ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы очень добры, но я, наверное, не могу…

— Уверена, что можете. — Мадам Френо улыбнулась. — По правде говоря, их присутствие оживит нашу жизнь. Мне очень не хватает общения с девочками. Ваши племянницы были просто очаровательны вчера вечером. Знаете, они казались гораздо старше своего возраста. Мы с ними болтали и играли в карты.

— И они меня обыграли, — усмехнулась Колетт. — Да, ваши племянницы очаровательны, и мы прекрасно с ними поладим.

— Но… — Гвен смутилась. — А как же ваш… друг? Он не станет возражать?

— Это мой дом, и я буду делать здесь то, что считаю нужным. — Колетт небрежно взмахнула рукой. — Вышло так, что на некоторое время он оказался вне досягаемости, и я просто не знаю, чем сейчас заняться.

— И потом… — Мадам Френо положила руку на плечо Гвен. — Мне кажется, это самое меньшее, что я могу для вас сделать. С того момента, как я узнала об ошибке, заставившей вас начать самостоятельную жизнь, я жалела о своем в этом участии. Мне ни в коем случае не слеювало помогать вам найти ваше первое место, из-за которого вы уехали в Америку. Мне нужно было хорошенько подумать.

— Какой вздор, — пробормотала Гвен. — Я бы нашла… другие способы убежать. Действительно, мои действия были импульсивны, но вы в этом не виноваты.

— И все же… — Мадам Френо вздохнула. — Если бы не помогла вам, ваша жизнь сложилась бы иначе. Мистер Уайтинг нашел бы вас гораздо раньше. Вы даже могш бы начать выезжать в свет и…

— Простите, но вы, кажется, только что сказали: «Что прошло, то прошло». Это ведь ваши слова, не так ли? — Гвен улыбнулась. — Почему бы вам не воспользоваться своим собственным советом?

— Франческе неплохо бы прислушаться и к моим советам, — проворчала Колетт. — Ей едва исполнилось дващать восемь, и я считаю, что она могла бы выйти замуж. Мадам Френо вспыхнула:

— А вам следовало бы проявлять благоразумие и не растрачивать свою жизнь на человека, который…

— Значит, вы не передумали насчет девочек? — спросила Гвен, прерывая бесплодный спор подруг.

Колетт энергично покачала головой:

— Нет-нет, конечно, не передумали.

У Гвен словно гора с плеч свалилась. Ее племянницы не могли бы попасть в лучшие руки — в этом не было ни малейших сомнений. С улыбкой посмотрев на дам, Гвен проговорила:

— Я очень благодарна вам обеим. Я уверена, что мои племянницы пробудут у вас недолго. Лорд Пеннингтон кажется на редкость порядочным человеком. Да, он очень славный.

Колетт внимательно посмотрела на девушку:

— Похоже, вы уже полюбили его.

— Неужели так быстро?! — оживилась мадам Френо.

— Ошибаетесь, я не полюбила его. Ведь мы только познакомилась… — Немного помолчав, Гвен продолжала: — И в дальнейшем у меня нет намерения любить его. Любовь для женщины — ужасная ловушка, и я сделаю все возможное, чтобы избежать ее. Но я действительно думаю, что у нас могут сложиться прекрасные отношения, основанные на уважении и той привязанности, которую испытываешь к доброму другу.

— Вы еще очень молоды. — Колетт засмеялась. — И очень наивны.

— Я не наивна! — возмутилась Гвен. — Я… я практична.

Мадам Френо усмехнулась:

— Что ж, желаю вам удачи, дорогая. Но предупреждаю: любви нельзя избежать. И приманить ее тоже не получится. Она налетает на тебя совершенно неожиданно.

— И хватает мертвой хваткой, — добавила Колетт. — Любовь наполняет сердце чувствами, которые вам и не снились.

— Наполняет радостью, порой — печалью, — проговорила мадам Френо с мечтательным выражением. — Но печаль — небольшая цена за то, чтобы стать одним целым с другим человеком. За то, чтобы разделять его мысли и чувства. За то, чтобы знать, что вы с ним — одно целое, что он — недостающая частица вашей души.

— Любовь заставляет нас жить. — Выражение лица Колетт стало таким же, как у подруги. — — Человек чувствует себя живым, лишь когда любит.

— И когда ты знаешь, что не можешь жить без него, — прошептала мадам Френо. — И еще ты знаешь, что с радостью умерла бы вместе с ним. Или за него.

Гвен внимательно смотрела на женщин, погруженных в свои мысли. Причем одна из них явно вспоминала то, что потеряла, другая — то, чем еще обладала.

