ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не болтай глупости. Я думаю, что Пеннингтон никогда не станет говорить об этом инциденте. Вряд ли он захочет смутить женщину. Мне кажется, что он очень порядочный человек.

Гвен пренебрежительно фыркнула:

— Неужели? Скажите, а что вы о нем узнали?

— Совсем немного и только хорошее, — с улыбкой ответила Колетт.

Считалось, что в Лондоне нет такого человека, о котором Колетт де Шабо не знала бы абсолютно все. Эта богатая вдова, французская изгнанница, прожила в Англии более десяти лет и говорила по-английски с едва заметным акцентом. Рассказывали, что Колетт является любовницей одного весьма влиятельного английского лорда; некоторые даже полагали, что ее любовник — член королевской семьи. Разумеется, Гвен никогда не расспрашивала об этом, а мадам Френо и Колетт никогда ничего не рассказывали.

Гвен познакомилась с Колетт пять лет назад. Эта дама была дальней родственницей мадам Френо, и она приютила бывшую учительницу после того, как школа закрылась и ученицы разъехались по домам (это случилось примерно за месяц до смерти отца Гвен). Женщины совершенно по-разному относились к жизни, но, как ни странно, прекрасно ладили и были не только родственницами, но и добрыми подругами.

— Вы уже знаете, что семья его вполне добропорядочна, родословная безукоризненна, хотя… — Колетт понизила голос. — Говорят, что его предки когда-то занимались пиратством.

Мадам Френо улыбнулась и пробормотала:

Я думаю, что это было каперство*.

* Нападение вооруженных торговых судов воюющего государства на торговые суда противника

Колетт едва заметно поморщилась:

— Какое это имеет значение? Главное, что и те, и другие грабили и убивали… Впрочем, это было так давно, что не стоит на сей счет беспокоиться. Что же до самого лорда Пеннингтона… Полагаю, его состояние производит сильное впечатление.

Гвен кивнула:

— Я была в этом совершенно уверена.

— Всегда разумно выйти замуж за богатого человека, моя дорогая. Вы поступите мудро, если запомните это. Что же касается лорда… — Колетт ненадолго задумалась. — Похоже, что у вашего лорда Пеннингтона была беспутная молодость, хотя и не особенно. Нет-нет, ничего страшного. Ничего такого, что могло бы запятнать его имя и надолго остаться в памяти общества. Право же, мне так и не удалось найти человека, который помнил бы что-нибудь особенное, — одни лишь смутные воспоминания о чрезмерной веселости и немного скандальном поведении. Да-да, поверьте, ничего необычного.

— Что же до лорда Пеннингтона сегодняшнего, — продолжала Колетт, — то его считают остряком, но при этом человеком весьма сдержанным и благоразумным. И, как вам уже известно, он не лишен привлекательности.

Гвен пожала плечами.

Ей вспомнились зеленые глаза Маркуса и его улыбка.

— Значит, он не очень… опасен? То есть он не соблазнитель?..

— Склонность соблазнять женщин очень трудно скрыть — об этом обязательно узнают. А я ничего такого о нем не слышала. Значит, вы спрашиваете, опасен ли он?.. — Колетт рассмеялась. — Ma cher*, все интересные мужчины опасны, именно это и делает их интересными. А я считаю, что ваш лорд Пеннингтон необычайно интересен.

* Моя дорогая (фр.).

Гвен тяжко вздохнула и пробормотала:

— Как бы то ни было, я выхожу за него замуж, и это произойдет… уже завтра.

— У вас не было времени обзавестись новым гардеробом после возвращения. — Мадам Френо всегда отличалась практичностью. — Придется нам найти вам для венчания что-нибудь приличное. А обо всем остальном вы подумаете после свадьбы.

— Так что же мне делать? — Гвен взглянула на свою бывшую учительницу.

— Мне казалось, вы уже решили, что единственный способ содержать ваших племянниц — выйти за графа. — Мадам Френо внимательно посмотрела на девушку. — Может, вы передумали?

— Нет-нет, но… — Гвен наморщила нос. — Но я ничего не сказала о них Map… лорду Пеннингтону.

Колетт рассмеялась:

— Он довольно быстро узнает об их существовании. Ведь они будут жить в его доме, не так ли?

