ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажите вашему дяде, что он должен отстаивать мои интересы и интересы моих племянниц с той же преданностью, с какой он служил моему отцу. Пусть делает все, что сочтет необходимым, только бы уладить это дело удовлетворительным образом. Мы обо всем договорились, мистер Трамбл?

— Пожалуй, что так, миледи. — Какое-то время Альберт молча смотрел на нее. Потом проговорил: — Теперь я вижу, что вам, вероятно, не потребуется моя помощь. Вы не так беспомощны, как мне казалось.

— Я никогда не была беспомощной. — Она холодно улыбнулась. — Порывиста, неразумна в своих поступках... — вероятно, но беспомощна — никогда. Однако, мистер Трамбл… — Гвен расправила плечи и посмотрела ему прямо в глаза. — Знаете, я, наверное, действительно воспользуюсь вашим предложением и приду к вам, если того потребуют обстоятельства. И я крайне благодарна вам за это предложение.

— Вот и хорошо, миледи. — В какое-то мгновение ей показалось, что Альберт хочет взять ее за руку, но он, вероятно, передумал. — В таком случае желаю вам всего наилучшего. — Он кивнул и направился к выходу.

Гвен дождалась, когда дверь гостиной закроется, а потом опустилась на диван и закрыла лицо ладонями.

Что ей делать, если кто-то попытается отобрать у нее девочек? Еще две недели назад она не знала об их существовании, а узнав, поначалу не собиралась ничего предпринимать — хотела только удостовериться, что о них хорошо заботятся. Однако теперь все изменилось. Хотя она так и не поняла, почему это произошло.

Гвен знала только одно: Чарити, Пейшенс и Хоуп вернули ее назад, в детство — напомнили ей об отчаянии детей, прекрасно понимающих, что они никому не нужны. Это связывало ее с племянницами крепче, чем узы крови. И она не подведет их.

Поможет ли ей Маркус?

С каждым днем она все больше убеждалась: он добрый и порядочный человек. Но мужчины становятся слепы, когда речь заходит о положении женщин. И конечно же, все отцы хотят только мальчиков.

Но все-таки она очень рассчитывала на Маркуса. Ей хотелось все рассказать ему и поделиться с ним своими заботами. Ведь теперь ситуация осложнилась — девочек могли забрать у нее. И все же ее по-прежнему одолевали сомнения… Гвен прекрасно понимала: она еще не очень хорошо знает мужа. Так можно ли довериться ему?

Гвен окинула взглядом комнату и тяжело вздохнула. Да, было совершенно очевидно: прежде чем рассказать мужу о девочках, она должна убедиться в его чувствах. Не исключено, что ей и на сей раз придется полагаться только на себя.

Что ж, она всегда полагалась только на себя. Но теперь она была старше и, как ей хотелось думать, гораздо умнее, чем та шестнадцатилетняя девочка, которая взяла свою судьбу в собственные руки и оставила родной дом, чтобы самой проложить себе дорогу в жизни. Гвен не отрицала: у нее это не очень-то удачно получилось.

Но все-таки она выжила, и уроки, которые она получила за то время, сослужат ей хорошую службу.

Теперь ей следовало отбросить все страхи и сомнения. И, конечно же, следовало набраться терпения, как бы ни противоречило это ее натуре. Разумеется, на сей раз она не станет верить Альберту и дождется, когда мистер Уайтинг выяснит, что же на самом деле произошло.

Если вдруг окажется, что выбора у нее нет, она не станет колебаться, возьмет своих племянниц, свою семью, и покинет Лондон, может быть, опять отправится в Америку. Гвен не сомневалась: Колетт и мадам Френо помогут ей и сейчас, как помогли пять лет назад. К счастью, теперь у нее имелись средства, так что ей будет значительно легче, чем прежде.

Но сможет ли она покинуть Пеннингтон-Хаус, который уже считала своим домом? Сможет ли покинуть Маркуса?

Резкая боль пронзила ее при мысли о том, что ей, возможно, действительно придется расстаться с Маркусом и она никогда больше его не увидит, никогда не услышит его смех, никогда больше не будет лежать в его объятиях. Гвен снова вздохнула. Влечение к мужчине, оказывается, почти так же опасно, как любовь.

Гвен судорожно сглотнула и поднялась с дивана. Слава Богу, она не поддалась любви. Как могла бы она его оставить, если бы полюбила?