Тут раздался стук в дверь, и она тут же отворилась. На пороге появилась Хоуп.

— Вы уже проснулись?

— Наконец-то. — Гвен улыбнулась.

— О… как чудесно! — Хоуп влетела в комнату, а сразу же за ней — Пейшенс. Чарити неохотно шла следом. — Знаете, что мы вам принесли? — Подойдя к кровати, Хоуп протянула Гвен открытую бутылку, которую до этого прятала за спиной.

— Шампанское? — удивилась мадам Френо. Колетт посмотрела на бутылку.

— И превосходное шампанское. — Она бросила на девочек укоризненный взгляд. — Кстати, мое шампанское.

Девочки пропустили эти слова мимо ушей.

Хоуп уселась на кровать рядом с Колетт. Пейшенс же примостилась на ручке кресла, в котором сидела мадам Френо.

— Папа говорил, что если человек перепил накануне, то с утра нет ничего лучшего, чем выпить шампанского, — сказала Пейшенс. Она взяла бутылку, наполнила стакан и протянула его Гвен.

Гвен невольно улыбнулась:

— А почему вы думаете, что я перепила? Чарити фыркнула:

— Мы видели, как вы приехали вчера вечером.

— Мы смотрели из гостиной, — добавила Пейшенс. — Мы видели, как какой-то джентльмен нес вас на руках. Очень любезно с его стороны.

— Да, наверное, — пробормотала Гвен.

— А он кто? Он такой красивый… — Хоуп усмехнулась. — К тому же франт.

Гвен посмотрела на мадам Френо, потом на Колетт. Но дамы молчали, — очевидно, они полагали, что их подопечная сама должна ответить.

Немного помедлив, Гвен проговорила:

— Это лорд Пеннингтон, мой… — Она судорожно сглотнула. — Он мой жених.

— Как мило… — Пейшенс просияла. — А он богатый? Мне кажется, что очень.

Гвен кивнула:

— Он весьма состоятельный.

— Зн ачит, мы будем жить все вместе? — спросила Хоуп.

Гвен снова посмотрела на своих старших подруг, но те по-прежнему молчали. Сделав глоток шампанского, Гвен заставила себя улыбнуться и проговорила:

— Лорд Пеннингтон очень славный, но пока что он не готов принять нас всех.

— Не готов? — Личико Хоуп вытянулось.

— О Господи, — прошептала Пейшенс.

— Что же теперь с нами будет? — спросила Чарити. — Вы ведь обещали…

— Чарити! — проговорила мадам Френо голосом воспитательницы.

Девочка покраснела и, потупившись, пробормотала:

— Я не хотела… Прошу прощения.

— Ничего страшного, — сказала Гвен. — Я понимаю, что у вас была очень нелегкая жизнь. А теперь я привезла вас сюда…

— Нам здесь нравится, — перебила Пейшенс. — Кормят очень вкусно, а мадам Френо и мадам де Шабо очень веселые.

Хоуп улыбнулась и доверительно сообщила:

— Хотя в карты они играют не очень хорошо. Колетт рассмеялась, однако промолчала.

— Значит, вы согласны пожить здесь какое-то время? — Гвен посмотрела на Хоуп. — Надеюсь, это ненадолго. — Она повернулась к Пейшенс. — Думаю, я скоро приучу лорда Пеннингтона к мысли о… о семье. — Она взглянула на Чарити. — Я вас не оставлю, обещаю.

Старшая из сестер нахмурилась.

— Правда обещаете? Гвен кивнула:

— Да, обещаю.

— Поклянитесь, — сказала Чарити.

Гвен покосилась на дам и громко сказала:

— Клянусь!

— Тогда нужно скрепить клятву кровью, — заявила Пейшенс. — Кровь крепко свяжет нас, и тот, кто нарушит клятву, непременно попадет в ад.

Мадам Френо с удивлением взглянула на девочку.

— Да, непременно попадет, — повторила Пейшенс.

— Кровавая клятва? — поморщилась Гвен. — Не уверена, что готова…

— Ах, да мы обойдемся и без крови. — Хоуп закатила глаза, всем своим видом говоря, что нельзя же быть такой глупой и полагать, что для кровавой клятвы непременно нужна кровь. — Это ведь очень больно.

— Тогда чем же воспользуемся? — Гвен ждала ответа едва ли не со страхом.

— Слюной. После крови это самое лучшее. — Пейшенс послюнявила указательный палец и подняла его вверх. Ее сестры проделали то же самое. — Видите?

24
{"b":"1149","o":1}