— К сожалению, он не любит девочек. — Гвен снова вздохнула. — В этом он очень упорен. Мне по крайней мере так кажется. Видите ли, я не решилась сказать ему о них. Я боялась, что он передумает и не женится на мне. Тогда я не получила бы денег…

— Но теперь вы их получите, так что не беспокойтесь.

— Мне кажется, он женится на мне без особой радости, — продолжала Гвен. — Хотя думаю, что немного нравлюсь ему. И потом… Если бы не люди, которые зависят от него, он, возможно, пренебрег бы волей отца. Что же касается моих племянниц… За них я сейчас больше всего беспокоюсь.

Мадам Френо в задумчивости смотрела на девушку. Наконец спросила:

— Вы уже решили, что делать с девочками?

— Да, решила, — кивнула Гвен. — Как только я выйду замуж, у меня появятся деньги. Я хочу нанять прислугу для деревенского дома. Они будут жить там, и я буду навещать их как можно чаще. Впрочем, это продлится не очень долго, — поспешно добавила она. — Я расскажу о них Пеннингтону, когда настанет подходящий момент. Но он должен принять их без всяких ограничений, иначе я ему ни слова не скажу. Я не позволю им жить там, где они не будут желанными.

Колетт и мадам Френо переглянулись. Гвен же вновь заговорила:

— Я сожалею о вчерашнем вечере. Поверьте, я не собиралась надолго их оставлять. Я только хотела поговорить с лордом Пеннингтоном, а потом вернуться сюда. Они очень огорчились?

Колетт пожала плечами.

— Похоже, они не питают к вам особой нежности.

— Вы должны понять их, дорогая, — сказала мадам Френо. — После смерти родителей им пришлось очень много пережить. Их носило по свету, и они не знали, где обоснуются, пока не оказались у вашей родственницы. А та не очень-то им обрадовалась.

Колетт пренебрежительно фыркнула:

— Отвратительная особа. Без всякого сомнения…

— Теперь это уже не имеет значения, — перебила мадам Френо. — К сожалению, мамаша забила им головы разговорами о том, как они, сестры, должны заботиться друг о друге. Не очень-то умно с ее стороны, если учесть, какую авантюрную жизнь вело это семейство в дальнейшем. Во всяком случае, девочки были совершенно уверены, что сестра их матери придет им на помощь, а вы не пришли. — Френо пристально взглянула на девушку. — Да, вы должны их понять. Они в обиде на вас. Хотя, конечно же, вы не знали ни о смерти вашей сестры, ни об их существовании…

— Вы правы, — пробормотала Гвен. — Разумеется, они обижаются. Как глупо, что я сразу этого не поняла. Очевидно, я виновата перед ними.

— Ничего подобного, — возразила Колетт. — Ваша сестра не поддерживала с вами отношений с тех пор, как покинула отцовский дом. Следовательно, у вас не было перед ней никаких обязательств.

— И все же я должна была…

— Поймите, Гвендолин, что прошло, то прошло, — сказала мадам Френо. — Сейчас надо решить, что вы станете делать дальше. Полагаю, что для начала нужно все рассказать лорду Пеннингтону.

— Нет-нет. — Гвен покачала головой, — Нет, пока мы не поженимся и я не устроюсь окончательно. Я не хочу рисковать.

Колетт нахмурилась.

— Но сейчас власть у вас в руках, разве вы не понимаете? В качестве условия вы можете потребовать, чтобы он разрешил девочкам жить вместе с вами. И ему придется согласиться.

— Я этого не сделаю, — заявила Гвен. — Мы с ним уже все решили. Мы договорились, что я сама буду распоряжаться моим приданым, а также моим домом. Большего я не могу от него требовать. Он… очень мил и, вероятно, заслуживает лучшего, чем то, что получает. И потом… Если я привезу девочек в дом, где их не хотят видеть, они вырастут с сознанием… они будут чувствовать…

— То же, что и вы, дорогая? — спросила мадам Френо. Гвен кивнула:

— Да, я именно это имела в виду.

— Что ж, хорошо, — пробормотала Колетт. — Мы предполагали, что вы так скажете. — Она посмотрела на мадам Френо, и та кивнула. — Поэтому мы и решили: девочки останутся здесь, пока вы не почувствуете, что лорд Пеннингтон согласен их принять.

23
{"b":"1149","o":1}