ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я все-таки не понимаю, почему вы непременно хотите отплыть сегодня вечером, — прозвучали в темноте герцогской кареты слова мадам Френо.

— Я уже несколько раз повторила вам: так будет гораздо лучше, — ответила Гвен.

— Лучше или легче?

— И то, и другое, — пробормотала Гвен.

За ночь они с девочками добрались до Лондона без всяких происшествий. Их побег был вершиной глупости, и Гвен возблагодарила небеса за то, что с ними ничего не случилось. Она прекрасно знала, как опасно путешествовать ночью, особенно для женщины с детьми. Судя по всему, девочки тоже это прекрасно понимали. Хоуп сообщила, что Господь Бог особенно заботится о детях и глупцах.

«Очень может быть, что я действительно дура», — думала Гвен. Уезжая от Маркуса, она была совершенно уверена, что поступает вполне разумно. Была уверена, что выхода у нее просто нет. Теперь же она понимала, что, возможно, совершила опрометчивый поступок. Но поворачивать обратно было уже поздно.

— У вас все есть?

Гвен улыбнулась. Этот вопрос тоже уже звучал неоднократно.

— Все, что может понадобиться в плавании.

Покидая Холкрофт-Холл, они ничего с собой не взяли. Но днем она успела кое-что купить. К тому же мадам Френо и Колетт снабдили их самым необходимым, и Гвен была уверена, что они прекрасно доберутся до Америки.

Америка… Гвен покачала головой. Она до сих пор не верила, что снова туда отправится.

Тут в дверцу кареты осторожно постучали.

— Если вы настаиваете… если считаете, что это необходимо, Гвен, тогда вам пора, — сказала мадам Френо.

Дверца распахнулась, и слуга помог Гвен выбраться из экипажа. Из соседней кареты вышли девочки.

По просьбе Колетт герцог предоставил Гвен два экипажа, чтобы отвезти ее и девочек в доки; правда, при этом он посоветовал ей хорошенько подумать — он, как и старшие подруги Гвен, считал, что она поступает неправильно.

Гвен окинула взглядом доки. Судно, пребывание на котором она уже оплатила, должно было отчалить после полуночи, вместе с отливом. Несмотря на поздний час, доки были хорошо освещены, и она прекрасно видела корабль, покачивающийся на волнах.

— Тетя Гвен! — К ней подбежала Хоуп. За малышкой последовали Пейшенс, Чарити и Колетт.

Неужели она допускает ошибку? Ведь если бы она не решилась уехать, эти дети остались бы без защиты… Пусть у Маркуса самые лучшие намерения, но даже граф Пен-нингтон не настолько влиятельный человек, чтобы разрешить эту проблему.

Гвен отбросила все сомнения — так же, как и внутренний голос, настойчиво твердивший о том, что она совершает чудовищную ошибку. Заставив себя улыбнуться, она взглянула на девочек.

— Итак, мы готовы к нашему замечательному приключению?

— Мы, конечно, готовы, но… — Пейшенс смутилась. — Мы хотим знать, почему мы уехали из дома среди ночи.

— Почему мы никаких вещей с собой не взяли? — спросила Хоуп. — У нас их не очень-то много, но мне хотелось бы кое-что взять с собой.

— У меня есть синее платье, которое я очень люблю, — пробормотала Пейшенс.

— Дело вот в чем, тетя Гвен… — Вперед вышла Чарити. — Мы понимаем: что-то случилось. Что-то ужасное. Мы не стали спрашивать вас об этом ночью, потому что вы очень торопились. А сегодня, когда мы не спали, вы уснули. Мадам Френо и мадам де Шабо ничего нам не сказали.

Пейшенс взглянула на сестер и вполголоса проговорила:

— Мадам де Шабо только и делает, что вздыхает. Она что-то бормочет по-французски и все время проигрывает нам в карты. Мне кажется, она даже не пытается выиграть.

— Мы должны знать, что случилось, — заявила Хоуп. — Я понимаю, что мы маленькие, но для своих лет мы очень взрослые. Все так говорят.

Пейшенс кивнула:

— Чарити уже почти взрослая, а я только на два года моложе, поэтому…

— Я очень даже могу сама о себе позаботиться, — перебила Хоуп. — И о собаке могла бы позаботиться.

— Ах, Хоуп, ты все о собаке… — Чарити взглянула на сестру и нахмурилась. Потом снова обратилась к Гвен: — Вот что мы хотим вам сказать. Мы собираемся сесть на корабль, идущий, как мы слышали, в Америку, но понятия не имеем, почему нам надо туда плыть. И мне кажется, будет справедливо, если нам все объяснят.

