ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Земля лишних. Два билета туда
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Невеста Черного Ворона
Бэтмен. Ночной бродяга
Противодраконья эскадрилья
Доказательство жизни после смерти
Проклятие Клеопатры
Экспедиция в рай

— Я решила, что лучше сразу вернуться в Англию.

— Разумеется. — Он кивнул в сторону двери. — Вы помните моего племянника, Альберта?

Только теперь она заметила поодаль стоявшего в некотором смущении молодого человека. На этот раз в глазах было не сочувствие, а нечто другое.

— Конечно. — Гвендолин любезно улыбнулась и выжидательно замолчала. Если она и научилась чему-то за семь лет своей работы по найму, это как изобразить терпение.

Мистер Уайтинг занял свое место за конторкой и кивнул племяннику, отпуская его. Альберт направился к двери, потом резко обернулся:

— Мисс Таунсенд, прошу вас принять мои самые искренние извинения.

И она тут же поняла, что взгляд его выражает вину. Он подошел к ней.

— Это полностью моя вина, и я не могу выразить вам, каким ужасом я был охвачен, когда обнаружилась эта оплошность. Я очень беспокоился о вас…

— Этого достаточно, Альберт, — твердо сказал мистер Уайтинг.

Оплошность? Гвен перевела взгляд с Альберта на его дядю и снова посмотрела на Альберта.

— Какая оплошность? — медленно спросила она.

— Это была ошибка. — Альберт покачал головой. — Совершенно непростительная, и я никогда не прощу…

Ошибка?

— Альберт, — раздался голос Уайтинга. Альберт не обратил на него внимания.

— Мисс Таунсенд, пожалуйста, поймите, что с этого момента я всегда к вашим услугам. Если вам понадобится что-то, вплоть до преимуществ, которые могут быть обретены только через замужество, я сочту за честь предложить мои…

— Альберт! — взорвался Уайтинг. — Я все это беру на себя. У тебя, конечно же, есть еще и другие дела.

Альберт помешкал, а потом добавил:

— Разумеется, дядя. — Он расправил плечи и посмотрел Гвен в глаза. — Еще раз приношу мои извинения, мисс Таунсенд. — И вышел.

Гвен смотрела ему вслед. Мириады мыслей крутились у нее в голове.

Уайтинг откашлялся.

— Мисс Таунсенд, я…

— Что это за ошибка? — Она быстро взглянула на него. Уайтинг медлил, словно обдумывал, что сказать. Ему явно было не по себе, и впервые после смерти отца проблеск надежды возник перед девушкой.

Когда она получила письмо Уайтинга, ей, конечно, стало интересно, поскольку к письму прилагался уже оплаченный проезд до Англии. Но больше ничего важного из того, что касалось ее семьи, что требовало ее немедленного возвращения, в письме сказано не было. Она только очень обрадовалась возможности распрощаться со своими работодателями и их несносными отпрысками и отбыла домой на первом же судне.

— Мистер Уайтинг!

Она предполагала, что эта встреча связана с необходимостью подписать какие-то документы, имеющие отношение к состоянию отца или передаче во владение его собственности, но все эти дела считала давно уже улаженными. Видимо, это было настолько важно для Уайтинга, что он оплатил ее проезд в Англию.

Теперь, видя очевидное смущение стряпчего вкупе с подобострастными извинениями его племянника и странным предложением замужества, Гвен поняла, что «важное дело» гораздо важнее, чем она предполагала.

— Мисс Таунсенд. — Уайтинг сложил руки перед собой на конторке. — Мой племянник ни в коем случае не должен был сообщать вам в такой форме о состоянии ваших финансов. Равно как вообще ничего не должен был сообщать вам сразу после кончины вашего отца. — Сердце у Гвен замерло. — Это было с его стороны совершенное легкомыслие и…

— Мистер Уайтинг, я весьма ценю ваши откровенные, хотя и затянутые извинения по адресу вашего племянника, но вряд ли для этого мне стоило плыть через океан. Но и в таком случае я весьма признательна вам за билет до дома. Полагаю, вы оплатили поездку, чтобы облегчить свои угрызения совести из-за того, что ваш племянник так внезапно открыл мне мое финансовое положение на следующий день после смерти моего отца. Но все равно это чрезвычайно любезно с вашей стороны. Я бы хотела возместить вам убытки, — продолжала Гвен, — но такое предложение бессмысленно, поскольку мое финансовое положение на настоящий момент ничем не лучше, чем пять лет назад. Я принимаю и ваши извинения, и вашу оплату моего возвращения в Англию. Можете передать Альберту, что я также ценю его предложение замужества. А теперь, — она поднялась, — если это все…

Уайтинг тоже встал.