Ей нужно немедленно повидаться с девочками, хотя бы для того, чтобы убедиться, что с ними по-прежнему все в порядке. К тому же следовало сообщить Колетт и мадам Ферно — они должны знать, что их, возможно, ждут осложнения. Впрочем, не исключено, что Альберт и на сей раз ошибался — ведь когда-то он допустил ошибку… Так что не следует беспокоиться. Главное — набраться терпения.

Терпение, Гвен.

Она открыла дверь и столкнулась лицом к лицу с мужем и лордом Беркли.

Гвен вздрогнула от неожиданности.

— Маркус?

— Гвендолин, дорогая моя… Вы сегодня необыкновенно хороши собой.

Он тоже был необыкновенно хорош. Она еще не видела его с утра. Судя по его костюму, он совершал верховую прогулку. Покрой его куртки подчеркивал ширину плеч, а бриджи в обтяжку… Гвен вдруг почувствовала, что ее охватило уже знакомое желание. Проклятая похоть!

Муж поцеловал ее в щеку и прошел в комнату. А лорд Беркли улыбнулся и поднес к губам ее руку.

— Рад видеть вас, леди Пеннингтон. Это платье очень вам идет.

— Благодарю, милорд. — Она тоже улыбнулась. — Однако должна заметить, что за это следует поблагодарить моего мужа. Дело в том, что именно он получает счета.

Маркус рассмеялся:

— Счета, которые начали стекаться ко мне с постоянством потока.

— Твоя супруга того стоит, старина, — усмехнулся Беркли.

— Вообще-то я уже собиралась уходить, — сказала Гвен. — У меня сегодня очередная примерка. Боюсь, я и так задержалась.

— Значит, матушка не дает вам передохнуть? — спросил Маркус.

— Она просто замечательная. Признаюсь, я совершенно не привыкла иметь дело со множеством деталей, из которых, как она утверждает, состоит «минимальный гардероб графини Пеннингтон». — Гвен покачала головой. — Я и понятия об этом не имела. Просто дух захватывает.

— Могу себе представить. — Маркус пристально взглянул на нее. — Годфри сказал, что у вас был визитер.

— Ничего важного. — Она сделала небрежный жест — словно отмахивалась. — Посланник из конторы мистера Уайтинга. Какие-то мелкие детали касательно моего наследства.

— Вот как? — Маркус насторожился. — Вы хотите, чтобы я это уладил для вас?

— Нет-нет, — ответила она слишком уж поспешно. — Я убедилась, что это не столь важно. Ну что же, мне пора…

— Да, конечно. — Маркус кивнул. — Не стоит заставлять мою матушку ждать.

Гвен улыбнулась и направилась к двери. Потом вдруг остановилась и вернулась к мужу. Она крепко обняла его и прижалась губами к его губам. Он немного помедлил, но потом ответил на поцелуй. И она тотчас почувствовала, что и его охватило желание.

Какое-то время они стояли, крепко обнимая друг друга, забыв обо всем на свете. Наконец лорд Беркли в смущении откашлялся, и Гвен тотчас же отступила от мужа. Залившись краской, она взглянула на него и пробормотала:

— Прошу прощения, милорд. Не знаю, что на меня нашло…

Маркус пожал плечами:

— И я тоже… не знаю. Но у меня нет возражений. — Он шагнул к ней, снова поцеловал ее и проговорил: — Помнится, вы сказали, что опаздываете.

— Да, конечно. — Она бросила взгляд на Беркли, и тот едва заметно улыбнулся. — Всего хорошего, милорд.

Беркли кивнул:

— Вам также.

Гвен помедлила еще несколько секунд, затем повернулась и вышла из комнаты. Господи, что это с ней случилось, что заставило ее в присутствии Беркли проявить свою распущенность? Конечно, она вела себя в эти дни распутно, когда оставалась в спальне наедине с мужем. И бывали моменты, когда она не понимала, как может пережить долгие часы, когда рядом нет Маркуса. И, конечно же, кроме откровенного наслаждения от его ласк, она обретала и утешение, и чувство безопасности, и даже покой, когда он держал ее в объятиях. Но броситься к нему так, словно им никогда больше не суждено быть вместе…

Словно им никогда больше не суждено быть вместе.

37
{"b":"1149","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Dream Cities. 7 урбанистических идей, которые сформировали мир
Цербер. Легион Цербера. Атака на мир Цербера (сборник)
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Укрощение дракона
История матери
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Удиви меня
Дикий
Поцелуй тьмы