— Мы же понимаем, что вы покинули дядю Маркуса. — Пейшенс сокрушенно покачала головой. — И мы считаем, что это просто ужас.

— Вот почему мы уверены: по какой бы причине вы ни решили увезти нас так далеко, причина эта непременно очень серьезная. И мы просто хотим знать, что это за причина, — закончила Чарити.

— Наверное, вы правы, — в задумчивости пробормотала Гвен. — Да-да, конечно, вы должны все узнать — это действительно будет справедливо. — Собравшись с мыслями, она вновь заговорила: — Видите ли, мой кузен, лорд Таунсенд…

— Брат Вредины? — спросила Хоуп. Гвен невольно улыбнулась:

— Вот именно. Поскольку лорд Таунсенд теперь глава семьи, а вы трое получаете значительное наследство, мой кузен считает, что именно он должен быть вашим опекуном. И он хочет, чтобы вы вернулись в Таунсенд-Парк и жили там.

— С Врединой?! — в ужасе воскликнула Пейшенс. — Ни за что!

Чарити нахмурилась.

— А дядя Маркус не может что-нибудь сделать? Гвен покачала головой:

— Боюсь, что нет… Вот почему я решила, что нам надо покинуть Англию. Полагаю, что в Америке лорд Таунсенд до нас не доберется.

— А разве нельзя было взять с собой дядю Маркуса? — спросила Хоуп. — Он похож на человека, который не отказался бы от приключений.

— Конечно, мы не могли бы взять его с собой, — сказала Пейшенс. — Такой человек, как он, не может пускаться в подобные приключения.

— Тетя Гвен! — Чарити с любопытством смотрела на тетку. — Разве вы не говорили, что бегством никогда ничего нельзя уладить?

Гвен невольно поморщилась:

— Да, возможно, я сказала что-то в этом роде…

— Сказали-сказали, — закивала Хоуп. — Я хорошо помню.

— Это когда мы собирались спрятаться на корабле и вернуться на острова Общества, чтобы жить на берегу моря и питаться рыбой, — добавила Пейшенс.

— А почему, когда мы хотели убежать, это было неправильно, а когда вы захотели, то это правильно? — Чарити пристально смотрела на тетку.

Колетт рассмеялась, а мадам Френо пробормотала:

— Прекрасный вопрос, Гвендолин. Может быть, у вас найдется достойный ответ?

Хоуп подтолкнула Пейшенс локтем, и девочки усмехнулись.

Гвен медлила с ответом. Наконец, пытаясь изобразить возмущение, проговорила:

— Я очень рада, что все это кажется вам забавным. Разумеется, у меня есть ответ. Видите ли, я…

— Мне тоже очень хотелось бы его услышать, — раздался у нее за спиной голос Маркуса.

Сердце подпрыгнуло у нее в груди. Ее охватили саше противоречивые чувства. «Он, конечно, не позволит шм уехать — и все испортит», — промелькнуло у Гвен. И зсе же она ужасно обрадовалась, услышав голос мужа, — обрадовалась, как никогда в жизни.

Изо всех сил сдерживаясь, чтобы не броситься ему на шею, Гвен пробормотала:

— Но почему же вы…

— Добрый вечер, леди. — Приветствие Маркуса было всовано всем, но смотрел он только на жену. — Чудесная ночь для морского путешествия, не правда ли?

— Наконец-то. — Колетт с облегчением вздохнула. — Мы все боялись, что вы не успеете.

— Все сегодня происходило медленнее, чем хотелось бы, — проговорил Маркус, пожав плечами. При этом у нero был такой вид, словно он извинялся за опоздание к обеду. — Но я все же успел выяснить, какие именно корабли отплывают сегодня в Америку. И знал, что непременно успею… Понимаете, едва мы прибыли в Лондон…

— Мы? — переспросила Гвен.

— Да, — кивнул граф. — Со мной Реджи и ваш родтвенник.

— Вы взяли его с собой? — Гвен казалось, что ее предаали. — Как вы могли?

— Я не мог не взять его, — ответил Маркус — Это было совершенно необходимо. Дело в том, что мы с Уайтингом кое-что узнали и…

— Необходимо для чего? — перебила Гвен. Она пристально смотрела на мужа. — Мне кажется, вы решили, что ничем не можете нам помочь, и теперь из-за вас эти девочки…

60
{"b":"1149","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Снеговик
Жизнь без жира, или Ешь после шести! Как похудеть навсегда и не сойти с ума
Завтрак в облаках
Палач
Аромат от месье Пуаро
Лес тысячи фонариков
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Женя
Атлант расправил плечи