ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заложники времени
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Дело о бюловском звере
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Второй шанс
Милая девочка
Minecraft: Остров
Семья в огне
Я другая

Маркус поморщился:

— Боюсь, у меня нет для этого времени.

Но Реджи с воодушевлением продолжал:

— Впутайся в какой-нибудь громкий скандал. Твое имя будет на устах всех сплетников — и в сердце каждой женщины. Ты только посмотри, что случилось с этой девчонкой Эффингтон. Она убежала из дома и обвенчалась с мужчиной, которого почти не знала. И тот сразу же помер — еще чернила не высохли на брачном свидетельстве. Клянусь, об этом до сих пор говорят.

— Мне почему-то не кажется, что скандал — лучший способ привлечь мисс Таунсенд, — пробормотал Маркус.

— Возможно, не лучший, — согласился Реджи. — Но тогда придумай что-нибудь другое. Усвой порочную усмешку и еще более порочное выражение глаз. — Реджи изобразил, как он представляет себе порочную усмешку, и Маркус едва удержался от смеха. — Заинтригуй ее, Маркус. Стань таинственным. Женщины любят тайны. Стань надменным и опасным. Будь, — Реджи лукаво улыбнулся, — запретным плодом.

— Запретным плодом? — Маркус рассмеялся. — Как же, по-твоему, выглядит запретный плод? Полагаешь, я сумею производить именно такое впечатление?

— Нет ничего проще, дружище. — Реджи снова уселся на диван и налил себе еще бренди. — Ты должен вести себя так, чтобы я, например, побоялся оставить свою сестру с тобой рядом — даже если в комнате полно людей. Поверь, женщинам нравятся такие мужчины. Но ты, наверное, считаешь, что это их недостаток?

— Разумеется, недостаток, — кивнул Маркус. — Впрочем, я не уверен, что всем женщинам нравятся такие мужчины. Зато я уверен в другом: мы, мужчины, можем обернуть женские недостатки в свою пользу. Трещины в их доспехах нам выгодны.

— А у твоей мисс Таунсенд есть недостатки?

— Недостатки есть у всякой женщины, и мисс Таунсенд не исключение. Пока что я могу с уверенностью сказать, что она упряма и самоуверенна. Она слишком независима, раздражающе откровенна и имеет самые странные понятия о браке и об отношениях между мужчиной и женщиной. Но если и существует женщина, которая в состоянии сама о себе позаботиться, то это, без сомнения, мисс Таунсенд. К тому же мне кажется, что она очень умна, и именно это меня настораживает.

— Умна? Очень жаль. И все-таки я думаю, что ты добьешься своего. Ты ведь все еще намерен жениться на этой фурии?

Маркус пожал плечами и пробормотал:

— А какой у меня выбор? До моего дня рождения осталось три месяца, и я проведу каждый день, преследуя ее, пока она не согласится… или пока я не стану нищим. Хотя теперь, когда я с ней познакомился, — Маркус усмехнулся, — перспектива жениться на этой леди вовсе не страшит меня.

— Даже не верится, что тебе так повезло. — Реджи тоже усмехнулся. — У нее просто ангельское личико, если не считать огня в глазах.

Маркус рассмеялся:

— И это личико, и этот огонь делают ее весьма привлекательной. Я даже удивляюсь, что мне так не терпится поскорее начать. Однако я уверен, что передо мной задача не из легких.

Он понимал, что мисс Гвендолин Таунсенд произвела на него весьма странное впечатление, и целый день после их встречи пытался понять, почему именно.

Конечно же, она хороша собой, пожалуй, даже очень хороша, а ему, разумеется, хотелось иметь красивую жену. Но ведь он встречал и более красивых женщин, и эти красивые женщины бросали взгляды в его сторону. Нет, не внешность Гвендолин его заинтересовала — хотя ему всегда нравились рыжие волосы. Не внешность, а что-то совсем другое… Возможно, ее манера держаться, ее взгляды, пожалуй, даже ее ум.

Он, конечно, и раньше встречал неглупых женщин. Две женщины, которым Маркус когда-то чуть не отдал свое сердце, были весьма умны, к тому же красивы. Но в Гвендолин он нашел нечто такое, чего не было в других женщинах. Но что именно нашел? Этого Маркус пока не знал. Может, он просто понимал, что у него нет выбора? Может, в этом все дело? Что ж, в таком случае в его влечении к ней имелся хоть какой-то смысл.

