ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда почему бы тебе не увезти ее из Лондона на юкоторое время? Ведь она еще не была в Холкрофт-Холле.

— Это можно устроить, — кивнул Маркус. — Конечно, сезон только начинается, а она никогда еще не проводила сезон в Лондоне. Мы уже получили множество приглашений, и я уверен: она с радостью примет участие ю всех празднествах.

— А ты? Учитывая твое нынешнее состояние…

— Мне не до праздников, — перебил Маркус. — Боюсь, что на всякого, кто пригласит ее хотя бы танцевать, буду смотреть с непозволительным подозрением. Что се касается Холкрофт-Холла… Да, полагаю, Гвен понравится наше имение. А ты как думаешь? Во всяком случае, на должна его увидеть. И окрестности там в это время очень хороши…

Маркус погрузился в размышления. Минуту спустя вновь заговорил:

— К тому же я мог бы воспользоваться случаем и поговорить о покупке домика… Там есть небольшой домик, который пустовал во время моего последнего приезда. Но тогда мне не удалось найти хозяина. Возможно, на сей раз мне повезет, и я смогу поговорить с ним.

— Вот и прекрасный ответ на твой вопрос. Ты останешься наедине с молодой женой, и твои страхи пройдут сами собой. — Реджи пристально взглянул на друга. — Я уверен, Маркус, твои опасения беспочвенны. Стоит только взглянуть на эту леди, чтобы понять: ты ей бесконечно дорог. Готов держать пари на все мое состояние, что эта женщина любит тебя, хотя и заявляет, что любовь ее не интересует. — Реджи усмехнулся и добавил: — И ты, приятель, тоже влюблен.

— Какой вздор… — проворчал Маркус. Однако последние слова друга заставили его серьезно задуматься.

«Конечно же, я никак не мог ее полюбить, — говорил себе Маркус. — Но как быть с наблюдениями Реджи касательно чувств Гвен? Неужели она влюблена в меня?»

Разумеется, жена прекрасно к нему относилась. Более того, он не раз замечал, что она смотрит на него с нежностью. Наверное, и он на нее смотрел точно так же. Но любовь ли это? Впрочем, даже если и так — ничего страшного. Действительно, почему бы ей не полюбить его?

Но если Реджи прав, если жена его любит, то, может быть, и он влюблен? В данный момент Маркус не знал, какие именно чувства он испытывает. Но знал наверняка, что ни за что не расстанется с Гвен.

Кроме того, он решил, что скоро увезет Гвен из Лондона, увезет туда, где никто не сможет отобрать ее у него. Там, в Холкрофт-Холле, он попытается выяснить, действительно ли любовь застала его врасплох.

Маркус надеялся, что любовь не погубит их обоих.

Глава 12

Нет ничего забавнее ситуаций, когда мужчина, гордящийся своим характером, изменяется, а женщина знает, что это ее заслуга.

Франческа Френо

— Итак, что же мне делать? — спросила Гвен, в волнении расхаживая по гостиной.

Мадам Френо, сидевшая в кресле, с невозмутимым видом ответила:

— Ничего.

— Ничего? — переспросила Гвен. Она с удивлением посмотрела на свою бывшую учительницу. — Но как же это? Почему?.. Должна же я что-то предпринять. Не могу же я просто ждать, пока…

— Можете, моя дорогая, — проговорила мадам Френо. — И будете ждать. Нужно воспитывать в себе терпение, Гвендолин.

— Я думала, что уже воспитала его. — Гвен вздохнула. — По крайней мере, когда мистер Трамбл сказал мне, что могут возникнуть сложности с моим опекунством, я решила проявить сдержанность. Но это было утром, а теперь меня не оставляют мысли о том, что может случиться. И еще…

— Что может случиться — только это и важно. — Мадам Френо пристально взглянула на Гвен. — Джентльмен, который сообщил вам эту новость, этот мистер Трамбл…

— Альберт, — пробормотала Гвен.

— Это тот же самый человек, который сообщил вам после смерти вашего отца, что у вас нет ни гроша, да?

— Да, — кивнула Гвен.

— И эти сведения позже оказались ошибочными, да?

— Да, но…

— Даже если его неопределенное сообщение окажется на сей раз точным, у вас еще будет время решить, что предпринять. Кроме побега, разумеется. Мне было бы крайне прискорбно, если бы вы снова решились на это. И я уверена, что мы сумеем найти гораздо более приемлемый выход из положения, если потребуется. А теперь сядьте, Гвендолин, — мадам Френо кивнула на диванчик, — у меня от вашего хождения в глазах рябит.

