ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы не пользуемся кровью. — Пейшенс покачала головой.

Маркус взглянул на нее с удивлением.

— Но вы только что сказали…

— Мы плюем. — Хоуп подняла указательный палец и показала, как это делается. — Видите?

Реджи вздохнул с облегчением:

— Ах, я, конечно же, охотно это сделаю.

— Не знаю, Реджи. — Маркус с серьезнейшим видом покачал головой. — Что за кровавая клятва без крови? Разве клятва без крови может иметь такое же значение и такую же силу? У меня есть очень веские сомнения на этот счет.

— Мы всегда делали именно так, — возразила Пейшенс. — И это всегда помогало.

— Все равно это священная клятва, — сказала Чарити. — Конечно, если вы не хотите…

— Нет-нет, конечно, хочу. Символическая кровь — это, наверное, лучше, чем ничего. — И Маркус плюнул себе на палец. — Что теперь?

— Теперь нужно всем потереться пальцами, а потом повторить клятвенные слова — сказала Пейшенс.

— Так я и знал, что должны быть клятвенные слова — прошептал Реджи и бодро плюнул себе на палец.

Спустя некоторое время, после плевания на пальцы и потирания, Хоуп с торжественным видом подняла руки — точно маленькая языческая жрица.

— И я клянусь всей свой кровью, — говорила она с драматизмом в голосе (Маркус едва удерживался от смеха), — что никогда в жизни не нарушу этой клятвы, иначе пусть меня настигнет ужасная и страшная кара.

— Клянусь, — проговорил Маркус со всей искренностью, которой требовал момент.

— Аминь, — отозвался Реджи с энтузиазмом, и девочки разом захихикали. — Хотя мне хотелось бы в точности знать, какая меня постигнет ужасная и страшная кара, если я нарушу клятву.

— Она очень страшная. — Пейшенс печально покачала головой. — — И очень ужасная.

— Это не имеет значения, поскольку никто из нас не собирается нарушать клятву. — Маркус посмотрел на девочек и улыбнулся. Настроение у него было прекрасное.

Существование племянниц объясняло все странности в поведении его жены и, возможно, являлось причиной, по которой она согласилась выйти за него замуж. Он был очень рад, что не поверил Реджи, что прислушался к велению своего сердца, а не к голосу разума.

— А что теперь? — спросил Реджи.

— Теперь, старина, и вы, дамы… — Маркус посмотрел на девочек и улыбнулся. — Я думаю, теперь нам пора домой.

Глава 15

Несмотря на недостатки, присущие мужчинам, а может быть, именно из-за этих недостатков, мы не можем без них жить. Да и какая женщина захотела бы жить без мужчины?

Франческа Френо

Действительно, не о чем беспокоиться.

Снова и снова Гвен повторяла эти слова, пока они не превратились в припев, непрестанно звучащий у нее в голове. Замечания, которые сделал Маркус сегодня во время их прогулки верхом, и то, что она уже знала о его характере, укрепили ее решимость рассказать ему о девочках как можно быстрее. Мадам Френо искренне поддержала ее решение, более того, она считала, что Маркусу уже давно следовало узнать о существовании племянниц Гвен.

После возвращения из домика Гвен не видела Маркуса. Ей было неловко там оставаться, когда туда приехал гость Колетт. Их положение было ужасным, и Гвен хотелось бы как-то помочь им, но помочь этой паре не смог бы никто. К тому же Гвен нужно было думать о своих собственных трудностях.

Когда она вернулась, Маркуса дома не оказалось. Годфри сказал, что он и лорд Беркли уехали куда-то. «Странно, — думала Гвен, — ведь Беркли не ждали так скоро. Хотя, наверное, это не имеет значения. Виконт, судя по всему, часто будет бывать у нас». Она ничего не имела против — этот человек был ей очень симпатичен, — но, наверное, пришло время, чтобы кто-нибудь как-нибудь помог ему найти жену.

Гвен снова и снова мысленно повторяла объяснение, которое она приготовила для мужа, но в какой-то момент, утомленная тревожными раздумьями, уснула.

Проснувшись, она решила, что Маркус, наверное, уже вернулся, и направилась в библиотеку. Когда Маркус бывал дома, он большую часть времени проводил именно в библиотеке, и Гвен подумала, что он и сейчас там находится.