— Для женщины, с которой ты только что познакомился, она вызывает у тебя довольно пылкие чувства, — с улыбкой заметил Реджи. — Кажется, я не видел тебя в таком воодушевлении с тех пор, как леди…

— Вздор.

— Будешь отрицать очевидное? — Реджи внимательно посмотрел на друга. — В общем, все это очень любопытно…

— Вздор, — повторил Маркус. — Если я и проявляю… какой-то пыл по отношению к мисс Таунсенд, то это только потому, что я приучил себя безропотно принимать неизбежное.

Реджи рассмеялся:

— Можешь возражать сколько тебе угодно, старина, но имей в виду: я знаю тебя так же хорошо, как самого себя. Несмотря на твое нежелание обнаруживать свои чувства, они у тебя есть и я готов держать пари, что эта девушка чрезвычайно тебя заинтересовала.

Маркус прекрасно понимал: было бы глупо отрицать очевидное. К тому же он чувствовал, что мисс Таунсенд действительно его заинтересовала. Да, Гвендолин очень его заинтересовала… Маркус вдруг поймал себя на том, что мысленно все чаще называет ее по имени.

— Не забывай, Реджи, у меня нет выбора. Так что гораздо лучше, если жена будет вызывать у меня интерес, а не отвращение.

— Да, без сомнения. Я думаю…

Внезапно дверь распахнулась — и в комнату влетела мисс Таунсенд. Годфри, дворецкий Маркуса, шел за ней по пятам.

Друзья в изумлении уставились на гостью.

— Милорд, — в смущении пробормотал Годфри, — я пытался объяснить этой леди, что нельзя так просто…

— А я сказала ему, что ничего страшного не случится, — перебила Гвендолин. — Сказала, что вы непременно пожелаете принять меня.

— Видите ли, милорд, — Годфри понизил голос, — дело в том, что ее никто не сопровождает. — По мнению дворецкого, ни одна настоящая леди не могла выйти из дома без сопровождения.

— У меня есть кучер, — заявила гостья.

— Все в порядке, Годфри, — сказал Маркус. — Мисс Таунсенд действительно… — Он улыбнулся ей. — В общем, мы ее ожидали.

Годфри пожал плечами:

— Как знаете, милорд. — Дворецкий покосился на Гвен. — Я буду поблизости, если понадобится моя помощь.

— Ничего не бойтесь, Годфри. — Реджи усмехнулся. — Я останусь, чтобы защитить вашего хозяина, если понадобится.

Годфри поджал губы; казалось, обещание Реджи нисколько его не успокоило. Но дворецкий был слишком хорошо вышколен, поэтому не стал возражать.

— Как знаете, милорд, — повторил Годфри и вышел из комнаты.

— Интересно, чего именно он опасался? — проговорила мисс Таунсенд.

Маркус снова улыбнулся:

— Трудно сказать, чего именно. Видите ли, Годфри служит у нас уже много лет. Когда я был мальчишкой, он всегда приходил мне на помощь.

— Твой дворецкий никогда мне не доверял, — проворчал Реджи.

— И не без оснований, милорд? — осведомилась гостья.

— Да, возможно. — Реджи рассмеялся. — А ты, Маркус, был прав насчет мисс Таунсенд.

— Вот как? — Она приподняла брови. — Прав… насчет чего?

— Мисс Таунсенд, — Маркус решил сменить тему, — разрешите представить вам моего друга лорда Беркли.

— Мисс Таунсенд… — Реджи поднес к губам руку девушки. Потом, посмотрев ей в глаза, проговорил: — Поверьте, я очень рад вас видеть.

— Рады? — в смущении пробормотала Гвен. Она смотрела на Реджи так, словно ей никогда раньше не целовали руку. Но разве Маркус не поцеловал ей руку еще вчера? Тогда это не произвело на нее такого впечатления.

— Да, действительно рад, — кивнул Реджи, пристально глядя на девушку.

Маркус невольно нахмурился; было очевидно, что Реджи заигрывает с Гвендолин. Ему вдруг ужасно захотелось дать своему лучшему другу тумака. Но не ревнует же он? А может, в нем проснулись чувства собственника? Нет, конечно же, нет. И все-таки ему не нравилось выражение лица Реджи. Да и выражение лица Гвендолин тоже.

— Значит, то, что сказал мне лорд Пеннингтон, правда? — спросила Гвен.

— А что именно он вам сказал?

— Он предположил, что вы были бы рады жениться на мне и избавить его от необходимости самому совершить этот подвиг. — Она улыбнулась. — Это так?

18
{"b":"1149","o":1}