Гвен опустилась на диван.

— Но я не могу потерять девочек. Это моя семья. У них никого нет, кроме меня. И у меня никого нет, кроме них.

Мадам Френо взглянула на нее с укоризной:

— А ваш муж? Разве не он теперь ваша семья?

— Да, разумеется, — кивнула Гвен. Она старалась не смотреть в глаза старшей подруге. — Но Маркус… он…

— Умный и порядочный. И я подозреваю, что у него доброе сердце. — Какое-то время мадам Френо молча смотрела на Гвен. Наконец спросила: — Когда вы намереваетесь сказать ему о девочках?

— Скоро, — уклончиво ответила Гвен.

— А что, по-вашему, означает слово «скоро»?

— Не знаю. — Гвен нахмурилась и поднялась с дивана. Но, перехватив взгляд мадам Френо, тотчас же снова села. — Я действительно не знаю.

— Дорогая моя девочка, ваши страхи мне понятны. Они очень даже обоснованны. Мужчины, которых вы встречали в жизни, были не очень-то надежными, в том числе и ваш отец.

— А что, если Маркус ничем не лучше? — Гвен очень не хотелось говорить об этом вслух, но ничего не поделаешь. — Что, если доброта и внимание, которые он проявляет ко мне, не распространятся на моих племянниц? Что, если…

— Что, если луна на самом деле из сыра? — Мадам френо покачала головой. — Гвендолин, я понимаю, что доверие дается вам нелегко, но вы же умная женщина. Подумайте, за какого человека вы вышли замуж. Он ничего не сделал, чтобы вызвать у вас подозрение.

— Мне кажется, он не хочет иметь дочерей, — тихо проговорила Гвен.

— Это неудивительно. Почти все мужчины не хотят девочек. Он действительно сказал, что не хочет их?

— Ну… во всяком случае, дал понять. Хотя не исключено, что я просто неверно истолковала его слова.

— Теперь вы его жена. И вы могли бы прямо его об этом спросить.

— Да, пожалуй, это было бы разумно. Но очевидно, я не так умна, как вам кажется. — Гвен сложила руки на коленях и потупилась. — Я не вынесу, если окажется, что он не хочет их взять. Неужели им придется жить там, где они не нужны? Лучше уж я… — Она сделала глубокий вдох и проговорила: — Лучше я уйду от него. Но от девочек не откажусь.

— Значит, если придется выбирать, вы предпочтете их, а не его?

Гвен судорожно сглотнула.

— А что еще мне останется?

Мадам Френо довольно долго молчала. Наконец спросила:

— Вы любите его, не так ли?

— Нет, не люблю, — тотчас же выпалила Гвен. Потом вздохнула и добавила: — Я не знаю. Я считала, что не люблю, когда думала о том, чтобы прожить всю жизнь без него. А теперь… — Она покачала головой. — Теперь я уже не знаю, что чувствую. Наверное, я просто… — А, вы скажете, что это глупо.

— Возможно.

Гвен снова вздохнула:

— Я его… вожделею.

— Вожделеете? — Мадам Френо расхохоталась. — Кажется, такого мне еще никогда не доводилось слышать.

— Мне тоже. Но думаю, что это самое подходящее слово. — Гвен ненадолго задумалась. — Когда он со мной, я чувствую себя неповторимой, особенной… Как будто я для него — самое ценное на свете.

— Это когда вы с ним в постели?

— Нет-нет… — Гвен снова задумалась. — То есть… и тогда тоже, конечно. Но и в другое время. Откровенно говоря — постоянно. Иногда он смотрит на меня так, будто я совершенно необыкновенная. И в эти мгновения кажется, что Маркус — самый счастливый человек на свете. И я чувствую себя такой же счастливой. А может, еще более счастливой. И знаете… — Гвен понизила голос, — когда мы с ним переглядываемся за обеденным столом, меня охватывает такая… странная теплота, как будто он на самом деле прикасается ко мне. И он так мило улыбается… У него очаровательная улыбка, и я знаю, что она предназначается только мне. Это как тайна, которая известна только нам одним. — Гвен покачала головой и откинулась на спинку дивана; на лице ее появилась блаженная улыбка. — Это просто удивительно, не правда ли?

39
{"b":"1149","o":1}