том, чтобы они получили прекрасное образование, а когда девочки подрастут, даст им возможность проводить сезоны в Лондоне — у нее такой возможности никогда не было. Что же касается замужества… Она не будет в это вмешиваться. За кого они выйдут замуж и выйдут ли вообще — решать им самим. Ее дело — создать для них все условия… Правда, для этого потребуются деньги.

Вспомнив о деньгах, она тяжело вздохнула.

— Вы не передумали? — Хоуп посмотрела на нее с беспокойством.

16
{"b":"1149","o":1}