До обеда оставалось еще около часа, и она полагала, что теперь самое время рассказать обо всем мужу. Сначала она думала, что обед — очень подходящее время (можно было бы «случайно» упомянуть о девочках). Потом она решила, что неплохо будет рассказать ему все перед тем, как они лягут в постель, а еще лучше — уже в постели. Но, в конце концов, Гвен пришла к выводу, что не стоит откладывать этот трудный разговор.

Гвен спустилась по лестнице со всем достоинством, приличествующим графине Пеннингтон, хотя в данном случае ее сдержанность объяснялась волнением — она действительно ужасно нервничала, так как по-прежнему не была уверена в том, что муж поймет ее.

И действительно, у нее были причины для беспокойства.

«А впрочем, — подумала она неожиданно, — какова бы ни была его реакция, я все равно могу поступить, как мне захочется». Ведь на лондонском счету, который открыл для нее мистер Уайтинг, у нее имелись собственные деньги, имелся и свой дом. Если Маркус откажется воспитывать ее племянниц, она может обеспечить их и без его помощи. Мадам Френо, наверное, согласится быть при них постоянной гувернанткой, учительницей и компаньонкой. И можно для девочек найти дом в Лондоне — когда они с Маркусом будут приезжать туда, она сможет навещать племянниц каждый день. Конечно, это не лучшее решение вопроса, но все же…

Спустившись вниз, Гвен направилась в библиотеку. Где-то в сумрачной глубине дома прозвучал тихий смех.

Нет, не смех, скорее хихиканье. Наверное, горничная где-то кокетничает с лакеем. За годы своей службы в гувернантках Гвен многое повидала, но всегда отвергала ухаживания мужчин — она слишком хорошо знала: в ее положении подобное недопустимо.

Но если Маркус все-таки откажется взять девочек? Что ж, значит, он не тот, за кого она его принимала. А как же она сможет жить с таким человеком — пусть даже семь с половиной лет?

Гвен подошла к двери библиотеки и сделала глубокий вдох. Затем изобразила на лице приятную улыбку.

Да, ей действительно не о чем беспокоиться.

Она хотела постучать, но потом решила, что имеет полное право входить без стука. Гвен еще немного помедлила, собираясь с духом. Потом отворила дверь и вошла в комнату.

— Маркус! — Она приблизилась к столу и осмотрелась.

— Сейчас его здесь нет. — Лорд Беркли поднялся с кресла и улыбнулся. — Но я уверяю вас, он скоро придет, я жду его с минуты на минуту.

— Рада видеть вас, лорд Беркли. — Гвен тоже улыбнулась, хотя присутствие виконта вызвало у нее некоторое раздражение. Раз он здесь, она скорее всего не сможет открыться Маркусу. С другой стороны, из-за присутствия третьего лица она вполне оправданно могла отложить серьезный разговор. Гвен снова улыбнулась гостю. — Мне казалось, милорд, вы собирались приехать в конце недели?

— А сейчас именно конец недели. — Реджи рассмеялся и поднес к губам ее руку. — У вас очень много общего с вашим мужем.

— Неужели?

— Да-да, уверяю вас. — Реджи усмехнулся. Гвен же не поняла, что он имеет в виду. Хотя какое это имеет значение? Тут виконт подошел к столу и наполнил свой стакан. — Хотите чего-нибудь выпить? Я знаю, где стоят чистые стаканы.

— Значит, вы знаете больше, чем я. — Она покачала головой. — Я все еще пытаюсь запомнить, как добраться из одной комнаты в другую.

— Так я налью? У вашего мужа великолепное бренди.

— Не сомневаюсь. — Она содрогнулась при воспоминании о своем знакомстве с бренди. — Благодарю вас, но, наверное, нет.

— Нет? — Он внимательно посмотрел на нее, потом кивнул. — Тогда, может быть, шерри? Или мадеры? Что вы любите?

Она рассмеялась:

— Дорогой лорд Беркли, можно подумать, что вы хотите меня напоить.

— Что вы, леди Пеннингтон, как вы могли подумать такое? — В голосе Беркли звучало возмущение, а в глазах мелькали веселые искорки. — Я никогда не поступил бы так с замужней дамой. — Он немного помолчал. — По крайней мере, с той, которая замужем за моим другом.

48
{"b":"1149","o":1}