— Прошу вас, мисс Таунсенд, будьте снисходительны. Это еще далеко не все. Однако это необычайно неловко и в высшей степени трудно. Во многих отношениях я чувствую, что мой племянник и я… мы… ну как бы сломали вам жизнь.

— Сломали мне жизнь? Вряд ли такое возможно. — Она открыто встретила его взгляд. — Вам, как никому другому, прекрасно известно все, что касается состояния моего отца. Его титул, дом, земли — это майоратные владения, и по закону они перешли к его единственному здравствующему родственнику мужского пола — какому-то кузену, которого я никогда в глаза не видела. Поскольку я не родилась мужчиной… — она с трудом подавила горечь, охватившую ее при этих словах, — я не могла унаследовать его дом, то есть мой дом. Это факт, мистер Уайтинг, который я всегда знала. Сообщение вашего племянника не вызвало у меня удивления, хотя он выбрал для этого время и слова, не столь подходящие, как это следовало бы.

И девушка впервые улыбнулась, хотя и невесело.

— Обстоятельства природного характера и законы, созданные мужчинами, разрушили мою жизнь, хотя я, осмелюсь заметить, в общем-то не чувствую себя погибшей. У меня осталось мое имя и репутация, и я найду способ содержать себя.

— Ну, знаете ли, — хриплым голосом проговорил Уайтинг, — это может не понадобиться.

— Да?

— Прошу вас. — Он указал ей на стул, и она снова села.

Уайтинг тоже сел и глубоко вздохнул.

— Когда мой племянник сообщил вам о вашем финансовом положении, он не был так опытен в подобных делах, как теперь.

Она отмахнулась от него:

— Мне больше не нужно извинений.

— Но позвольте же мне продолжать, мисс Таунсенд. Это вовсе не извинения. — Он начал раздражаться. — Я пытаюсь объяснить вам, что неопытность Альберта пять дет назад заставила его сделать некие предположения, основываясь на том, что он уже знал о делах вашего отца. Альберт все сделал правильно, но только в той области, в которую был посвящен. Он не знал, как знал я, что ваш отец оставил определенное обеспечение вашего будущего.

— Обеспечение? — Она затаила дыхание. — Какое обеспечение?

— Он не оставил вас без гроша.

На мгновение все завертелось у нее перед глазами. Она прислонилась к спинке стула, чувствуя себя совсем как парус, потерявший ветер.

— Вам нехорошо, мисс Таунсенд? — Уайтинг вскочил и, обогнув конторку, подбежал к ней.

«Он не оставил вас без гроша».

— Нет, что вы. — Она тряхнула головой, чтобы собраться с мыслями, и жестом отстранила стряпчего. — Продолжайте.

— Прекрасно. — Уайтинг внимательно посмотрел на нее, потом вернулся на место. Там он бросил взгляд на разложенные перед собой бумаги. — При рождении каждой своей дочери ваш отец открывал счет, чтобы обеспечить детей доходом на тот случай, если вы не вступите в брак. Когда ваша сестра вышла замуж против его воли, он ликвидировал ее счет.

— Разумеется, — пробормотала Гвен.

Она не помнила, когда s последний раз думала о сестре. Луиза была тринадцатью годами старше, влюбилась в дерзкого, франтоватого авантюриста, когда Гвен была совсем еще маленькой. Луиза вышла замуж вопреки желанию отца и отправилась с мужем странствовать по свету, порвав все связи с семьей. Так по крайней мере поняла Гвен из того немногого, что слышала за все эти годы. Временами она вспоминала о своей сестре, которую почти не помнила. Где она и чем занимается? И думает ли когда-нибудь о младшей сестре, которую едва знала?

— Как я уже сказал, годовой доход не очень велик, но он позволит вам жить, хотя и скромно. К тому же по завещанию отца к вам переходит маленький дом в деревне, неподалеку от городка Пеннингтон.

— Дом и доход. — Она долго смотрела на стряпчего, не веря своим ушам. — Дом и доход?

2
{"b":"1149","o":1}