ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да-да, ринулся! — закричал Маркус. — И «полет» мне очень нравится. А теперь, когда…

— Я ошибся, Маркус. — В голосе Реджи звучало сожаление.

— Ты уже это говорил, но я все еще ничего не понимаю. О чем все-таки речь?

— Обо всем. — Реджи снова вздохнул и посмотрел Маркусу в глаза. — Я был не прав, а ты — прав.

Какое-то время Маркус смотрел на друга, по-прежнему ничего не понимая. А потом вдруг понял все. И теперь ему стало ясно, какие именно слова Реджи никак не решался произнести.

Маркус вскочил из-за стола и замер на несколько мгновений — ему казалось, что он вот-вот задохнется.

И тут он вдруг услышал странный звук — словно что-то упало с большой высоты и разбилось вдребезги.

И он понял, что это его сердце.

Глава 14

Глупее влюбленного мужчины может быть только мужчина вообще.

Хелен Пеннингтон

— Ты что-то узнал в Лондоне, так? О Гвен и том человеке, которого, как ты был совершенно уверен, не существует?

— Мне очень жаль, Маркус. — Реджи сокрушенно покачал головой, — Я не хотел тебе говорить…

— Ты и не сказал! — Маркус схватил свой стакан и осушил его одним глотком. Потом схватил графин и снова наполнил стакан, однако пить не стал. — Ты ничего мне не сказал!

— Да, конечно… — Реджи пожал плечами. — Это очень сложно сделать, понимаешь?

— Прошу прощения, что так осложнил твою жизнь. — Маркус сделал глубокий вдох и попытался взять себя в руки. — Что ж, выкладывай. Что именно ты узнал? Говори же!

— Я не узнал, — пробормотал Реджи. — Я видел.

— Что же такое ты мог увидеть в Лондоне?..

— Не в Лондоне, а здесь. Так что ты напрасно обвиняешь меня в том, что я молчал.

— Что?!

— Я видел ее, Маркус, Видел… с ним.

— Рассказывай с самого начала!

Реджи немного помедлил, собираясь с духом.

— Видишь ли, я ехал сюда и немного срезал дорогу. Знаешь, можно сэкономить добрые полчаса, если поехать мимо старого дома. — Он взглянул на Маркуса. — Ты знаешь, что там уже живут?

— Да, знаю, — Маркус стиснул зубы. — Дальше.

— Когда я проезжал мимо, я увидел, как к дому подъехал джентльмен. Он сразу же спешился и вошел. Я его не знаю. Он старше нас с тобой, явно богат и, — Реджи доверительно понизил голос, — судя по всему, он явно хотел остаться незамеченным.

— И что потом?

— Я, конечно, подумал, что это странно, поскольку в доме давно никто не живет. И мне стало любопытно — из-за скрытного поведения этого человека. Я готов был держать пари на все мое состояние, что у него назначена амурная встреча…

— Реджи!

— Прости. Так вот, я больше не стал размышлять об этом, только усмехнулся, потому что и сам оказывался в подобных ситуациях. И вдруг вижу — подъезжает твоя жена. Она подъехала прямо к дому и даже не постучала. Просто вошла без всяких колебаний.

Маркус кивнул:

— Понятно. И что же дальше?

— И… и все. — Реджи пожал плечами. — Разве этого недостаточно?

— Нет! — бросил Маркус. — Этого совершенно недостаточно.

Ему нужно было все как следует обдумать и не обращать внимания на то, как колотится сердце у него в груди. Что ж, на первый взгляд и впрямь выглядело так, словно Гвен отправилась на встречу с любовником. Реджи действительно заметил ее и какого-то незнакомого мужчину. Но какие у него доказательства?.. Ведь можно найти сколько угодно убедительных объяснений…

— Маркус!

Да, можно найти объяснения…

— Маркус, о чем ты думаешь?

— Я думаю, Реджи, — Маркус очень старался говорить спокойно, — что ты также склонен делать поспешные выводы.

Реджи с удивлением взглянул на друга:

— Поспешные? Но послушай, то, что я видел, выглядело гораздо убедительнее, чем все твои домыслы. Ведь я видел их собственными глазами. Поэтому и сделал соответствующие выводы.

Маркус криво усмехнулся:

— Ты сделал замечательные выводы.

— Прости, но я…

— Я не буду думать о ней худого, пока не узнаю правды, — решительно заявил Маркус. Впрочем, он прекрасно понимал: сделать подобное заявление гораздо легче, чем думать обо всем этом.

— И что ты собираешься делать?

— Не знаю. — Маркус провел ладонью по волосам. Ведь только сегодня утром они с Гвен говорили о доверии. Как же он может ожидать от нее доверия, если сам не будет ей доверять? — За эти дни я довольно хорошо узнал мою жену. По крайней мере, так мне кажется. После смерти отца она была предоставлена самой себе, и было бы беспричинно с моей стороны ожидать, что ее характер изменится так же быстро, как изменилось ее положение, когда она вышла замуж. Я должен с уважением относиться к ее независимости и скрытности, а также к тому, что она во многом так же осторожна, как и я. Но я не сомневаюсь: она не станет мне лгать.

— Видишь ли, дело в том, что она — женщина. — Реджи покачал головой. — Женщины — совершенно другая порода. Я по собственному опыту знаю, что им никак нельзя доверять.

— Гвен можно, — сказал Маркус; ему очень хотелось верить в это.

— Ты отнесся к этому совсем не так, как я предполагал. Похоже, ты не очень огорчился.

— Неужели? — Маркус рассмеялся. — Ты ошибаешься, уверяю тебя.

— Дело в том, что я ожидал совсем другой реакции. Реджи допил бренди, шагнул к столу и налил себе очередную порцию. — Я хочу, чтобы ты знал: я поехал в Ходкрофт-Холл не сразу же. Я долго ездил, размышляя, рассказать ли тебе или нет. Ты представить себе не можешь как мне было трудно.

— Я очень тебе сочувствую, — проговорил Маркус с сарказмом в голосе.

Реджи сделал глоток бренди и сказал:

— Видишь ли, ты никогда еще не любил. Любовь всегда превращала меня в совершенно иррациональное существо, и, честно говоря, я ожидал и от тебя определенной меры безумия.

— Благодарю за то, что решил мне довериться, но я всегда гордился тем, что перед лицом крушения сохраняю присутствие духа.

— Но ведь перед таким крушением ты еще не оказывался. Кто же знал, как оно на тебя подействует? Ты вполне мог пристрелить вестника.

— Я и сейчас могу, — пробормотал Маркус.

— Я знал, что рискую жизнью и, что еще хуже, ставлю под удар нашу дружбу. Но, в конце концов, я понял, что мне остается лишь одно — все тебе выложить. Я обязан был это сделать, даже если ты теперь меня возненавидишь. — Реджи внимательно посмотрел на друга. — Что ты собираешься делать?

— Насколько я понимаю, у меня есть несколько вариантов. — Маркус сделал глоток из своего стакана. — Я могу поступить так, как поступал всегда, и отойти в сторону. Могу позволить означенной леди идти своей дорогой. Конечно, это не так-то просто, а леди — моя жена. Я мог бы и драться из-за нее.

— Так что же?

— Однако я абсолютно уверен: все это можно объяснить. Я уверен также и в том, что я дорог Гвен. Возможно, она даже любит меня. Более того, я не верю, что все, ч то произошло между нами после свадьбы, было всего лишь притворством с ее стороны. — Он пожал плечами. — Конечно, я могу и ошибаться.

— Но ты не думаешь, что ты ошибаешься, верно?

— Да, не думаю. По крайней мере, мне хочется верить, что она не лжет. Вряд ли она такая хорошая актриса. Маркус принялся расхаживать по комнате. — В тех случаях в прошлом, когда я был связан с женщиной, я всегда сдерживал свои чувства и, как оказалось, поступал правильно. Поэтому для меня было не особенно трудно вести себя достойно и уступать место другому. Теперь же я отдал свое сердце — и именно своей жене. И ее я не уступлю. — Он остановился и посмотрел в глаза Реджи. — Она — моя жизнь.

— Значит… — Реджи сделал паузу, — ты намерен драться из-за нее?

— Я не могу без нее жить, — ответил Маркус и тут же понял, что ничуть не преувеличивает.

Да, он твердо решил, что не отдаст ее. Маркус был уверен, что жена ему не изменила, но если он ошибается, то все начнет сначала. Они все начнут сначала. Он будет ухаживать за ней, пленять ее и обольщать снова и снова, если это необходимо. Он сделает все, чтобы женщина, которую он так любит, не ушла из его жизни. Сделает все, чтобы она осталась с ним до конца его дней.

45
{"b":"1149","o":1}